Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

С позиции силы

Иранский ответ на ультиматум стран "шестерки" поставил Запад в затруднительное положение

Наступления 22 августа весь мир ждал с особенным напряжением. В этот день, день окончания месяца мордад по персидскому лунному календарю, власти Ирана должны были дать ответ на ультиматум, выдвинутый странами так называемой "шестерки" - Соединенными Штатами, Великобританией, Францией, Германией, Россией и Китаем, которые от имени Совета безопасности ООН потребовали от Тегерана свернуть свою ядерную программу и остановить работы по обогащению урана в стране. Месяц мордад закончился, Тегеран передал "шестерке" пространный документ на 21 странице с изложением официальной позиции иранского руководства по вышеупомянутой проблеме, западные страны заявили, что начали его читать и обдумывать, но о сути ответа Ирана на ультиматум Запада пока никто, кроме узкого круга посвященных лиц, ничего определенного не знает. Впрочем, все и так догадываются: ответ отрицательный.

"Шестерка" окончательно сформулировала свои предложения Ирану еще 2 июня. Тогда на встрече в Вене министры иностранных дел упомянутых стран одобрили пакет международных инициатив, направленных на то, чтобы побудить Тегеран отказаться от обогащения урана своими силами. В случае положительного ответа Ирану предполагалось оказать помощь в развитии его ядерной программы, предоставить ряд торговых преференций и дать ему гарантии безопасности. Были согласованы такие "поощрительные" меры, как поставка Ирану ядерных реакторов на легкой воде и помощь в развитии иранской авиационной и автомобильной промышленности. Официально крайний срок, до которого Тегеран должен был дать свой ответ на эти предложения, назван не был, но неофициально аятоллам намекнули, что сделать это хорошо бы побыстрее, лучше всего - до начала саммита "Большой восьмерки" в Санкт-Петербурге, проходившего 15-17 июля.

Однако у иранского президента Махмуда Ахмадинеджада были свои планы, и он назначил дату ответа на последний день месяца мордада. Знал ли глава исламской республики о том, что в июле-августе разразится ливано-израильская война, или руководствовался иными соображениями (например, благоприятными фазами Луны), неизвестно, но "шестерка" посчитала, что так долго тянуть нельзя. Поэтому 31 июля состоялось новое заседание Совбеза ООН по иранскому ядерному вопросу, на котором после долгих споров была принята резолюция 1696. Смысл ее сводится к тому, чтобы 1 сентября собраться на новое заседание и обсудить введение против Ирана суровых экономических и других санкций, если Тегеран до 31 августа не прекратит работы по обогащению. Причем если бы не Россия и Китай, традиционно выступающие в поддержку иранского режима, санкции, в соответствии с планом США, вступили бы в действие 1 сентября автоматически, без нового заседания и обсуждения. Теперь же все будет зависеть от того, сумеют ли страны "шестерки", а также временные члены Совета безопасности, договориться о характере мер воздействия на упрямый Иран.

Повторим, что точное содержание иранского ответа пока неизвестно. Но есть веские основания полагать, что Иран не откажется от собственной ядерной программы, чего так хотят члены "шестерки" и, в первую очередь, США (впрочем, не стоит думать, будто Россия спит и видит во сне иранскую ядерную бомбу). Во-первых, потому, что глава Высшего совета национальной безопасности Ирана и главный иранский переговорщик Али Лариджани еще в июле заявлял об окончательном решении тегеранского руководства продолжать производство ядерного топлива "на своей территории". Во-вторых, все высшее руководство Ирана не раз и не два давало понять мировому сообществу, что не боится санкций и не позволит разговаривать с собой языком ультиматумов (тот же Лариджани предостерегал Совбез ООН, что если против его страны будут введены экономические запреты, Тегеран "пересмотрит свою политику в ядерной сфере", которая пока, по крайней мере, на официальном уровне, в самом Иране считается исключительно "мирной"). В-третьих, ряд западных дипломатов, уже знакомых с содержанием иранского ответа, на условиях анонимности сообщили газетам, что на 21 странице документа, поступившего из Тегерана, содержатся встречные предложения иранской стороны странам Запада, прежде всего - Соединенным Штатам, по продолжению дальнейших переговоров и налаживанию добрососедских отношений, а на главный пункт - требование немедленно прекратить обогащение урана - дан недвусмысленный отрицательный ответ.

Наконец, в-четвертых, у Тегерана есть все основания полагать, что в сложившихся обстоятельствах Соединенным Штатам будет очень трудно добиться 1 сентября единодушия от членов "шестерки" и действительно ввести против Ирана хоть какие-то санкции, не говоря о самых жестких. Более того, у Тегерана, похоже, появилась уверенность, что в настоящее время он может ни много ни мало разговаривать с Вашингтоном с позиции силы и открыто посмеяться над усилиями "Большого сатаны", как в Иране принято называть Америку. Уверенность эта базируется на никуда не девшихся разногласиях между членами "шестерки", на зависимости мировой экономики от нефтяных поставок из Ирана и, главный и новый пункт в арсенале иранских доводов, на результатах ливано-изарильского конфликта. Правда, этот последний пункт сработает лишь в том случае, если Белый дом сделает правильные выводы из итогов военной кампании, которую Иерусалим 34 дня вел против боевиков "Хизбаллы" и гражданской инфраструктуры Ливана.

Как пишет американская пресса, в частности, газета The New York Times, из ливано-израильского конфликта, с точки зрения его отношения к Ирану и его ядерной программе, можно извлечь выводы как политического, так и военного характера. Если говорить о первых, то они заключаются в широком недовольстве, накопившемся у многих стран, в том числе членов Совета безопасности ООН, в связи с тем, как США и Франция помогали уладить конфликт. Если США открыто упрекают в том, что те слишком долго не вмешивались в происходящее в Ливане, попустительствуя развернувшемуся там кровопролитию, то Франция попала под огонь критики после того, как, призвав международное сообщество послать в Южный Ливан международный контингент, способный если не разоружить "Хизбаллу", то хотя бы встать между нею и Израилем, внезапно сообщила, что готова отправить на Ближний Восток лишь две сотни своих солдат вместо необходимых там тысяч. Следует иметь в виду, пишет газета, что в голосовании по санкциям 1 сентября будут участвовать все члены Совбеза, и хотя только пять из них обладают правом вето, временные члены могут поддержать позицию России и Китая, которые почти наверняка будут выступать против немедленных жестких санкций в отношении Тегерана, как этого хотят США.

Отчасти о том, в "шестерке" уже активзировались старые разногласия, говорит тот факт, что, получив иранский ответ, американцы вознамерились собрать по этому поводу дипломатическое совещание, куда пригласили европейцев - англичан, французов и немцев - и не пригласили россиян и китайцев. Еще в июне госсекретарю США Кондолиззе Райс удалось добиться от Москвы обещания поддержать введение незначительных санкций против Ирана (таких, как запрет на импорт в страну товаров, связанных с ядерной промышленностью), если тот откажется прекращать обогащение. Однако, отмечают эксперты, теперь этого будет явно недостаточно, чтобы принудить Тегеран к сотрудничеству с международным сообществом, а расчитывать на полную поддержку Москвы всех вашингтонских инициатив не приходится - это отмечают сами американские дипломаты. Кстати, как пишет газета The Washington Post, европейцы уже отказались участвовать в экстренном совещании с американцами. Так, министр иностранных дел Евросоюза Хавьер Солана призвал международное сообщество внимательно изучить иранские предложения и назначил встречу с Лариджани в Брюсселе на текущей неделе. Если Иран действительно оставил лазейку для продолжения переговоров по своей ядерной программе без введения санкций, то, утверждает американская пресса, Госдепу будет очень сложно склонить всех членов "шестерки" к немедленным и жестким действиям.

Больше всего международное сообщество настораживает то, что все предыдущие попытки Вашингтона воздействовать на больные точки так называемого Большого Ближнего Востока приводили лишь к ухудшению положения в этом и без того нестабильного регионе. Европейские дипломаты отмечают, что США за последние пять лет затеяли или поддержали три войны - в Афганистане, Ираке и Ливане, причем все три, начавшись, остановиться пока не могут, порождая все новые жертвы и увеличивая общую нестабильность в мире, а с ней - и повышение цен на нефть.

Особенно наглядно тот факт, что американцы, раз за разом прибегая к силовому решению проблемы, добиваются не желаемых целей, а прямо противоположных, иллюстрирует именно ливанский кризис. По идее, отмечают эксперты, массированная бомбардировка, которой Израиль с явного одобрения США подверг территорию Ливана, должна была послужить грозным предупреждением Ирану (если не генеральной репетицией перед уже назначенными американскими бомбардировками собственно иранских ядерных объектов, как это утверждает американский журналист Сеймур Херш и другие аналитики) и, соответственно, сделать тегеранских аятолл и Махмуда Ахмадинеджада сговорчивее. Однако Иран, утверждает The New York Times, по итогам ливанского кризиса значительно укрепил свои позиции, показав всему миру, каких масштабов кризис он может спровоцировать на Ближнем Востоке руками подконтрольной ему "Хизбаллы".

Помимо этого, отмечают эксперты, ливанский конфликт имеет еще одно важное последствие, связанное уже с собственно военной стороной дела. Армия обороны Израиля, будучи самой мощной силой в регионе, за месяц с лишним так и не сумела добиться поставленных перед ней целей - освободить захваченных в плен солдат, разрушить инфраструктуру "Хизбаллы" и лишить ее возможности наносить ракетные удары по своей территории. В том, что наземная операция ЦАХАЛа по оккупации Южного Ливана до реки Литани длилась всего 48 часов, "виноваты" не военные, а политики, однако провал собственно военно-воздушной части кампании (а именно авиация должна была уничтожить бункеры, склады ракет и пусковые установки шиитских боевиков) - целиком на совести штабистов, причем, если верить Хершу и другим источникам, не только израильских, но и американских.

А это означает, что бомбовый удар по Ирану, возможно, уже спланированный в недрах Пентагона, будет не более эффективным и не даст стопроцентной уверенности в том, что Тегеран остался без возможностей продолжать свою ядерную программу. Столь же безосновательно мнение, что уничтожение значительной части гражданской инфраструктуры страны приведет всплеску общественного недовольства позицией правящего режима и очередной "цветной" революции. Так, утверждает ближневосточный эксперт американского аналитического центра Foreign Policy In Focus, до 12 июля этого года в рядах "Хизбаллы" насчитывалось не более тысячи активных боевиков, ее руководство вело переговоры с прозападно настроенным премьером Фуадом Синиорой о разоружении, а большинство ливанцев отрицательно относились к этой шиитской группировке, проповедовавшей фундаменталистские взгляды и не подчинявшейся центральной власти. После 14 августа военизированное крыло "Хизбаллы" насчитывало уже три тысячи боевиков, а действия ее лидера, шейха Насраллы, одобряли 80 процентов ливанского населения, как шииты, так и сунниты с христианами. По словам бывшего заместителя госсекретаря США Ричарда Армитиджа, которые приводит Сеймур Херш, "единственное, чего удалось пока достичь бомбардировками - это сплочения всего населения Ливана против Израиля". Нет сомнения, что в случае военного нападения США на Иран, иранцы точно так же сплотятся вокруг Ахмадинеджада и его духовных наставников - политический рейтинг иранского президента в его стране уже сейчас значительно превышает рейтинг Джорджа Буша среди граждан США.

Все эти соображения вкупе с еще не устраненной опасностью возобновления ливанского конфликта ставят международное сообщество перед трудной задачей. После всех дипломатических трудов, закончившихся выдвижением ультиматума Тегерану от лица Совбеза, едва ли не впервые согласовавшего свою позицию по иранской ядерной программе, ситуация снова зашла в тупик. Из этого тупика есть три возможных выхода. Во-первых, Совбез может проголосовать за "мягкие" санкции и продолжить переговоры (если Иран после этого на них пойдет), и тогда ООН сохранит лицо, но Вашингтон его потеряет, а Иран продолжит работы по созданию собственного ядерного оружия. Во-вторых, США могут в одностороннем порядке, как это уже было с Ираком в 2003 году, объявить тегеранскому режиму войну - совершенно не факт, пишут аналитики, что Белый дом сделает правильные выводы из итогов ливанской кампании (тот же Буш, например, 14 августа публично объявил о победе Израиля над "Хизбаллой"). В этом случае США сохранят лицо, но его потеряет ООН, а Иран, скорее всего, все равно продолжит работы над бомбой, да еще и спровоцирует на Ближнем Востоке кризис такого масштаба, по сравнению с которым последний ливано-израильский конфликт покажется пустяком. К тому же в этом случае США вряд ли поддержит большое количество союзников - последних трех незакончившихся войн в регионе достаточно для того, чтобы никто не хотел четвертой.

Наконец, есть еще и в-третьих. По словам Али Лариджани, Иран в своем пространном документе, переданном западным дипломатам в последний день месяца мордад, предлагает Америке забыть старые обиды и, демонстрируя готовность к "серьезным переговорам", говорит о возможности совершить прорыв в двусторонних отношениях, которые последние 27 лет прозябают на уровне постоянных ссор и конфликтов. Не приходится сомневаться, что Иран имеет в виду отношения двух равноправных партнеров, ни один из которых не будет впредь пытаться диктовать другому свою волю. Два государства, претендующие на роль региональных и международных лидеров, оба обладающие (в перспективе) ядерным оружием, развитой инфраструктурой и современным промышленным потенциалом, на равных договариваются о совместной политике на Ближнем Востоке, а в перспективе - и во всем мире.

Видимо, в Тегеране считают, что время для настоящего паритета с Вашингтоном пришло.

Дмитрий Иванов

Мир00:0422 августа

Большой китайский брат

Как устроена самая мощная в мире система тотального контроля за населением
Мир00:0220 августа
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?