Новости партнеров

Как бы чего не вышло

Публикации "Коммерсанта" нервируют Россвязьохранкультуру

Публикация "Коммерсантом" интервью с Ахмедом Закаевым и стенограммы его допроса следователями Генпрокуратуры вызвала нервную реакцию надзорного ведомства с труднопроизносимым названием Россвязьохранкультура. Чиновники заподозрили издание в разглашении тайны следствия и направили в Генпрокуратуру запрос, чтобы она развеяла или подтвердила их сомнения.

Стенограмма была размещена на сайте газеты, и Россвязьохранкультура потребовала от главного редактора сайта Павла Черникова не допускать "публикации материалов, способных привести к нарушению действующего законодательства". Следователи Генпрокуратуры беседовали с Закаевым в рамках российского расследования убийства бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, которого западные СМИ именуют "выдающимся критиком Владимира Путина".

Британцы подозревают в совершении убийства знакомого Литвиненко и также бывшего чекиста, а ныне предпринимателя Андрея Лугового, и требуют его экстрадиции. В России официальных подозреваемых нет, а Луговой высказал мнение о возможной причастности к преступлению английских спецслужб, русской мафии или же Бориса Березовского.

Возможно, Росохранкультура просто решила подстраховаться, так как отношения между Москвой и Лондоном в последние дни ощутимо обострились из-за дела Литвиненко. После получения отказа выдать Лугового британские власти назвали это решение неприемлемым и, по информации ряда СМИ, собираются заморозить отношения с Россией по ряду направлений.

Павел Черников разъяснил позицию "Коммерсанта" по поводу публикации стенограммы. По его словам, разгласить тайну следствия могут только непосредственные участники уголовного судопроизводства, а "Коммерсант" к ним не относится. Черников подчеркнул, что теоретически речь может идти о возможной ответственности самого Ахмеда Закаева, причем перед британским законодательством.

По предварительной договоренности, вопросы, подготовленные Генпрокураторой Закаеву, задавал британский следователь, а его российский коллега просто присутствовал при этом. Кроме того, вся беседа записывалась на аудиокассеты, которые позднее были переданы Закаеву. Ему задавали вопросы, связанные со смертью Литвиненко, в том числе про их общих знакомых.

В принципе вопросы российских следователей до некоторой степени могли бы пролить свет на то, в каком направлении идет расследование Генпрокуратуры. Но, по данным Черникова, Закаев не давал никаких подписок о неразглашении. Более того, даже его статус в этом деле неясен.

"Коммерсант" со своей стороны тоже подстраховался. В тексте, опубликованном на сайте, беседа именовалась не допросом, а интервью. Между тем в письме из Россвязьохранкультуры, направленном Павлу Черникову, (его текст также публикуется в электронном издании газеты) говорится именно о стенограмме "допроса Ахмеда Закаева следователями Генпрокуратуры РФ 30 марта 2007 года".

Черников обратил внимание, что издание ранее опубликовало аналогичный документ, касающийся беседы со следователями по делу Литвиненко Бориса Березовского. Однако тогда это не вызвало никаких возражений у контролирующих органов.

Следует отметить, что "Коммерсант" периодически вызывает нарекания надзорного ведомства в связи с политическими публикациями. Весной этого года издание получило предупреждение за упоминание словосочетания "национал-большевистская партия" и аббревиатуры НБП. В письме из Росохранкультуры (так называлось это ведомство до слияния с Россвязьнадзором) отмечалось, что "в РФ не существует политической партии с наименованием 'Национал-большевистская партия'", поэтому информация о деятельности организации под таким названием, "может рассматриваться как фальсификация общественно значимых сведений".

Однако чиновники пояснили, что письмо не следует рассматривать как официальное предупреждение "Коммерсанту", и оно было направлено в рамках профилактической работы.

Более серьезная проблема возникла у газеты в 2005 году после интервью с лидером чеченских боевиков Асланом Масхадовым, опубликованным за месяц до его ликвидации. По мнению экспертов Росохранкультуры, в интервью содержалась информация, оправдывающая экстремистскую деятельность. В "Коммерсанте" же считали, что не существует четкого определения, какая именно информация может являться оправданием экстремистской деятельности, и попытались опротестовать ведомственное решение через суд, но безрезультатно.

На этот раз в Россвязьохранкультуре заявили, что ни о каких санкциях в отношении "Коммерсанта" речь не идет, хотя Закаев находится в розыске по обвинению в терроризме. Замглавы федеральной службы Анатолий Вилков подчеркнул, что его ведомство направило изданию "не предупреждение, которое является наказанием, а предостережение, чтобы внимательно относились к материалам, которые публикуются".

По его словам, у Россвязьохранкультуры пока нет никаких претензий к издательскому дому "Коммерсант" и его изданиям. "Подобного рода предостережения мы рассылаем в СМИ пачками, в год таких писем у нас около 400", - добавил Вилков.

Что касается предупреждений, то, согласно опубликованному на сайте Россвязьохранукультуры перечню , за текущий год таковых набралось всего шесть: три предупреждения за пропаганду экстремизма вынесены редакциям газет "Правда Северо-Запада" (Архангельск), "Дуэль" (Москва) и "Русская правда" (Москва), и три - за пропаганду порнографии. Их получили питерский журнал "Невская клубничка", газета "Настоящие жены", также представляющая Санкт-Петербург, и "Комсомольская правда".

Так что если Генпрокуратура решит не придираться по мелочам, то можно считать, что небольшой скандальчик пойдет "Коммерсанту" только на пользу.

Интернет и СМИ00:0318 сентября

Скрытая война

Интернет помог этой стране свергнуть вождя. Он же стал причиной массовых убийств