Кто больше

Живописные аукционы разогреты реституционными исками

7 и 8 ноября 2006 года в Нью-Йорке прошли два аукциона по продаже произведений искусства европейских художников XIX и начала XX веков. Если состоявшиеся первыми торги дома Sotheby's несколько охладили пыл наблюдателей, предрекавших многочисленные рекорды, то день Christie's потряс даже видавших виды оптимистов. За два с половиной часа было продано картин и скульптур на без малого полмиллиарда долларов.

Три D и одно R

В мире аукционистов принято учитывать фактор "трех D", влияющий на предложение на рынке. Три "D" - это debt, divorce, death, то есть долг, развод, смерть. Первые два обстоятельства вынуждают владельцев распродавать свои сокровища, третье часто приносит на рынок целые коллекции. В 2006 году эксперты заговорили о факторе "R" - реституции - и оказались весьма прозорливы.

Флагманом торгов Christie's 8 ноября оказались полотна австрийского экспрессиониста Густава Климта: четыре картины ушли более чем за сто миллионов долларов. Самой дорогой из них, как и ожидалось, стал "Портрет Адель Блох-Бауэр II", доставшийся анонимному коллекционеру, торговавшемуся по телефону. Когда ведущий аукциона объявил итоговую сумму - 87,9 миллиона долларов, зал разразился аплодисментами.

Стоит отметить, что проданные на Christie's работы Климта до января 2006 года находились в собрании венской галереи Бельведер. Их и еще одно полотно - "Портрет Адель Блох-Бауэр I" - у Австрии отсудила наследница довоенных владельцев картин Мария Альтман, которая вскоре объявила о намерении продать их. Таким образом, на арт-рынке появились полотна исключительной ценности с идеальным провенансом (происхождением). Они не могли не привлечь внимание коллекционеров. Уже в июне "Портрет Адель Блох-Бауэр I", или "Золотую Адель", за 135 миллионов долларов купил Рональд Лаудер, владелец косметической империи Estee Lauder, опытный инвестор и дипломат. Чуть позже Лаудер объявил о готовности поучаствовать в аукционах, где будут выставлены прочие полотна Климта из галереи Бельведер.

По сведениям газеты The New York Times, нью-йоркская галерея Лаудера Neue Galerie не умножила количество своих Климтов на торгах Christie's. Зато в ее собрании появилось ценное полотно Эрнста Людвига Кирхнера, немецкого экспрессиониста. Эта картина также попала на рынок из государственного музея - берлинского "Брюке". Наследники ее довоенных владельцев, также как и Мария Альтман, отсудили "Уличную сценку" по закону о реституции и выставили его на торги. Лот значился в каталоге аукциона с оценкой 18-25 миллионов долларов. Neue Galerie после трудных торгов смогла приобрести его за 38 миллионов.

Накануне аукциона дом Christie's решил снять с торгов один из своих главных козырей - "Портрет Анхеля Фернандеса де Сото" кисти Пабло Пикассо. Одна из немногих оставшихся в частных руках картин "голубого периода" художника, оценивавшаяся в 60 миллионов долларов, тоже оказалась втянута в реституционные разбирательства: за нее борется гражданин Германии, чьи родственники расстались с Пикассо под давлением нацистов накануне Второй мировой войны.

Еще цифры

На фоне ажиотажа, царившего вокруг Климта и Кирхнера, рекорд стоимости для Поля Гогена, одного из самых востребованных живописцев, прошел почти незамеченным: полотно "Человек с топором" ушло за 40,3 миллиона долларов. Эта цифра уложилась в оптимистичную оценку экспертов, предрекавших картине от 37 до 45 миллионов.

Эгон Шиле, австрийский экспрессионист, чьи картины редки и ценятся высоко, стал также одним из героев торгов: его пейзаж "Одинокий дом" ушел с молотка за 22,4 миллиона долларов. Эта цифра превзошла рекорд, поставленный в 2003 году на лондонских торгах Sotheby's, когда за "Вид на Крумау" коллекционер заплатил 12,6 миллионов фунтов стерлингов (21,2 миллиона долларов).

За 9 с лишним миллионов на Sotheby's был продан пейзаж Василия Кандинского "Озеро Старнберг". Эта цифра далека от 19 миллионов, уплаченных за его "Фугу" в 1990 году, но свидетельствует о неослабевающем интересе к русскому авангарду.

***

К вечеру 8 ноября присутствовавшие на аукционе эксперты изъяснялись, судя по прессе, исключительно восклицаниями, смысл которых сводился к тому, что никто и никогда еще не видел такого ажиотажа. Впрочем, Эндрю Фабрикант (Andrew Fabricant), один из видных нью-йоркских дилеров, сумел подвести итог произошедшего: "Дело не столько в деньгах, которые были новейшего на аукционе, а в том, что эти торги меняют перспективы купли-продажи новейшего искусства". Эксперт имел в виду грядущие 15 и 16 ноября аукционы по продаже послевоенной живописи. Другой нью-йоркский дилер, Стюарт Уолцер (Stewart Waltzer) в своем обозрении для интернет-сайта artnet.com обобщил ситуацию: "Раньше мы спрашивали: "Откуда вы знаете, сколько платить, если не знаете, сколько это стоит?" Теперь вопрос звучит иначе: "Откуда вы знаете, сколько платить, если вам все равно, сколько это стоит?"

Юлия Штутина