Без стрельбы и выкупа

В Санкт-Петербурге после 45 дней плена отпущены похищенные дети

В Санкт-Петербурге подошла к завершению история с одним из самых громких в истории города случаев киднеппинга. Похищенные дети, за поиском которых полтора месяца следила практически вся страна, были благополучно освобождены, однако похитители все еще не изобличены и не задержаны.

11-летняя Александра и 6-летний Дмитрий Бородулины были похищены 15 мая 2007 года у дома номер 6 по Адмиралтейской набережной. Вечером, около 22:30, отец привез детей домой с тренировки по ушу. По словам очевидцев, во дворе на Павла Бородулина напали двое неизвестных. Завязалась драка, в ходе которой Павла несколько раз ударили по голове, а детей затолкали в машину, предположительно "Жигули" темного цвета восьмой или девятой модели, и увезли.

По предварительной версии, дети были похищены ради выкупа. Основанием для такого предположения стал тот факт, что отец Жанны Бородулиной, матери похищенных детей, владел несколькими небольшими фирмами и в наследство оставил супруге и дочери несколько квартир в престижных районах Санкт-Петербурга, которые семья сдает в аренду. Эта версия быстро подтвердилась, так как на следующий день преступники вышли на связь с родителями, потребовав, по разным данным, от 6 до 10 миллионов евро за освобождение детей.

По факту похищения детей прокуратура города завела уголовное дело по части 2 статьи 126 УК РФ (похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору в отношении несовершеннолетнего).

Больше трех недель о детях не поступало никаких известий. Затем, 9 июня, преступники вышли на связь с оперативниками, указав место, где затем была найдена фотопленка со снимками детей, которые держали в руках газеты за 8 июня. Таким образом, стало известно, что дети живы. 10 июня петербургское Агентство журналистских расследований и газета "Ваш тайный советник" объявили, что выплатят 100 тысяч долларов тому, кто поможет освободить похищенных детей или сообщит информацию, которая поможет обнаружить их местонахождение.

С заявлением о выкупе преступники неоднократно обращались в деловые структуры и СМИ. Одним из первых, кому позвонили похитители, стал глава Агентства журналистских расследований Андрей Константинов, который затем постоянно вел переговоры с похитителями. В ходе переговоров ему удалось снизить выкуп в несколько раз - по различным данным, преступники согласились отпустить детей за сумму от миллиона до двух миллионов долларов. После этого один их питерских бизнесменов, бывший сотрудник ГУВД, а в настоящее время глава совета директоров "Союз-Энерго" Андрей Лебедев гарантировал выплату и предоставил необходимую сумму.

Однако эти деньги так и не были выплачены. Преступники внезапно отказались от выкупа и отпустили похищенных детей. Первой была освобождена Александра Бородулина, которую в ночь с 27 на 28 июня похитители оставили на пересечении Южного шоссе и Бухарестской улицы, предварительно уведомив об этом тех, кто вел с ними переговоры. Ее брат, Дмитрий Бородулин, был освобожден по схожей схеме в ночь с 30 июня на 1 июля у входа в городскую детскую больницу номер 1. Силовые меры при освобождении детей не применялись.

После освобождения девочка рассказала, что все это время ее с братом держали в комнате с занавешенными окнами, в туалет водили с завязанными глазами, а еду приносили люди в масках. Физическое насилие к ним не применялось. Перед освобождением похитители выносили ребят из квартиры в больших сумках. Сейчас с детьми работают детские психологи, за их состоянием постоянно наблюдают медики. По их информации, состояние детей стабильное.

Предположительно, преступление организовал хороший знакомый семьи Бородулиных, который знал время возвращения детей с тренировки и был информирован о благосостоянии семьи. Похищение и последующее освобождение детей преступники осуществили профессионально. Злоумышленники оставили множество следов, но пока правоохранительным органам никого не удалось задержать. Возможно, преступники пошли на сделку со следствием, освободив детей и сумев использовать данное им время, чтобы скрыться.

Артем Сторонов