Новости партнеров

Чрезвычайный переворот

Первез Мушарраф ввел в Пакистане чрезвычайное положение, приостановив действие конституции

В субботу, 3 ноября, президент Пакистана Первез Мушарраф ввел в стране чрезвычайное положение. Действие конституции 1973 года приостановлено. Временно прекращена деятельность частных радиостанций и телеканалов. Полиция и военные оцепили задание Верховного суда. Его глава отстранен от должности, на его место назначен новый. После введения ЧП из 17 судей новую присягу принесли только пять. В официальном обращении Мушарраф объяснил свои действия возросшей активностью радикальных исламистов и вмешательством судебных властей в работу правительства и парламента.

Террористы и судьи

В том, что в Пакистане введено ЧП из-за возрастающей угрозы терроризма, ничего удивительного нет. Начиная с июля 2007 года, когда полиция и войска штурмом взяли Красную мечеть Исламабада, где окопались исламские фундаменталисты и ученики медресе, в стране резко возросло количество терактов. Их жертвами становятся представители сил правопорядка и военные, но также и гражданские лица.

Самым громким стал теракт, произошедший 18 октября, в день, когда бывший премьер-министр, лидер оппозиционной Пакистанской народной партии (ПНП) Беназир Бхутто вернулась в страну после восьмилетней добровольной ссылки. В результате двух взрывов, прогремевших в толпе встречавших, погибли 139 человек и 400 получили ранения.

2 ноября, за день до введения чрезвычайного положения, вооруженные исламисты захватили в плен 120 солдат и членов военизированных формирований, разоружили их и отпустили по домам, после того как те дали обещание не воевать против своих "братьев-мусульман". В такой обстановке введение чрезвычайного положения может быть оправдано - оно свидетельствует о том, что в нормальной обстановке власти справиться с боевиками не в силах.

Но причем тут Верховный суд? Власти объясняют свои действия следующим образом. "Ряд представителей судебной власти противодействуют правительству и парламенту в их борьбе с терроризмом. Это вносит раскол в общество, ослабляет исполнительную и снижает эффективность предпринимаемых ею мер".

Государственный переворот?

Представители оппозиции между тем уверены, что борьба с терроризмом - только прикрытие: главное для Мушаррафа - нейтрализовать Верховный суд, который на протяжении долгого времени является его главным политическим оппонентом, а в конкретный момент представляет куда большую угрозу его власти, чем исламисты.

6 октября в Пакистане прошли президентские выборы. Убедительную победу на них одержал Первез Мушарраф, который был переизбран на пост главы государства. Президента в Пакистане выбирает парламент, который подконтролен Мушаррафу: за его кандидатуру проголосовали 257 депутатов верхней и нижней палат страны. Конкурент Мушаррафа, бывший верховный судья Важи Юддин Ахмад получил только два голоса.

Верховный суд, однако, не утвердил итоги голосования. Еще до выборов политические оппоненты Мушаррафа подали в верховную судебную инстанцию ряд исков, в которых оспаривали его право выдвигать свою кандидатуру: Мушарраф совмещает должность главнокомандующего и президента, в то время как по конституции главой государства может быть только гражданское лицо.

Судьи пообещали рассмотреть иски и вынести вердикт после уже после выборов. В том случае, если бы суд признал участие Мушаррафа в выборах нелегитимным, его победа была бы аннулирована. Мушарраф, со своей стороны, кажется, сделал все, чтобы убедить судей вынести решение в свою пользу.

Перед выборами он заявил, что в случае повторного переизбрания откажется от поста главнокомандующего, и даже назначил преемника - бывшего главу разведки генерала Ашфака Кийяни (Ashfaq Kiyani). Словом, не сумев договориться сразу, стороны планировали сделать это задним числом, вероятно, рассчитывая каждая извлечь свою выгоду. Но договориться, судя по всему, не получилось.

Как пишет The New York Times, один из помощников Мушаррафа узнал, что в течение нескольких дней суд намерен вынести вердикт и что решение будет не в пользу Мушаррафа. Сообщалось, что судьи решили единогласно проголосовать за то, что победа Мушаррафа на выборах была нелегитимной и что он не имеет права занимать президентский пост. После этого судьба Верховного суда была предрешена.

Самоубийственная ситуация

Слишком многое поставлено на карту. На протяжении последних двух лет Мушарраф предпринял значительные усилия, чтобы примириться с оппозицией, ослабить внутриполитическую напряженность в стране и наладить функционирование демократических институтов.

Ему удалось договориться с Беназир Бхутто, одним из самых непримиримых критиков его правления. В результате долгих и сложных переговоров Бхутто, возглавляющая одну из самых многочисленных политических партий Пакистана ПНП, перед лицом общего врага - исламистов - согласилась сотрудничать с действующими властями в ряде вопросов. В обмен ей позволили вернуться в Пакистан и сняли обвинения в коррупции.

По некоторым данным, в соответствии с разработанной схемой Мушарраф должен был стать президентом, отказаться потом от поста главнокомандующего, а Бхутто, опираясь на свой авторитет среди населения и поддержку со стороны властей, после проведения в январе 2008 года новых парламентских выборов могла занять пост премьер-министра. Решение Верховного суда полностью разрушало задуманное.

Мушарраф назвал сложившуюся ситуацию "самоубийственной", требующей принятия оперативных мер. Как рассматривать эти меры, похоже, до сих пор, никому не ясно. Чрезвычайное положение, введенное для более успешной борьбы с терроризмом и предотвращения политического хаоса? Государственный переворот, направленный против демократических институтов, в частности, Верховного суда? Прояснить происходящее может только дальнейшие события, развитие которых предсказать сложно.

Еще есть время для демократии

Именно поэтому международные лидеры пока сдержаны в оценках введенного в Пакистане чрезвычайного положения. Министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд заявил, что возможное отклонение от ранее провозглашенного демократического пути развития не может не вызывать глубокой озабоченности, отметив, что Мушарраф должен продемонстрировать приверженность конституционному порядку, обеспечить проведение в стране честных и свободных выборов.

Госсекретарь Кондолизза Райс заявила, что "Соединенные штаты не поддерживают неконституционные меры, которые могут увести Пакистан от демократического пути развития и гражданского общества, добавив при этом, что США будут настаивать на скорейшем восстановлении конституционного порядка, соблюдении принципов свободных выборов и установления согласия между политическими силами стороны".

Даже Беназир Бхутто, которая больше, чем кто-либо понимает внутриполитическую ситуацию, осторожна в своих оценках. "Я согласна с Мушаррафом, когда он называет ситуацию в стране критической, однако, по моему мнению, главная проблема в том, что Пакистан скатывается к диктатуре", - сказала Бхутто в интервью британскому телеканалу Sky News.

Словом, меры, предпринятые Мушаррафом, не приветствуются, однако, несмотря ни на что, все отмечают, что время для демократии еще есть. Лакмусовой бумажкой, должны стать парламентские выборы 2008 года. Состоятся они или нет? Режим чрезвычайного положения может продлиться целый год. Выборов может и не быть, хотя власти заявили, что, несмотря на ЧП, обязательно их проведут. И здесь встает, пожалуй, самый главный вопрос: противоречит ли демократия в Пакистане политической стабильности. И возможно ли сделать так, чтобы одно другому не мешало.

Пока что политические силы, выступающие за демократический путь развития или стабильность, занимаются грызней между собой. Как результат страдают и демократия, и стабильность. При этом демократический или нет, Пакистан является единственным в регионе союзником демократий запада в борьбе с терроризмом, в частности с талибами, которые окопались в приграничных с Афганистаном регионах. Вероятно, под давлением международного сообщества и, прежде всего США, выход будет найден, даже если чем-то придется пожертвовать. Или кем-то. И этим кем-то станет самый несговорчивый.