Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Душа "ЮКОСа"

В Лондоне скончался основатель и "душа "ЮКОСа" Юрий Голубев

В Лондоне 7 января скончался один из основателей нефтяной компании "ЮКОС" Юрий Голубев. Тело Голубева было обнаружено в его лондонской квартире. По словам бывшего акционера Group MENATEP Константина Кагаловского, близко знавшего покойного, причиной смерти мог стать сердечный приступ. Со своей стороны, полиция Великобритании воздерживается от каких-либо комментариев по данному вопросу. Юрию Голубеву было 64 года. В Лондон он перебрался после 2004 года, вероятно, опасаясь преследования со стороны российского правосудия.

Сведения о деятельности Юрия Голубева как до, так и после его прихода в НК "ЮКОС" достаточно скудны. Известно, что Голубев родился 14 ноября 1942 года. В 1966 году закончил МГУ имени М. В. Ломоносова. В 1970-80-х являлся высокопоставленным сотрудником внешнеторгового представительства СССР, работал в Канаде. В начале 90-х Голубев пришел в АО "Нефтяная компания "ЮКОС", созданную 15 апреля 1993 года в результате объединения ряда нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих и химических предприятий, главными из которых стали "Юганскнефтегаз" и "КуйбышевОргСинтез" - (ЮКОС).

Голубев тесно сотрудничал с руководителем компании Сергеем Муравленко. Однако о его вкладе в развитие "ЮКОСа" в период до 1995 года судить достаточно сложно. Известно, что в 1993-1995 годах "ЮКОС" переживал весьма нелегкие времена, находясь под влиянием общероссийского экономического кризиса, затронувшего, в том числе, нефтяную отрасль. Задолженность "ЮКОСа" по зарплате и налогам к 1995 году достигла около одного миллиарда долларов США, в то же время наблюдалось резкое сокращение нефтедобычи. Однако были и некоторые позитивные изменения: в 1995 году "ЮКОС" перешел на единую акцию, что позволило упростить систему управления внутри компании и создало благоприятные предпосылки для привлечения инвестиций.

В 1995 году Михаил Ходорковский, возглавлявший тогда банк "МЕНАТЕП", направил первому вице-премьеру Олегу Сосковцу письмо, предложив передать в собственность государства 10 процентов акций банка в обмен на 45 процентов "ЮКОСа". Предложение не было принято. Вместо этого 45 процентов акций, формально закрепленных в государственной собственности, были выставлены на залоговый аукцион, а еще 33 процента - на инвестиционный конкурс. По итогам аукциона и конкурса акции "ЮКОСа" приобрела фирма "Лагуна", являвшаяся дочерней компанией "МЕНАТЕПа".

Сразу проведения аукциона был поднят вопрос о его правомочности: регистрацией участников заведовал все тот же "МЕНАТЕП", который по формальным причинам отклонил регистрацию своих основных конкурентов - консорциума из "Инкомбанка", "Альфа-Банка" и банка "Российский кредит" - предлагавших за "ЮКОС" более высокую цену. Примечательно, что тот же Константин Кагаловский, ставший впоследствии близким другом Юрия Голубева, прямо заявил: "ЮКОС" будет нашим". О роли Голубева, одного из руководителей "ЮКОСа", в момент подготовки аукциона и "отбора" покупателей можно только гадать. Вряд ли она была определяющей. Однако после того, как в апреле 1996 года команда менеджеров во главе с Ходорковским временно оставила "МЕНАТЕП" и перешла на работу в "ЮКОС", Голубев остался работать в компании. Вместе с Сергеем Муравленко, Виктором Казаковым и Виктором Иваненко он вошел в состав так называемой "доменатеповской" группы менеджеров.

О том, как дальше развивалась карьера Юрия Голубева, сведений также немного. Это отчасти объясняется корпоративной политикой, общей в то время почти для всех российских компаний - не раскрывать имена своих главных владельцев, инвесторов, управленцев и структуру функционирования в целом. Во всяком случае, очевидно, что Голубев сумел успешно пережить многочисленные реструктуризации, последовавшие за приходом в "ЮКОС" Ходорковского.

В конце 1997 года в "ЮКОСе" было введено внешнее управление, переданное в руки специально созданной Ходорковским компании "РОСПРОМ-ЮКОС", которую возглавил Сергей Муравленко. В следующем 1998 году она была реорганизована в ООО "ЮКОС-Москва". Тогда же внутри компании были созданы две параллельные структуры: "ЮКОС ЭП", отвечающая за производственную сферу (собственно добыча нефти), которую возглавил "доменатеповец" Виктор Казаков, и "ЮКОС РМ", занимающаяся переработкой и маркейтингом, возглавляемая Николаем Бычковым.

Сам Юрий Голубев в 1997 году занимал пост директора развития бизнеса и международных связей в "РОСПРОМ-ЮКОСе". В 1998-99 годах работал главным специалистом Дирекции стратегического планирования и корпоративных финансов управляющей компании "ЮКОС-Москва". В 1999 году стал директором по развитию бизнеса в "ЮКОС ЭП". В 2000 году Голубев вошел в состав совета директоров НК "ЮКОС". Одновременно он приобрел небольшой пакет акций (4,5 процента) Group MENATEP Limited, компании зарегистрированной в Гибралтаре, в распоряжении которой находились около 61 процента акций НК "ЮКОС". По некоторым оценкам, на 2003 год состояние Голубева составило 290 миллионов долларов.

При этом должности, занимаемые Юрием Голубевым, не были своего рода синекурами - его авторитет и влияние на политику компании были весьма весомы. Особенно ярко это проявилось в 2003 году после арестов возглавлявшего Group MENATEP Платона Лебедева и главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. Именно к Голубеву в соответствии с "чрезвычайной схемой" перешло управление 80,5 процентами акций основного акционера "ЮКОСа" Group MENATEP по вопросам, связанным с голосованием 60,5 процента акций "ЮКОСа". В отсутствие Ходорковского, находящегося в предварительном заключении, Голубев вместе с другими высшими менеджерами, Юрием Бейлином и Александром Темерко, вел переговоры по объединению "ЮКОСа" с другой нефтяной компанией, созданной Романом Абрамовичем - "Сибнефть". В том же 2003 году он был переизбран в качестве "независимого консультанта" в совет директоров "ЮКОСа", войдя в состав Исполнительного комитета и Комитета по финансовым вопросам.

Юрий Голубев принадлежал к группе высших менеджеров компании, таких как председатель правления "ЮКОСа" Стивен Тиди, президент "ЮКОС-ЭП" Юрий Бейлин, первый вице-президент Михаил Трушин, которые пытались найти выход из конфликта с Кремлем путем "цивилизованной" передачи активов "ЮКОСа" в руки государства и сохранения компании как производственной единицы. По некоторым данным, именно Голубев и Бейлин сумели убедить Михаила Ходорковского выдвинуть на пост председателя совета директоров бывшего главу Центробанка России Виктора Геращенко, который, по их убеждению, смог бы "полюбовно" договориться с правительством и вывести дело "ЮКОСа" из политической плоскости. Таким образом, во многом благодаря усилиям Юрия Голубева 24 июня 2004 года Геращенко был избран председателем совета директоров.

Однако привлечение Геращенко не принесло ожидаемых результатов. Никто из кремлевской администрации не желал вести с ним переговоров относительно дальнейшей судьбы "ЮКОСа". Более того, ситуация только ухудшилась. Уже в июле консорциум иностранных банков, среди которых Societe Generale, Citigroup, Commerzbank, Credit Lyonnais, Deutsche Bank, HSBC и ING, уведомил "ЮКОС" о предстоящем дефолте и начал проводить списание средств со счетов компании в рамках погашения ранее взятого кредита. В декабре 2004 года с аукциона была продана одна из основных производственных компаний, входящих в НК "ЮКОС", ОАО "Юганскнефтегаз". Система управления была фактически разрушена, работа управления делами, юридического департамента, казначейства и службы по связям с государственными органами практически прекратилась.

В декабре 2004 года из-за опасений возможных судебных преследований компанию Россию покинули председатель правления компании Стивен Тиди и финансовый директор Брюс Мизамор. Кроме того, совет директоров ЮКОСа покинули иностранные представители Жак Косьюско-Моризе, Сара Кэри и Радж Кумар Гупта. В стране осталась только "русская" часть совета директоров, представленная в основном "доменатеповской" группой менеджеров: Сергей Муравленко, Виктор Иваненко, Виктор Казаков и Юрий Голубев.

Однако в январе 2005 года депутат от Великобритании в Европарламенте Брюс Малкольм заявил, что российские члены совета директоров "ЮКОСа" попросили его через одного из высокопоставленных сотрудников Group MENATEP предоставить им политическое убежище в Великобритании. Малькольм отказался назвать имена, однако добавил, что эта просьба будет скорей всего удовлетворена.

Вероятно, так и произошло. Неизвестно, когда точно, но Юрий Голубев все же перебрался в Лондон. Необходимый импульс его решению мог придать приговор Платону Лебедеву и Михаилу Ходорковскому, вынесенный 1 июня 2005 года, по которому они получили по девять лет в колонии общего режима. К тому же, даже оставаясь в России, Юрий Голубев, как и многие другие высшие менеджеры "ЮКОСа", уже ничего не решал. Тем не менее, как заявил прежний вице-президент "ЮКОСа" Александр Темерко, Голубев был "душой ЮКОСа" и продолжал бороться за его выживание "до последнего".

Алексей Демьянов