Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Кризис жанра

Разногласия иерархов РПЦ вылились в Интернет

Такого скандала в Московском патриархате еще не видывали. Конечно, и ранее отдельные священнослужители выступали с критикой отдельных же недостатков, пеняли на излишнюю близость церкви к мирской власти, на факты стяжательства, заигрывания с другими конфессиями и прочие отступления от канонов православия, но впервые с подобными обвинениями выступил руководитель крупного регионального подразделения РПЦ, пусть и весьма удаленного.

Появление в сетевых СМИ, главным образом, религиозно-патриотической направленности, обращения за подписью епископа Анадырского и Чукотского Диомида и еще четырех священников более низкого ранга некоторое время оставалось незамеченным широкой общественностью, мало интересующейся внутрицерковными разногласиями. Однако, когда основные положения письма были опубликованы одной из общенациональных газет, в стороне уже не смогло остаться и руководство РПЦ.

В принципе ничего нового взбунтовавшийся епископ не открыл. Подобные упреки со стороны радетелей устоев раздавались и раньше. Обращает на себя внимание разве что непривычно резкие выражения, содержащиеся в письме, в частности прямое обвинение в ереси.

Речь идет об экуменическом движении, участником которого является РПЦ. Оно направлено на развитие межконфессионального диалога как между представителями различных ответвлений одной религии, так и на воспитание терпимости между адептами разных верований. Экуменизм вполне вписывается в текущие либеральные концепции, когда в ходе набирающей силу глобализации носители разных культур постоянно вступают в тесный контакт между собой. При этом происходит столкновение между желанием сохранить национальную и религиозную идентичность и необходимостью толерантного отношения к инаким, даже если это не предписывается традициями.

Проникновение чуждых культур на территории, автохтонное население которых готово применить насилие, лишь бы не допустить смены сложившейся культурно-исторической парадигмы, отражает психологический аспект глобализации, глубоко травмирующий традиционалистские общества. Это касается не только третьего мира, но и стран, представляющих так называемую старую цивилизацию, где все активнее развивают деятельность неоконсервативные элементы в качестве естественной реакции на ускоренное изменение окружающей человека среды, в том числе и ее духовной составляющей.

В специфических российских условиях, когда столицы уже во многом соответствуют критериям постиндустриального общества, основная масса населения по-прежнему переживает коллапс общинных представлений, во многом законсервированных и взлелеянных советской властью. На это противоречие накладывается, с одной стороны, медленное прорастание зачатков гражданского общества, а с другой стороны, повсеместная властная коррупция.

Несовершенство нынешнего общественного устройства воспроизводится и в церковной структуре, что порождает протестные настроения, как со стороны консерваторов, так и со стороны либералов. Обвинения, предъявленные в обращении епископа Диомида, выражают как раз консервативную точку зрения.

Кроме упреков в экуменизме, причем повторяющихся несколько раз в разных формах, руководство Церкви подвергается критике за "духовное соглашательство, подчиняющее церковную власть мирской". Есть в письме и пункты точь в точь повторяющие терминологию различных национал-патриотических объединений, как то "антинародная политика существующей власти", "распад государства", демографический кризис" и прочее.

РПЦ обвиняется во вмешательстве в политическую жизнь страны, например, в виде поддержки определенных кандидатов на выборах, в соглашательстве со светским властями по поводу введения ИНН, который консервативные круги считают знаком приближения антихриста.

Странно, что епископ Диомид практически ничего не говорит о духе стяжательства, с новой силой поразившего православную церковь после гибели коммунистической доктрины. Зато заключительным пунктом выдвинутых обвинений является разрушение внутрицерковной демократии, именуемой в православии "соборностью". Речь идет о фактической передаче функций Поместного собора в руки Архиерейского собора, что отражено в церковном уставе 2000 года.

Человеку, знакомому с темой, сразу станет заметно, что претензии, выдвинутые чукотским епископом, во многом согласуются с претензиями в адрес РПЦ со стороны Русской православной церкви за рубежом. Именно ее идеологи постоянно указывали на тесную связь РПЦ с властями, отклонение от основ православного вероучения и отказ принести покаяние за сотрудничество с большевиками.

Именно на схожесть позиций авторов обращения и консерваторов из зарубежной церкви указали в Московском патриархате, который был вынужден отреагировать на публичный скандал. Руководитель пресс-службы Московской патриархии священник Владимир Вигилянский пригрозил епископу разбором полетов на Священном Синоде, который уже давно окрестили "митрополитбюро" в силу схожести с одним партийным органом.

Представитель РПЦ обвинил священнослужителя в "неосведомленности и невежественности", а также назвал "неправдой" утверждения о приверженности Московского патриархата к объединению религий и якобы имевшему место свидетельству о том, что для христиан, иудеев и мусульман существует один Всевышний. Вигилянский приписал епископу попытку внести раскол в единство церкви, хотя в то же время отметил, что появление злополучного обращения отнюдь не свидетельствует о церковном расколе.

Еще более определенно высказался в отношении авторов письма митрополит Кирилл, отвечающий в патриархии за внешние церковные связи и которого многие видят в качестве преемника престарелого главы РПЦ Алексия II. По словам митрополита, за епископом Диомидом и соподписантами обращения стоят провокаторы, желающие сорвать объединение церквей, важный шаг в котором запланирован на май этого года.

При этом митрополит Кирилл особое внимание уделил обвинениям в экуменической ереси, подчеркнув, что этот вопрос во многом уже урегулирован с зарубежными православными предстоятелями. Он также призвал активизировать обсуждение этого и других вопросов в рамках РПЦ, признав наличие противоречий по ряду актуальных проблем.

Серьезных последствий для РПЦ этот демарш, скорее всего, иметь не будет. Сомнительно, чтобы иерарх такого уровня как епископ подвергся сколько-нибудь серьезным репрессиям со стороны руководства. Внутрицерковные дискуссии зачастую носят весьма ожесточенный характер, что вполне извинительно, когда к современным реалиям применяются установки человеческого общежития двухтысячелетней давности.

Но крайне редко споры о том, кто правильнее понимает суть учения Христова, становятся достоянием невоцерковленной общественности. А это лишний раз доказывает, что и духовные пастыри одержимы страстями до такой степени, что не могут прийти к единству между собой. А что уж взять с мирян...