Спасение утопающего

Монетарные власти США впервые за четыре года понизили учетную ставку

Эпоха повышения учетных ставок в США закончилась. 18 сентября Федеральная резервная система приняла решение о снижении этого показателя сразу на 0,5 процента до 4,75 процента. Таким образом, монетарные власти США пытаются побороть ипотечный кризис, охвативший большинство развитых стран мира, и влить в экономику страны больше денег. Раньше ФРС боялась снижать ставку, чтобы не столкнуться со скачком инфляции.

Смена курса

Период повышения учетных ставок ФРС США начался в 2004 году. До этого около года ставка находилась на минимальном за 45 лет уровне – на уровне одного процента. Последний раз монетарные власти снижали этот показатель 23 июня 2003 года - необходимо было бороться со слабыми данными по росту экономики.

С 2004 по 2006 год ФРС США поднимала ставку 17 раз – неизменно на 0,25 процента (25 базисных пункта). В итоге ключевой в экономике США показатель вырос до 5,25 процента. До рекорда, конечно, было далеко – в 1981 году ставка составляла целых 19,5 процента. И все же даже такое повышение показателя благотворно сказывалось на экономике США – с одной стороны, не давало ускориться темпам инфляции, а с другой – демонстрировало всему миру, что ВВП в США растет, опасаться за него нет никаких оснований. К тому же планомерное, из месяца в месяц, повышение ставки позволяло инвесторам с большой долей вероятности заранее прогнозировать ситуацию на рынке.

Повышение ставок закончилось в 2006 году. ФРС США решила взять паузу в несколько месяцев, чтобы решить, какую тактику выбрать. Ситуация осложнялась тем, что в начале 2006 года ФРС покинул ее бессменный на протяжении 18 лет глава и один из главных идеологов повышения ставок – Алан Грипспен.

Неизвестно, сколько бы продержалась ставка на уровне в 5,25 процента, если бы не ипотечный кризис, простой в американском секторе строительства домов и большое давление рынка на финансовые корпорации, в один миг потерявшие запасы былой прочности. Источник «Ленты.Ру» в одном из крупных российских банков летом утверждал, что американцы даже засылали специальный "десант", который приходил и объяснял руководству банка, что в экономике США все, дескать, "по-прежнему хорошо" и волноваться за сохранность инвестиций не стоит.

В итоге появилась реальная угроза того, что банки либо перестанут давать друг другу кредиты, либо будут делать это по высоким ставам. Чтобы не допустить уменьшения инвестиций и, как следствие, замедления темпов роста ВВП, власти США и снизили ставку. О том, что решение это было трудным, говорит хотя бы промедление ФРС: эксперты предполагали, что ставка будет понижена еще на прошлом заседании.

Как это было

В течение последних нескольких недель комментарии о заседании ФРС США сыпались со всех сторон. Мало кто ожидал, что ставка сохранится на прежнем уровне. Основная интрига была в том, на сколько она снизится – на 0,25 или на 0,5 процента.

Свои комментарии дал и Алан Гринспен. Накануне заседания ФРС он заявил, что экономике США еще далеко до рецессии, а инфляционные риски по-прежнему сохраняются. Следовательно, заключал один из самых именитых финансистов мира, снижать ставку нет никаких оснований.

Насколько Гринспен был искренен, знает, наверно, только он сам. В конце августа он, наоборот, говорил о глобальных проблемах в экономике США. Гринспен, в частности, сравнивал ипотечный кризис в США с кризисами 1998 и 1987 годов, когда обвалилось большинство ведущих фондовых рынков мира. Последствия этих финансовых "встрясок" почувствовал на себе едва ли не каждый второй житель планеты. Но если в 1998 году кризис в основном коснулся развивающихся стран, то в 1987 году он с лихвой ударил и по развитым: 19 октября 1987 года американский индекс "голубых фишек" Dow Jones опустился сразу на 22,6 процента.

На вероятное снижение ставки в США отреагировал и курс доллара. Теоретически он должен был упасть к основным мировым валютам, ведь снижение ставки означает усиление инфляционных рисков. Но инвесторы не знали, на какое именно снижение закладываться – на 0,25 или 0,5 процента. Из-за этого доллар действительно падал, но не такими высокими темпами, как мог бы. И все же 12 сентября в паре евро/доллар был пробит исторический максимум – американская валюта опустилась до 1,3878 доллара за евро.

На этом ослабление доллара не закончилось – вскоре он подешевел до 1,39 доллара, а накануне заседания ФРС США готов был к штурму психологически важной отметки в 1,4 доллара. В России к середине сентября курс доллара приблизился к минимуму за последние восемь лет.

Первые реакции

Сразу после объявления решения ФРС трейдеры повели себя так, как им и положено. На американском фондовом рынке началось настоящее ралли – Dow Jones по итогам дня вырос на 2,51 процента до 13739,39 пункта, а индекс широкого потребления S&P 500 – на 2,92 процента до 1519,78 пункта. Общий настрой поддержали и развитые рынки Западной Европы – британский FTSE 100 поднялся на 1,63 процента до 6283,3 пункта, французский CAC-40 на 2,02 процента до 5549,35 пункта, а германский DAX – на 1,27 процента до 7575,21 пункта.

На валютном рынке, наоборот, случилось вполне ожидаемое падение доллара по отношению к основным мировым валютам. Евро к утру 19 сентября вырос до 1,3980 доллара, хотя ночью европейская валюта достигала отметки в 1,3985 доллара. А курс канадского доллара сразу после объявления об изменении учетной ставки подрос до исторического максимума за последние 30 лет. Официальные курсы Центробанка России пока не объявлены, но почти нет сомнений, что российские монетарные власти отыграют ситуацию на мировом рынке и значительно снизят курс доллара.

Кто следующий?

Сейчас на мировых рынках сложилась такая ситуация, в которой понижать учетные ставки невыгодно практически никому из крупных держав. Япония оправляется от дефляции – чтобы не допустить резкого скачка цен, ставка рефинансирования здесь была впервые за долгое время повышена. В Китае также борются с высокими ценами и увеличивают ставку быстрыми темпами – только за последний год она была поднята пять раза.

До ипотечного кризиса благоприятная для повышения ставок ситуация складывалась и в Европе. Однако из-за неустойчивости на мировых рынках рост показателя здесь прекратился. Насколько это явление временно, а насколько вероятно снижение ставок вслед за США, сказать пока сложно. Несмотря на многие различия, экономики Соединенных Штатов и Евросоюза, все-таки очень сильно связаны между собой, поэтому исключать такой вариант не стоит: несколько лет назад в Европе начали повышать учетные ставки именно по примеру США.

Что касается России, то у нас мало того, что учетная ставка не играет в экономике такой важной роли, как в других странах, так еще и ее движение зависит не от внешнего, а исключительно от внутреннего рынка. Центробанк старается держать ставку чуть выше уровня инфляции. В начале года ставка снижалась, однако сейчас, когда правительство, а вернее люди, исполняющие обязанности министров, их заместителей, помощников и так далее, всеми силами пытается не допустить увеличения темпов роста цен, ждать понижения ставки не стоит.