Госстрах

В Госдуму внесен законопроект, позволяющий властям запрещать и отменять любые митинги и шествия

Предстоящий выборный год, видимо, вызывает у властей желание подстраховаться от непредсказумого поведения электората. Накануне стало известно, что в Думу представителями сразу четырех фракций, что, как правило, свидетельствует о "руке Кремля", внесен законопроект, серьезно ужесточающий правила проведения публичных мероприятий и фактически позволяющий властям отменять любые массовые акции в целях предотвращения "противоправных действий". Кроме того, митинги и шествия могут быть запрещены накануне и сразу после выборов всех уровней.

Авторами поправок к закону "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" стали члены фракции "Единая Россия" Павел Воронин, Игорь Баринов и Владимир Семаго, лидер фракции ЛДПР Игорь Лебедев, Андрей Жуков ("Родина") и Геннадий Селезнев из фракции "Родина" ("Народная воля"–СЕПР–"Патриоты России").

Источник в администрации президента заверил "Коммерсант", что инициатива разработки этого законопроекта принадлежит самим депутатам. Тем не менее, он полагает, что поправки наверняка будут поддержаны Думой, поскольку являются "правильными".

"Правильные" поправки

Согласно законопроекту, региональные или местные власти получают право на целый месяц — за две недели до выборов и две после — запретить все публичные мероприятия, кроме собраний.

Кроме того, авторы поправок предлагают запретить митинговать у воинских частей и других учреждений вооруженных сил, а также в местах, где "невозможно обеспечить безопасность участников массовых мероприятий".

Сужается также круг возможных организаторов митингов и демонстраций. Согласно законопроекту, ими не могут быть осужденные или имеющие не снятую судимость за экстремизм, а также подвергнутые административному наказанию за пропаганду и демонстрирование нацистской символики (до окончания срока наказания). Собирать людей на митинг в течение полугода не смогут лица или организации, в отношении которых прокуратура вынесла предостережение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности.

Главным новшеством стало предложение предоставить субъектам и органам самоуправления уже вне зависимости от предстоящих или прошедших выборов право отменять уже разрешенные ранее публичные акции, если есть достоверная информация о том, что в ходе их проведения планируется осуществить противоправные действия, которые могут "повлечь за собой нарушение прав и свобод человека, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности и собственности", и даже вводить месячный мораторий на их проведение в регионе. При этом мероприятие может быть отменено "не позднее дня, предшествующего его проведению". Правда, особо оговаривается, что, собираясь отменить то или иное публичное мероприятие, власти обязаны обратиться за разрешением в суд, который должен подтвердить факт готовящихся противоправных действий.

Как прокомментировал эту норму "Ведомостям" один из авторов законопроекта, Павел Воронин, "если власти страны или региона объявляют о возможности террористической опасности, то это основание для запрета митинга". По его словам, режим, связанный с чрезвычайной ситуацией, может ввести любой губернатор.

Аргументируя необходимость введения таких поправок, в пояснительной записке авторы инициативы ссылаются на практику ряда государств, таких как Германия, Дания, Италия, а также Латвии, Литвы и Эстонии, где действуют аналогичные положения.

"За"

Авторы законопроекта, конечно же, утверждают, что руководствуются исключительно благими целями. Так, Владимир Семаго заявил "Коммерсанту", что основная цель предложенных поправок - "оградить общество от невольного вовлечения в акции протеста". "При проведении любых митингов и шествий существует опасность провокации общества и вовлечения в конфликт людей, которые от этого конфликта далеки, – пояснил депутат. – Сотни людей, например, таким образом стали невольными участниками событий 1991 и 1993 годов в Москве".

При этом, по мнению Семаго, проявлять гражданскую позицию необходимо в четко отведенных местах: "Если люди что-то хотят донести до общества – пусть снимут зал, пригласят прессу, а не перегораживают улицы и бьют стекла". В то же время депутат отверг предположения об антиоппозиционной направленности поправок: "Свои подписи под этой инициативой поставили представители всех фракций, поэтому действие закона будет распространяться и на "Родину", и на "Единую Россию" в равной степени".

Павел Воронин, которого цитируют "Ведомости", в свою очередь отметил, что законопроект направлен против националистических организаций, вспомнив при этом митинги Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) в Кондопоге, и подчеркнул, что "волна национализма заставляет ваххабитские силы объединяться, на юге России взорвать ситуацию можно в одну секунду". При этом, по мнению Воронина, ничего опасного для демократии в предложенных корректировках закона нет.

Еще один автор инициативы, Геннадий Селезнев, сообщил изданию, что подписал законопроект с оговоркой, что ограничение на манифестации после выборов составит не две недели, а одну. В то же время, по мнению депутата, публичные мероприятия должны организовывать достойные люди, а не "маргинальные личности" и "профашистские" организации, которые пытаются проводить демонстрации.

"Против"

Коллеги

Надо отметить удивительное единодушие, с которым отнеслись к предложениям Семаго и компании их коллеги по Госдуме.

"Такого нет даже в авторитарных государствах", - приводят "Ведомости" реакцию депутата Владимира Рыжкова. Этот закон, по мнению Рыжкова, "откровенно антиконституционен" (ведь граждане имеют право в любой момент собираться мирно, без оружия) и вносится, чтобы избежать "майдана".

С Рыжковым согласен и заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников, который сообщил "Независимой газете", что законопроект написан "в духе всех тех авторитарных изменений, которые и раньше вносились в законодательство. Если изменения будут приняты, то проблем у нас прибавится". Совершенно очевидно, заметил Мельников, что "власть боится акций протеста, понимает, что к старым запретам уже все приноровились, и поэтому ищет новые способы избавиться от голоса народа, администрация президента преследует одну цель: разорвать связь оппозиции с гражданами, а стоит за этим страх". При этом первый зампред ЦК КПРФ предупредил, что чем больше такого рода запретов, тем больше у людей будет соблазна все-таки выходить на улицу: "Власть затыкает все выходы пара – соответственно произойдет иное физическое явление", - и добавил, что коммунисты, безусловно, выступят против поправок.

Аналогичное мнение высказал и заместитель председателя фракции "Родина" Иван Харченко, заявивший изданию, что не видит оснований для того, чтобы "фракция поддержала этот бред". Харченко назвал сам факт появления подобных предложений "проявлением страха" и "наступлением на демократию", пояснив, что монетизацией льгот, реформой местного самоуправления, ужесточением политического и избирательного законодательства "власть сама загнала себя в тупик". Теперь, уверен Харченко, "пружина настолько сильно сжата, что может распрямиться в любой момент".

А независимый депутат Сергей Попов в своем комментарии изданию обратил внимание на вводимый запрет массовых мероприятий во время избирательных кампаний, отметив, что "ни в одной цивилизованной стране такого нет". На его взгляд, если поправки будут приняты, то проводиться будут только публичные мероприятия, организованные властями.

Не согласен с авторами законопроекта даже их коллега по фракции, замглавы комитета по безопасности Геннадий Гудков, считающий, что его стоило бы назвать "законом о запрете в РФ митингов и демонстраций". При этом Гудков высказал надежду, что здравый смысл в Думе все-таки победит и "Единая Россия" все эти предложения не поддержит.

Другие

Как и следовало ожидать, у тех, против кого в основном направлена инициатива Семаго, Воронина и товарищей, подобное наступление на их права вызвало только раздражение и желание "нарушать запреты".

Так, лидер НБП Эдуард Лимонов заявил "Коммерсанту", что "власть такими законами инициирует гражданскую войну или революцию": "Законы полицейского государства и концлагерей мы не примем. Я специально выйду первым и с вызовом нарушу запрет! Нам Конституцией дано право на проведение митингов, шествий и других массовых мероприятий". Как подчеркнул Лимонов, законодательные новшества не нарушат планов НБП и оппозиционной организации "Другая Россия". "Мы проведем мероприятия и этой весной, и осенью, и в декабре, и марте, когда будут выборы!", – уверен лидер НБП.

А лидер ДПНИ Александр Белов-Поткин заверил "Ведомости", что не будет обращать внимания на законодательные ужесточения, ведь наказанием служит всего лишь штраф.

По мнению организатора митингов "Яблока" Алексея Навального, которого цитирует издание, запрет на митинги во время выборов нужен властям, чтобы предотвратить агитацию непарламентских партий, а также лишить возможности протеста кандидатов, снятых с выборов. Кроме того, по мнению Навального, сведения о возможных провокациях позволят запретить практически любую манифестацию, а отказ в проведении пикетов у воинских частей, которых много в столице, означает, что митинговать будет негде.

Стоит отметить, что, говоря о предложениях Воронина, Семаго и их коллег, все комментаторы единодушно отмечают, что "верхи" отчего-то очень боятся "низов", причем так боятся, что предпочитают перестраховаться - вроде бы пока в стране ничто не предвещает "оранжевой революции", и вероятность ее, по состоянию на январь 2007 года, стремится к нулю. Остается предположить, что, видимо, вскоре у населения появится весомый повод для массовых "публичных акций протеста" и эта пока "скрытая, но явная угроза" перевешивает возможные негативные последствия превентивного "закручивания гаек".

Татьяна Щеглова

Россия00:02Сегодня

«Начали активно психологически давить»

Россия лишается старейшего научного издательства. Все ради американской мечты