Очень страшное письмо

Френкель опубликовал очередной разоблачающий документ

Третье письмо Алексея Френкеля, про которое его адвокат Игорь Трунов говорил, что его "страшно передавать или публиковать в СМИ", все же оказалось у журналистов. Называется этот сравнительно короткий документ "Чьи вы банки будете?"

В отличие от первых двух писем, которые публиковал "Коммерсант", текст третьего появился в онлайновой версии журнала "Финанс" и по некоторым данным представляет собой не обнародованный отрывок второго письма. Речь в тексте идет о механизме лоббирования интересов четырех крупных банковских групп России сотрудниками Центробанка.

Государственные

Первая группа, по мнению Алексея Френкеля, состоит из крупных госбанков, которые занимаются "обналичкой". Лидерами на этом рынке являются кредитные организации, которые опальный банкир условно обозначил буквами "С" и "В", причем утверждается, что в "С" работа по обналичиванию средств децентрализована, а вот в банке "В", наоборот, находится под руководством старшего вице-президента с инициалами К.Г.К., входящего в правление.

Государственные банки, пишет Френкель, регулярно отчисляют средства от оборота на указанные менеджерами ЦБ адреса.

Нелюбовь автора письма к государственным банкам широко известна. В своем первом письме он указывал трех "плохих парней" - сам Центробанк, крупные государственные банки и иностранные банки, которые душат российских финансистов.

Иностранная дочка

Вторую группу составляют "дочки" иностранных банков. Это, пожалуй, единственная неконкретная часть третьего письма, в других местах которого рассыпано полтора десятка имен и инициалов. Впрочем, к концу письма проясняется и роль иностранных банков - они предположительно выполняют роль приемников взяток на свои счета.

Обвинения, которые Френкель предъявляет иностранцам, носят скорее политический характер. Он утверждает, что Россия, которая настояла на запрете филиалов иностранных банков в переговорах по ВТО, ничего этим не выиграла, так как руководство ЦБ пообещало иностранным банкирам пролоббировать внесение определенных поправок в законодательство.

Речь идет о снятии ограничений на присутствие иностранных банков в российской банковской системе. Френкель опасается, что это позволит иностранцам в ближайшее время взять под контроль львиную долю рынка.

Дольщики

В третью группу Френкель включает коммерческие банки, не только занимающиеся обналичиванием средств, а также "серым" импортом, но и частично принадлежащие некоторым из высокопоставленных сотрудников Центробанка. Но прежде чем рассказывать о таких банках, Френкель посвятил не один абзац трудовой биографии человека с инициалами А.А.К., описанной очень подробно и узнаваемо. Речь идет об Андрее Козлове.

Андрей Козлов, пишет Алексей Френкель, дружил с бывшим руководителем банка "МЕНАТЕП" с инициалами А.Ю.З. (вероятно, речь идет об Александре Юрьевиче Зурабове, брате нынешнего министра Михаила Зурабова. Александр Юрьевич действительно когда-то был президентом банка "МЕНАТЕП").

В письме утверждается, будто Козлов, как один из авторов пирамиды ГКО, перед дефолтом 1998 года предоставил банку "МЕНАТЕП" инсайдерскую информацию, что позволило последнему сбросить гособлигации перед кризисом. В 1999 году, когда Козлов покинул ЦБ, именно Зурабов помог ему с трудоустройством.

Сам Козлов, как утверждает Френкель, заключил в 2003 году негласную сделку, получив долю в банках, условно обозначенных как "О" и "РЕ", и разделившими полномочия - первый занялся "обналичкой", а второй "серым импортом".

Далее про третью группу банков почти ничего не говорится - Френкель снова описывает схему "поджога" банков, который производился якобы с одобрения председателя КБН (эту должность занимал Козлов). Эта тема всплывает только в последних абзацах документа, где говорится, что поддержку сотрудникам Центробанка в коридорах Кремля ЦБ обеспечивают глава одного из банковских объединений (впрочем, с узнаваемыми инициалами), а также председатель правления банка "О".

Кавказец Сорос

И, наконец, мощное лобби, по мнению Френкеля, у банков Северного Кавказа, а также возглавляемых кавказцами московских банков. Первым, к немалому удивлению читателей он называет некий "КМ" банк, утверждая, что тот принадлежит миллиардеру Джорджу Соросу, и уделяет Кавказу "значительное внимание".

Этот банк, говорится в документе, смог за полтора года до бесланских событий получить у председателя Комитета по банковскому надзору (тогда его возглавлял Андрей Козлов) индивидуальное разрешение на выдачу потребительских кредитов гражданам без открытия счетов, а, значит, и без идентификации заемщиков.

Такое разрешение противоречило установленным нормам, пишет Френкель, добавляя, что выданные в виде займов средства в течение нескольких лет шли на выдачу наличных террористическим группировкам в южных районах страны.

Продолжая цепь разоблачений, банкир отмечает, что все "кавказские" банки были в конце концов приняты в систему страхования, причем большинство из них заплатило за это "щадящую" сумму в 200 тысяч долларов. Кроме того, пишет Френкель, представители криминальных этнических группировок защищают бизнес руководства Центробанка. На регуляторов Алексей Френкель свалил и заказное убийство бывшего владельца "Содбизнесбанка" и "Кредиттраста" Александра Слесарева.

Формовка поля

В третьем письме Френкель вышел далеко за рамки описания коррупции в одном только Центробанке. Значительная часть статьи посвящена тому, что в создании коррупционного пространства принимают участие члены Федерального Собрания.

В частности, речь идет о думском комитете по кредитным организациям и финансовым рынкам и комитете Совфеда по по финансовым рынкам и денежному обращению. Также поддерживают Центробанк, пишет Френкель, бюджетный комитет Совета Федерации и думский комитет по бюджету и налогам. А главы этих комитетов обеспечивают инициативам ЦБ одобрение парламентского большинства. Есть свои люди у ЦБ и в Департаменте финансовой политики Минфина, а также в Минюсте.

Гораздо интереснее описание связей Центробанка с силовыми органами. Френкель подчеркивает, что они активно используются для борьбы с конкурентами банков, которым предоставлена защита. При этом якобы ключевую роль в непростых отношениях ЦБ и банков играет Департамент экономической безопасности (ДЭБ) МВД РФ, связанный с Центробанком на уровне руководства.

В коррупционной схеме, описанной Френкелем, нашлось место даже для управления "К" ФСБ как ведомство, которое собирает доносы от недовольных клиентов и сотрудников банков, а также платных информаторов. Оно же якобы прослушивает телефонные переговоры в коммерческих интересах. Последним, по мнению опального банкира, также занимается Управление безопасности самого Центробанка.

И, наконец, утверждает Френкель, Центробанк оказался тесно связан с судами, особенно с главой Федерального арбитража Московского округа, который часто принимает решения в пользу ЦБ. Для этого, говорится в письме, используется как демагогия, так и денежные поощрения или запугивание.

Надо сказать, что в первую очередь арбитраж Московского округа связан с делом Ист Бридж банка, который до сих пор оспаривает отказ от включения в систему страхования вкладов. Интересно, что в начале февраля в газете "Коммерсант" появилась заметка, из которой следует, что судьи неожиданно заинтересовались доказательствами банкиров, а не только юристов ЦБ.

Удивительное рядом

Все три письма Алексея Френкеля, написанные им до задержания и теперь опубликованные (и отредактированные) президентом Московской международной валютной ассоциации Алексеем Мамонтовым, структурно схожи.

Все они производят эффект разорвавшейся бомбы, заставляя аналитиков лихорадочно пытаться вывести некую непротиворечивую теорию банковского заговора. При этом в юридическом смысле все эти письма довольно безобидны. Несмотря на производимое впечатление и узнаваемые фигуры, ни один из текстов в том виде, в каком он появился в СМИ, не может стать причиной для судебного разбирательства.

И если в первом письме коррупционный механизм описывался достаточно смутно, а второе письмо можно было расценить как последнее предупреждение, то третий залп Френкеля на очень страшное письмо не тянет.

Дело в том, что даже если на секунду предположить, что доля правда в письмах есть, то сидеть в тюрьме предстоит не только руководству Центробанка, но и Федеральному Собранию, и правительству России, и силовым ведомствам, и даже судьям. И это не считая нескольких тысяч банкиров.

Но самое удивительное в другом. Во всей этой конспирологической теории владельцу небольшого "ВИП-банка" совсем нет места, потому что воссоздание такой жутковатой картины повальной коррупции с поименным списком виноватых требует нечеловеческих знаний, напряжения аналитического отдела мозга, и огромных средств на агентуру.

Тем интереснее тот факт, что почти все зашифрованные в третьем послании Френкеля люди - лица публичные или по крайней мере известные. В истории вообще редко бывает, чтобы попались все сразу.

Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет