Проверка смертью

Многие СМИ пожертвовали корпоративной солидарностью ради интересов страны

Убийству журналистки "Новой газеты" Анны Политковской российские телеканалы уделили немало внимания, однако сделали все возможное для того, чтобы у зрителей не сложилось впечатления, что эта смерть имеет хоть какое-то политическое значение. Первый официальный комментарий Владимира Путина, сделанный лишь на четвертый день после убийства, свидетельствует о том, что телевидение поступило правильно.

Анна Политковская была застрелена в субботу около 16 часов, а к 17 часам информация об убийстве стала появляться на лентах агентств. Однако ни один телеканал не прервал развлекательные программы, чтобы передать в эфир экстренный выпуск и не внес корректировку в дальнейшее расписание. По информации "Коммерсанта", первым об убийстве сообщили "Вести" ("Россия") в 17 часов. В запланированных выпусках передали информацию "Первый канал", "Рен ТВ", НТВ, "Россия" и "ТВ Центр". Во многих случаях новость об убийстве журналистки была главным сюжетом информационной программы, однако телеканалы демонстрировали умеренность и аккуратность в комментариях. По словам ведущего "Вестей", Политковская стала "широко известной после ряда своих журналистских расследований и материалов о событиях в Чечне и других республиках Северного Кавказа". На "Первом канале" в 21:00 отметили, что только при таких журналистах "существует гражданское общество". На НТВ позволили себе больше других и назвали погибшую "одним из самых бесстрашных журналистов России", которая "никогда не боялась критиковать власть и отстаивать свое мнение", и являлась "одним из самых бескомпромиссных оппонентов российской власти".

Гораздо меньше о Политковской говорили в воскресенье, когда на федеральных "кнопках" выходят итоговые программы. Так, "Вести недели" сообщили об убийстве журналистки только на 44-ой минуте, после нескольких сюжетов о российско-грузинском конфликте и продолжительного интервью с министром обороны Сергеем Ивановым. Ведущий передачи Сергей Брилев не стал снимать отдельного сюжета, ограничившись полутораминутным закадровым текстом, наложенном на видеоряд. Петр Толстой с новости о Политковской начал свое воскресное "Время", однако потратил на нее еще меньше времени, чем Брилев. Лишь на НТВ начали итоговый выпуск с сюжета об убийстве Анны Политковской. Однако и здесь не было попытки проанализировать событие - журналисты ограничились сбором подробностей, перечислением версий и опросом известных журналистов, коллег убитой.

Похожим образом на следующий день событие освещали газеты, подконтрольные государству, например "Российская газета" и "Известия". Совсем иначе новость подавалась в либеральных изданиях. Так, "Коммерсант" предупреждал, что убийство Политковской может привести к череде отставок в Чечне. "Если прокуратура получит добро от властей России на отработку политической версии убийства", то "дальнейшая карьера многих чеченских чиновников и командиров окажется под угрозой даже вне зависимости от их причастности к смерти журналистки", писала газета.

Почему некоторые СМИ упорно не замечали политический контекст события? Ответ на этот вопрос дал президент на пресс-конференции во вторник. "Жестокое убийство женщины, матери само по себе направлено и против нашей страны, России, и против действующих властей в России... Степень ее [Политковской] влияния на политическую жизнь в стране была минимальной", - сказал Путин. В заявлении президента важны две вещи. Во-первых, он предлагает рассматривать убийство Политковской как преступление против женщины и матери, но не журналистки. А во-вторых, просит не преувеличить значение Политковской для России, которое, по мнению главы государства, минимально. В общем СМИ поступили правильно - ради такого события не прерывают новости на телевидении, его не анализируют в итоговых программах и если освещают, то как криминальную историю (подробности, версии).

Такая позиция расходится с точкой зрения Московской хартии журналистов. Во вторник утром организация, объединяющая авторов, пишущих на политические темы, распространила заявление, в котором смерть Политковской была названа "невосполнимой потерей". "Ее убийство произошло в тот момент, когда в России почти не принято говорить ни о Чечне, ни о правах человека... Мы воспринимаем убийство Анны Политковской как прямой вызов всей российской журналистике. Судьба нашей коллеги – это подтверждение того, что журналисты, не желающие подчиняться давлению, презирающие самоцензуру и честно выполняющие свой долг, подвергаются серьезному, а в случае с Анной Политковской - смертельному риску", - говорилось в документе. Хартия осудила российского президента, который официально прокомментировал убийство Политковской только на четвертый день. "Нам непонятно, почему убийство Анны так и не было осуждено главой государства (заявление было обнародовано до выступления Путина. - Ред.). Означает ли это, что руководство нашей страны относится к гибели одного из самых известных журналистов России как к незначительному событию? Или отношение официальных лиц к деятельности Анны Политковской было настолько неприязненным, что ее гибель от пуль убийцы не вызывает сожаления? Мы ждем ответа", - говорилось в заявлении.

Ни этому заявлению, ни ответу президента в подконтрольных государству СМИ не было уделено должного внимания. По информации "Евроньюс", вопрос о Политковской стал первым вопросом на пресс-конференции в Германии. Однако не с ответа на него российские телеканалы и некоторые газеты начинали свои репортажи. В материале из Германии, который был показан во вторник в ночном выпуске новостей на "Первом", акцент был сделан на энергетике, а ответ президента упоминался как бы вскользь. Так же поступили "Известия", которые поместили заявление главы государства по Политковской ближе к концу статьи. При этом газета оговорилась, что это "с точки зрения германских СМИ" убийство журналистки является "темой номер один для обсуждения с российским президентом".

Освещение убийства Политковской в российских СМИ свидетельствует о большом запасе прочности подконтрольной информационной системы. Ведь встряхнуть ее не смогла даже корпоративная солидарность.

Владимир Моторин