Лакмусовая бумажка

Слух о том, что Сергей Иванов возглавит "новых левых", стал индикатором состояния общества

Вечером в пятницу в СМИ появилась информация о том, что во главе так называемых "новых левых" - создаваемого на наших глазах альянса Российской партии жизни, «Родины» и Партии пенсионеров - может стать вице-премьер правительства и министр обороны Сергей Иванов. Об этом написало питерское интернет-издание "Фонтанка.ру" со ссылкой на источники в руководстве объединяющихся партий. Причем, в случае успешного завершения процесса объединения, отметило издание, у Иванова появятся перспективы стать кандидатом в президенты от нового альянса.

Это сообщение было немедленно растиражировано во многих он- и оффлайновых изданиях. Сам министр обороны не замедлил опровергнуть появившиеся предположения, назвав их "собачьей чушью", отметив также, что у него и без того есть чем заняться.

Однако не исключено, что этот слух имеет под собой вполне реальные основания. Так, пишет в понедельник "Независимая газета", по словам автора опубликованного на "Фонтанке.ру" материала Алексея Яушева, его источник в питерском отделении союза молодежи "За Родину" сообщил, что такие переговоры идут, хотя и "находятся на самой ранней стадии и могут закончиться чем угодно".

Единственный представитель создающегося триумвирата, у которого "НГ" удалось получить комментарий, первый зампред РПЖ Николай Левичев был весьма загадочен и неконкретен: "Сергей Борисович уже все сказал. Но если в философском смысле – ничего невозможного нет". Поскольку Сергей Иванов сейчас не является партийным человеком, продолжил Левичев, то "больших сложностей для того, чтобы вступить в какую-нибудь партию, не существует: надо только выразить свое политическое волеизъявление адекватным образом, а все остальное – от лукавого". Словом, что называется, "не подтвердил, но и не опроверг".

Между тем генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров в интервью "НГ" высказал мнение, что такой союз выгоден обеим сторонам - и "новым левым", и Сергею Иванову. "Дело в том, что партии нужны авторитетные лица, которым бы верили люди, а Иванову, как кандидату в преемники, нужна для опоры политическая сила, а еще лучше – несколько: в армии всего миллион человек, а избирателей у нас больше 100 миллионов," - отметил Федоров. "Иванов входит в десятку политиков, пользующихся наибольшим доверием россиян, и в тройку тех, за которых те готовы отдать свои голоса на выборах, – пояснил Федоров. – Вступление такого политика должно принести дополнительные очки любой партии, особенно новому объединению, практически не имеющему рейтинговых лиц".
По мнению Федорова, проблема в том, насколько имидж Иванова будет совмещаем с имиджем одного из членов альянса, Партии жизни: "Иванов воспринимается как решительный, жесткий политик, а политструктура Миронова до последнего момента была партией "всего доброго". И вместо ожидаемого усиления партии появление Иванова может просто развалить ее, дезориентировав избирателя".

Забавно, однако, что сама мысль о том, что министр обороны может стать во главе "левой" партии, никому из наблюдателей не показалась абсурдной. Гораздо естественнее было бы услышать известие о том, что Иванова назначили возглавлять "партию власти", хоть у нее уже и имеется вполне благонадежный лидер - настолько сама фигура министра обороны ассоциируется с образом "верного путинца", неутомимого строителя "вертикали власти", словом, со всем тем, что олицетворяет собой "Единая Россия". Кроме того, Иванов - то, что называется "государственник", типичный "ястреб" в правительстве Фрадкова, известный своей твердой позицией по таким вызывающим напряжение в обществе вопросам, как, например, отмена отсрочек от армии, введение "службы по контракту", дедовщина и так далее. В то же время само понятие "левая партия" предполагает некую "борьбу за права трудящихся", защиту населения от наступления "железной пяты" государства - то есть такая партия по определению обязана непримиримо выступать, например, против отмены этих самых отсрочек. Шизофрения какая-то получается, не правда ли? Одним словом, весьма знаменательно, что никого не взяла оторопь от самой возможности такого тандема - Иванов и "новые левые".

Что же это за "новые левые" такие, которых отнюдь не пугает перспектива быть возглавленными человеком, олицетворяющим собой все то, против чего они, собственно, собираются бороться? Со "старыми левыми" такой номер бы не прошел. Это все равно, как если бы, к примеру, партию большевиков вдруг возглавил военный министр царского правительства. Сам факт, что такое предположение не вызвало никакой специфической реакции у сторон - ни у самих "левых", ни у Иванова, ни у общественного мнения, говорит о многом - в первую очередь о том, чем же на самом деле являются партии, позиционирующие себя как "левые".

Утечка информации, сама того не желая, стала пресловутой "лакмусовой бумажкой", лишний раз продемонстрировавшей обществу, какую глобальную подмену понятий производит власть. И почва для этой подмены в умах уже вполне готова, она даже уже произошла - в конце концов, какая разница, какой "преемник" будет лидером второй государственной партии, суть ее от этого не изменится. А вот как она будет называться - это, с точки зрения строителей двухпартийной системы, очень даже важно - электорату и всему прочему миру обязательно должны быть предъявлены "левые", хотя бы и "новые", с крепким государственником во главе. Так вернее будет.

Татьяна Щеглова