Все под контролем

Политические итоги 2007 года

Главные за 2007 год события в политической жизни России произошли в последние три месяца. 1 октября президент Владимир Путин возглавил список "Единой России" на выборах в Госдуму, 2 декабря "партия власти" выиграла выборы и получила конституционное большинство в нижней палате парламента, а 10 декабря первый вице-премьер Дмитрий Медведев был назван преемником Путина.

Выборы-выборы…

Весь 2007 год все политические силы России, а также власти готовились к парламентским выборам. В марте состоялась их "генеральная репетиция" - региональные выборы, которые были ознаменованы, во-первых, жестким противостоянием двух "партий власти" – "Единой России" и "Справедливой России", - а также сравнительно успешным выступлением одной из двух главных либеральных партий – Союза правых сил. Справороссам впервые удалось оспорить безусловное лидерство единороссов хотя бы в одном регионе, а именно в Ставрополье. Там "Единая Россия" проиграла "Справедливой" 14 процентов, за что ставропольский губернатор Александр Черногоров был немедленно исключен из "большой партии власти".

Но осенью ситуация кардинально изменилась. 1 октября президент Владимир Путин возглавил избирательный список "Единой России". После этого разговоры о том, что существует более одной "партии власти", потеряли всякий смысл, начался отток кадров и денег из "Справедливой России". Партия Сергея Миронова все-таки прошла в Госдуму, но ни о каком ее реальном влиянии говорить не приходится.

Что касается СПС, то он в ходе думской избирательной кампании стал для властей всех уровней врагом номер один. Владимир Путин в своих предвыборных выступлениях неустанно клеймил прежних руководителей России, которые больше всех виноваты в обнищании населения и падении международного авторитета страны,

явно намекая на Бориса Немцова, Анатолия Чубайса, Егора Гайдара и других "младореформаторов", ныне состоящих в СПС. На правых сыпались обвинения в цинизме и обмане избирателей, даже в экстремизме, на правом фланге появились сразу два "спойлера" (Демократическая партия и "Гражданская сила"), агитационные материалы СПС по всей стране арестовывались зачастую прямо в типографиях.

В марте 2007 года был сформирован новый состав Центральной избирательной комиссии. Ее возглавил Владимир Чуров, работавший под началом Владимира Путина в питерской мэрии. Прежний глава ЦИКа Александр Вешняков имел репутацию "внутреннего оппозиционера" и неоднократно позволял себе критиковать инициативы власти в сфере реформирования избирательного законодательства.

Новый Центризбирком проявил себя абсолютно лояльным власти: он не дал ходу ни одной жалобе на "Единую Россию", отверг любые сомнения в легитимности думских выборов, а кроме того, умудрился не заметить доминирования "партии власти" в информационном пространстве.

Выборы в Государственную Думу пятого созыва состоялись 2 декабря. По их итогам в нижнюю палату парламента прошли четыре партии: "Единая Россия" (64,3 процента голосов, 315 депутатских мандатов), КПРФ (11,57 процента, 57 мандатов), ЛДПР (8,14 процента, 40 мандатов) и "Справедливая Россия" (7,74 процента, 38 мандатов). Все остальные партии не дотянули не только до проходного семипроцентного барьера, но даже до трехпроцентного. В итоге проигравшие, лишившиеся надежд на возвращение избирательных залогов и обязанные выплатить средствам массовой информации компенсации за предоставленные для агитации печатные площади и эфирное время, рискуют попросту разориться.

Одним из главных скандалов думской избирательной кампании стало то, что Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ отказалось присылать на выборы своих наблюдателей, заявив, что российские власти сначала затянули с рассылкой им приглашений, а затем – с выдачей виз. Российская сторона в ответ заявила, что "приехать на российские парламентские выборы наблюдателям Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ помешала неразбериха в этой организации и пренебрежительный образ действий его руководства, не обращающего внимания на общепринятые процедуры".

В ходе кампании и после выборов многие партии, прежде всего КПРФ и СПС, жаловались на многочисленные нарушения со стороны чиновников и "партии власти" и на административное давление. Уже утром 3 декабря они объявили прошедшие выборы "самым грязными за всю историю" и пообещали завалить избиркомы, правоохранительные органы и суды жалобами и исками. Коммунисты, кроме того, начали серию протестных уличных акций. Но на ЦИК и на власти ни это, ни сообщения о массовых нарушениях в ходе голосования не произвели особенного впечатления.

Выборы фактически законсервировали партийно-политическую систему в том виде, в котором она сложилась в последний год. Так что от нового парламента вполне можно ожидать свершений и посерьезнее фактического запрета на проведение в России референдумов.

При этом роль партий (точнее говоря, одной партии) в политической жизни России значительно возросла, ведь Путин не только возглавил избирательный список "Единой России", но и доверил ей выдвинуть в президенты своего преемника - первого вице-премьера, куратора нацпроектов Дмитрия Медведева. Сам Путин, напомним, дважды отказался выдвигаться от партии – и в 2000-м, и в 2004 году его выдвигали инициативные группы.

Очередное фиаско на думских выборах потерпели либеральные партии. "Яблоко" набрало 1,59 процента голосов, СПС – 0,96 процента. Снова пошли разговоры о том, что Григорию Явлинскому пора уступить пост лидера "Яблока" кому-нибудь другому. Питерское отделение партии предложило в преемники бывшего депутата городского законодательного собрания Михаила Амосова. О своем намерении побороться за пост председателя партии ради объединения демократических сил объявил и лидер молодежного "Яблока" Илья Яшин.

Федеральный политсовет СПС в полном составе подал в отставку, но съезд 17 декабря снова избрал лидером партии Никиту Белых, а его заместителем - Леонида Гозмана.

Еще одним итогом думских выборов стало фактическое устранение из публичной политики целого ряда ярких личностей. Так, без депутатских мандатов остались Дмитрий Рогозин и Андрей Савельев, бывшие "родинцы", создавшие, но не сумевшие зарегистрировать националистическую партию "Великая Россия". Рогозин в октябре был назначен представителем России в НАТО, что, само собой, сильно ограничило его вмешательство во внутрироссийскую политику.

Похожая участь постигла Александра Лебедева и Евгения Ройзмана, которые должны были возглавить соответственно московский и свердловский списки "Справедливой России", но в итоге вообще выбыли из предвыборной гонки. Считается, что их фактически отстранили от выборов для того, чтобы расчистить "Единой России" дорогу к безоговорочной победе в двух ключевых регионах. Ройзман обиделся настолько, что вместе с соратниками покинул "Справедливую Россию". Александр Лебедев остался членом партии и ее Центрального совета. Ему давно прочат место в Совете Федерации, но когда он его получит и какой регион будет представлять – до сих пор неясно.

Кроме этих четверых, не попали в парламент такие известные депутаты парламента прошлого созыва, как Владимир Рыжков, Сергей Бабурин, Геннадий Семигин, Сергей Глазьев. Не удалось стать депутатом и лидеру молодежного движения "Ура!" Сергею Шаргунову, который поначалу вошел в первую тройку "Справедливой России", но потом был исключен из избирательных списков, по официальной версии за то, что "не справился с задачей, поставленной партией", а по неофициальной – за то, что во времена бурной оппозиционной юности награждал всевозможными нелестными эпитетами Владимира Путина. Кроме того, покинул Госдуму, став аудитором Счетной палаты, единоросс Владимир Катренко, который, предположительно, будет контролировать расходование средств, выделенных на олимпийскую стройку в Сочи.

Зато по списку ЛДПР в Госдуму прошел предприниматель Андрей Луговой, из-за которого разгорелся

острый дипломатический конфликт между Россией и Великобританией: британская прокуратура подозревает Лугового в убийстве Александра Литвиненко, а Москва отказывается его экстрадировать. Одной из причин того, что Владимир Жириновский позвал Лугового в свою партию, называют уход в "Справедливую Россию" Алексея Митрофанова, в прошлом – второго самого яркого (после самого Жириновского) либерал-демократа.

Ходы конями

Дважды в 2007 году происходили перестановки в правительстве. Оба раза происходящее, в полном соответствии с фирменным стилем президента Владимира Путина, напоминало стремительную спецоперацию. Циркулировали разнообразные слухи, но заранее никто ничего толком не знал (кроме, разумеется, узкого круга лиц, причастных к принятию решений).

15 февраля Путин освободил Сергея Иванова от должности министра обороны, одновременно повысив его до первого вице-премьера (ранее он был простым вице-премьером). Таким образом, два потенциальных преемника – Иванов и Медведев – были уравнены в должности.

Новым министром обороны стал Анатолий Сердюков, ранее возглавлявший Федеральную налоговую службу и не имевший никакого отношения ни к вооруженным силам, ни к спецслужбам. Иванов в ранге первого вице-премьера занялся вопросами придания российской экономике инновационного характера, а Сердюков – контролем за реформированием армии, прежде всего в части финансирования.

Тогда же получил повышение глава аппарата правительства Сергей Нарышкин. Ему поручили курировать внешнеэкономическую деятельность. При этом он сохранил за собой и прежнюю должность. Его немедленно вписали в список потенциальных преемников Путина.

Тот день, кроме всего прочего, подарил политическим комментаторам изящный эвфемизм: "назначить замминистра юстиции", что означает "уволить с предоставлением синекуры". Дело в том, что Путин 15 февраля, помимо всего прочего, освободил Алу Алханова от должности президента Чечни и назначил его заместителем министра юстиции Владимира Устинова. Чуть больше двух недель спустя Рамзан Кадыров, ранее занимавший должность главы правительства Чечни и де-факто бывший хозяином республики, стал хозяином и де-юре.

Всю весну и все лето постепенно нарастала волна слухов и сплетен о том, что вскоре правительство ждут еще более кардинальные перемены: премьер Михаил Фрадков уйдет в отставку, его сменит Сергей Иванов, который, соответственно, и станет преемником Путина.

В июле последовала странная интерлюдия: ушел в отставку секретарь Совета безопасности России Игорь Иванов. Тут же заговорили о том, что готовится реформа власти, в результате которой пост секретаря Совбеза приобретет гораздо большее значение, чем сейчас, и в конце концов именно эту должность займет после ухода с президентского поста Владимир Путин.

В сентябре об отставке Фрадкова писали уже как о решенном деле. И она действительно последовала, но сменил Фрадкова вовсе не Иванов, а бывший до того главой Федеральной службы по финансовому мониторингу Виктор Зубков. Фрадков вскоре был назначен директором Службы внешней разведки.

Перестановки в правительстве на сей раз были более серьезными. Лишились своих постов два самых непопулярных в народе министра – глава Министерства экономического развития и торговли Герман Греф и глава Министерства здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. Их сменили соответственно Эльвира Набиуллина, один из главных генераторов идей в экономическом блоке правительства, и Татьяна Голикова, бывший заместитель министра финансов. Кроме того, Дмитрий Козак сменил Владимира Яковлева на посту министра регионального развития, причем ведомство получило дополнительные полномочия, в частности, право распоряжаться Инвестиционным фондом (ранее он был в ведении МЭРТа). Главный правительственный либерал, министр финансов Алексей Кудрин не только сохранил свой пост, но и стал вице-премьером.

Была в этих перестановках пикантная деталь. Министр обороны Анатолий Сердюков – зять премьер-министра Виктора Зубкова, а глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова – жена главы Министерства промышленности и энергетики Виктора Христенко. Сердюков в связи с этим даже подал в отставку, но Путин ее не принял.

В правительстве Виктора Зубкова были образованы два новых ведомства – Государственный комитет по рыболовству и Государственный комитет по делам молодежи. Первый предсказуемо возглавил Андрей Крайний, ранее руководивший Федеральным агентством по рыболовству, входившим в структуру Министерства сельского хозяйства. Со вторым полной ясности не было до октября. В конце концов его возглавил лидер молодежного движения "Наши", известный борец с "эстонским госфашизмом", порнографией и пораженчеством Василий Якеменко.

Вскоре после того, как состав правительства был окончательно сформирован, Виктор Зубков запретил представителям прессы присутствовать на заседаниях правительства. Но прежде чем это произошло, телезрители смогли в полной мере насладиться ставшей уже легендарной сценой: Зубков гневно вопрошает, почему не дошли до Сахалина деньги, направленные на восстановление разрушенного землетрясением города Невельска, и тут же отправляет в командировку на далекий остров главу департамента экономики и финансов правительства Антона Дроздова, который за финансирование восстановления Невельска вообще-то не отвечает.

Региональная колода

На региональном уровне во власти тоже произошли существенные перемены. В частности, сменились сразу два полномочных представителя президента в федеральных округах. После назначения Дмитрия Козака министром регионального развития полпредом в Южном федеральном округе был назначен Григорий Рапота, бывший генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и бывший заместитель директора Службы внешней разведки. А в конце ноября Козак назначил своим заместителем бывшего полпреда в Дальневосточном федеральном округе Камиля Исхакова. Вместо него представителем президента на Дальнем Востоке стал Олег Сафонов, бывший заместитель министра внутренних дел.

Кроме того, обновился губернаторский корпус. 2 марта, как мы уже писали, президентом Чечни вместо Алу Алханова стал Рамзан Кадыров. 10 мая в связи с утратой доверия президента был уволен амурский губернатор Леонид Коротков, которого прокуратура обвинила в превышении должностных полномочий, повлекшем многомиллионный ущерб для регионального бюджета. 1 июня Амурскую область возглавил Николай Колесов. В июне Камчатская область и Корякский автономный округ объединились в новый субъект федерации – Камчатский край, который возглавил Алексей Кузьмицкий. 3 августа Путин уволил новгородского губернатора Михаила Прусака, заменив его бывшим заместителем министра сельского хозяйства Сергеем Митиным. В федеральном центре сочли, что в Новгородской области сложилась "острокриминальная" ситуация, и Прусак оказался не в силах исправить положение. 9 августа новым губернатором Сахалина стал Александр Хорошавин, сменивший на этом посту Ивана Малахова, обвиненного в неэффективной работе по устранению последствий разрушительного землетрясения на юге острова. 27 августа ушел в отставку один из последних "ельцинских" губернаторов – глава Самарской области Константин Титов. Его сменил бывший глава "АвтоВАЗа" Владимир Артяков. 20 сентября погиб в автокатастрофе костормской губренатор Виктор Шершунов. Месяц спустя на его место был назначен Игорь Слюняев.

На декабрьских выборах в Госдуму почти все региональные избирательные списки "Единой России" возглавляли губернаторы.

По итогам выборов те из них, кто обеспечил "партии власти" максимальный результат, вошли в самый влиятельный партийный орган - бюро высшего совета. Среди них президент Чечни Рамзан Кадыров, президент Ингушетии Мурат Зязиков, президент Северной Осетии Таймураз Мамсуров, президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков, президент Адыгеи Аслан Тхакушинов, глава правительства Тувы Шолбан Кара-оол, губернатор Пензенской области Василий Бочкарев.

А вот губернаторы тех регионов, где "Единая Россия" получила сравнительно невысокий результат, поплатились своими должностями. Среди них – Виктор Маслов (Смоленская область) и Анатолий Лисицын (Ярославская область). Их сменили соответственно Сергей Антуфьев и Сергей Вахруков.

Еще нескольких губернаторов, ставивших перед президентом вопрос о доверии, Путин оставил на своих постах. Особо отметим переназначение Юрия Лужкова мэром Москвы 4 июля, которое стало причиной очередного скандала в либеральном лагере.

Фракция "Яблоко – Объединенные демократы" в Мосгордуме, в которую входят два "яблочника" и один представитель СПС, решило поддержать Лужкова, чтобы добиться выполнения данных им обещаний. В то же время президиум федерального политсовета СПС постановил не поддерживать переназначение Лужкова. Иван Новицкий, тот самый единственный представитель СПС в Мосгордуме, проголосовал в соответствии с решением фракции, а не своей партии, за что и был исключен из Союза правых сил. Это стало очередным поводом для взаимных обвинений "Яблока" и СПС. А Новицкий в итоге и вовсе ушел в "Единую Россию".

Скандалы, интриги, расследования

Перемены в законодательной и исполнительной ветвях власти как на федеральном, так и на региональном уровне, как это принято в России, сопровождались беспрестанной подковерной борьбой. То и дело ее отголоски доносились до широкой публики.

Едва ли не самым громким событием в политической жизни России в 2007 году стало выступление 9 октября главы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Черкесова. Один из самых влиятельных российских силовиков в своей статье в газете "Коммерсант" фактически признал, что внутри "чекистского братства" идет междоусобица, одной их жертв которой, по его мнению, стал его ближайший соратник Александр Бульбов, задержанный сотрудниками ФСБ 2 октября и обвиненный в незаконной прослушке телефонных переговоров известных бизнесменов, политиков и высокопоставленных чиновников.

Спустя десять дней после публикации статьи Черкесова Владимир Путин заявил, что, по его мнению, "выносить такого рода проблемы в СМИ некорректно". После этого наблюдатели ожидали, что Черкесову не поздоровится, но вместо этого уже 20 октября был создан Государственный антинаркотический комитет, который Черкесов и возглавил. Таким образом, глава ФСКН, можно сказать, сравнялся по должности с директором ФСБ Николаем Патрушевым, который является главой Государственного антитерроритического комитета.

Еще одно новое силовое ведомство, появившееся в 2007 году, - Следственный комитет, номинально входящий в структуру Генеральной прокуратуры (глава Следкома является первым заместителем генпрокурора), но фактически независимый от нее (руководитель ведомства, как и генпрокурор, назначается президентом и утверждается Советом Федерации). Следственный комитет возглавил однокашник Владимира Путина по юридическому факультету Ленинградского университета Александр Бастрыкин. Следкому передали следственные функции, оставив у Генпрокуратуры только функции надзора. Таким образом, Генеральная прокуратура лишилась значительной части своего влияния.

Ведомственная борьба между следственным и надзорным органами началась почти сразу после того, как Следком заработал в полную силу. Уже в декабре Генеральная прокуратура решила провести масштабную проверку работы Следственного комитета. Результаты этой проверки хотели сравнить с тем, как работало прокурорское следствие до создания Следкома. Однако меньше недели спустя стало известно, что проверка отложена и, возможно, вообще не состоится. Не исключено, что на самом верху решили, что результаты этой проверки могут стать оружием Генпрокуратуры в борьбе против Следственного комитета, и одернули ведомство Юрия Чайки.

Дело заместителя министра финансов Сергея Сторчака многие наблюдатели также сочли результатом подковерных интриг, нацеленных против начальника Сторчака – вице-премьера и главы Минфина Алексея Кудрина. Замминистра задержали в середине ноября и обвинили в подготовке хищения из бюджета в особо крупном размере. Следственный комитет завел против него и другое дело – его заподозрили в превышении должностных полномочий при урегулировании советского долга перед Кувейтом. Но Генеральная прокуратура почти сразу отменила возбуждение уголовного дела, что стало очередным эпизодом их ведомственной борьбы.

Алексей Кудрин, в отличие от Виктора Черкесова, не стал писать пространных пафосных статей в СМИ. Он избрал другую тактику заступничества за своего подчиненного: он заявил, что без Сторчака не может вести важные международные переговоры, и попросил освободить его под личное поручительство. Это прошение, впрочем, было отклонено.

Вне системы

19 апреля 2007 года Московский городской суд в очередной раз признал Национал-большевистскую партию экстремистской и запретил ее деятельность. К этому времени НБП юридически и так уже давно не существовало. Лидер нацболов Эдуард Лимонов в июле заявил о намерении создать новую партию, чтобы действовать "в легальном поле". Предполагается, что называться партия будет так же, как оппозиционная коалиция, одним из руководителей которой является Лимонов, - "Другая Россия".

А сама коалиция между тем окончательно раскололась. В июле о выходе из нее заявил бывший премьер-министр Михаил Касьянов. Свое решение он объяснил "непреодолимыми разногласиями" среди оппозиционеров по вопросу о выдвижении единого кандидата в президенты. Другороссы охотно это признали: дескать, Касьянова не устраивала процедура праймериз, которая не гарантировала ему победы.

Касьянов заявил, что будет проводить собственные "Марши несогласных" (первым из них стал митинг памяти Анны Политковской в первую годовщину ее убийства). 22 сентября состоялся учредительный съезд касьяновской партии "Народ за демократию и справедливость". 8 декабря Михаила Касьянова выдвинули кандидатом на пост президента России.

Кандидатом от "Другой России" стал Гарри Каспаров, обойдя Касьянова на "финишной прямой" праймериз. Впрочем, ему не удалось найти помещение для собрания инициативной группы по своему выдвижению, и в итоге он так и не вступил в предвыборную гонку.

Пытались другороссы поучаствовать и в парламентских выборах, хотя и сами прекрасно знали заранее, что у них ничего не выйдет: "Другая Россия" не является зарегистрированной в Министерстве юстиции партией, а стало быть, принимать участие в выборах не может. Эдуард Лимонов по этому поводу заявил: "Участвовать в парламентских выборах - все равно что играть с шулерами. Надо подойти и просто ударом ноги перевернуть стол, за которым играют шулера". "Другая Россия" сформировала свой список кандидатов в депутаты (первую тройку составили бывший глава Центробанка Виктор Геращенко, Каспаров и Лимонов). 10 ноября ЦИК официально отказался принимать у них документы. Тогда "Другая Россия" стала агитировать за порчу бюллетеней. По итогам голосования 2 декабря недействительными были признаны почти 760 тысяч опущенных в урны бюллетеней. Сколько человек при этом выразило поддержку "Другой России", неизвестно. Таких как минимум двое.

Неотъемлемой частью политической жизни России в 2007 году стали разнообразные марши. Начало было положено еще 4 ноября 2005 года, когда националисты провели в Москве "Правый марш", приуроченный к первому празднованию Дня народного единства. Спустя ровно год состоялась аналогичная акция, на сей раз называвшая "Русский марш". В 2007 году за бренд "Русский марш" развернулась нешуточная борьба: на него претендовала, с одной стороны, партия "Народный союз" Сергея Бабурина, с другой – Движение против нелегальной иммиграции Александра Белова (Поткина), "Великая Россия" Андрея Савельева и еще целый ряд националистических организаций. В итоге 4 ноября в Москве состоялись сразу два "Русских марша", одинаково скучных и безобидных.

"Другая Россия" в самом начале года пообещала, что "Марш несогласных" будет непрерывным. Акции под таким названием действительно проходили регулярно, но чаще всего на марш не походили даже отдаленно. Власти, как правило, отказывали "несогласным" в проведении шествий, предлагая ограничиться митингами. Несколько раз оппозиционеры пренебрегли этими предложениями, и тогда их разгоняли силовыми методами. 3 марта в Санкт-Петербурге при разгоне "Марша несогласных" задержали, по официальным данным, около ста человек, 24 марта в Нижнем Новгороде - около тридцати, 14 апреля в Москве - около 250 человек, 15 апреля в Санкт-Петербурге - около ста человек. Жесткость властей остудила пыл оппозиционеров, и в июне было объявлено о завершении "первого сезона 'Маршей несогласных'".

Следующая масштабная акция "несогласных" состоялась в Москве за неделю до думских выборов. На ней к "Другой России" впервые официально присоединился Союз правых сил, стремясь таким образом продемонстрировать свою радикализацию в ответ на давление со стороны властей в рамках предвыборной кампании. За санкционированным митингом последовал прорыв оцепления и несанкционированный марш, завершившийся массовыми задержаниями. Один из лидеров "Другой России" Гарри Каспаров за участие в этой акции получил пять суток ареста. На следующий день "несогласные" устроили марш в Санкт-Петербурге, но и он был жестко разогнан.

В борьбе с "несогласными" властям деятельно помогали прокремлевские молодежные движения "Наши", "Молодая гвардия", "Россия молодая", "Местные" и другие. В те дни, когда оппозиция планировала свои акции, они занимали основные площади городов, а кроме того, весь год вели интенсивную контрпропагандистскую работу, объявляя "несогласных" иностранными наймитами, готовящими в России "оранжевую революцию". Кульминация наступила вечером 3 декабря. Оппозиционеры пришли к зданию Центризбиркома, чтобы провести символические "похороны демократии", но появившиеся следом "румоловцы" и "Наши" оттеснили их и превратили "похороны" в празднование победы Путина и "Единой России".

Второй тур вместо третьего срока

Как ни просили Владимира Путина остаться на президентском посту на третий срок, он наотрез отказался менять Конституцию, предпочтя назначить преемника. Им стал первый заместитель председателя правительства, куратор нацпроектов Дмитрий Медведев, которого называли основным претендентом на эту роль еще в 2005 году.

Официально Медведев является выдвиженцем "Единой России", поддержанным еще тремя партиями: парламентской "Справедливой Россией" и непарламентскими Аграрной партией и "Гражданской силой". Первым делом он в общенациональном телеэфире попросил Владимира Путина дать принципиальное согласие возглавить правительство в том случае, если он, Медведев, победит на выборах. Путин согласился.

Дмитрий Медведев. Фото AFP
Дмитрий Медведев. Фото AFP

Кроме Дмитрия Медведева, в борьбу за президентский пост вступили лидер КПРФ Геннадий Зюганов и лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Еще один завсегдатай президентский кампаний, лидер "Яблока" Григорий Явлинский на сей раз от участия в выборах отказался. "Яблоко" заявило о поддержке кандидатуры бывшего советского диссидента Владимира Буковского. Но Буковского на выборы не пустили, поскольку у него, кроме российского, есть еще и британское гражданство. Своих кандидатов выдвинули также СПС и Демократическая партия – ими стали соответственно Борис Немцов и Андрей Богданов. Но уже 26 декабря Немцов объявил, что отказывается участвовать в выборах, результат которых предрешен.

О своем желании побороться за высший государственный пост заявляли также участник путча ГКЧП Олег Шенин, бывший депутат Госдумы, известный политик-националист Николай Курьянович, а таже Михаил Касьянов и Гарри Каспаров, о которых мы уже говорили выше. Кроме Касьянова, никто из них не прошел предварительного отбора.

Окончательный список кандидатов в президенты будет сформирован в январе 2008 года. Пока только Медведев, Зюганов и Жириновский могут быть уверены в том, что попадут в него, поскольку их выдвинули парламентские партии. Остальным придется собрать в свою поддержку по два миллиона подписей.

Нынешняя президентская кампания, скорее всего, будет больше похожа на кампанию по выборам в Госдуму 2007 года, чем на предыдущие президентские выборы. Недаром лидер "Единой России" заявил ночью после парламентских выборов, что "Путин победил в первом туре". В марте 2008 года ему предстоит второй тур.

Но в том, что Путин победит и во втором туре, сомневаться, в общем, не приходится. В 2007 году всенародная любовь к нему достигла апофеоза. Чуть ли не его личной заслугой объявили победу Сочи в борьбе за право принять зимнюю Олимпиаду 2014 года. Осенью по стране прокатилась волна "путингов" – митингов в поддержку курса Путина и легендарного плана Путина. Американский журнал Time – и тот признал Путина человеком года.

Так что Путин никуда не денется. У него все под контролем.