Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Защита для адвоката

Борис Кузнецов попросил убежище в США

Российский адвокат Борис Кузнецов обратился к американским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. Он уехал за границу в июле 2007 года после того, как против него было заведено дело о разглашении гостайны. Кузнецов утверждает, что в России его преследует ФСБ за его участие в нескольких громких уголовных делах.

Борис Кузнецов уже несколько месяцев проживает в штате Нью-Джерси. Обратиться за просьбой об убежище ему пришлось, так как истекает срок действия его американской визы. Ранее по аналогичной причине - в связи с истечением срока действия Шенгенской визы - ему пришлось покинуть Европу.

О возможности такого развития событий, в результате которого ему придется попросить убежище, Кузнецов заявил еще полгода назад, когда он отказался приезжать в Россию для дачи показаний. Он предложил следователям самим приехать в Европу, чтобы провести допрос, отметив, что в противном случае российским властям придется добиваться его экстрадиции, назвав свое дело "политическим".

Уголовное дело в отношении Кузнецова было заведено в связи с тем, что адвокат сфотографировал секретный меморандум о прослушивании телефонных разговоров своего клиента - бывшего члена Совета Федерации от Калмыкии Левона Чахмахчяна. Бывшего сенатора обвиняют в причастности к попытке хищения полутора миллионов долларов у "Трансаэро" путем мошенничества.

Часть фигурантов этого дела была арестована в июне 2006 года при передаче первого транша предполагаемой взятки в размере 300 тысяч долларов. Среди них был зять Чахмахчяна, работавший на тот момент помощником аудитора Счетной палаты. Сам сенатор обладал неприкосновенностью, но вскоре он был лишен полномочий члена Совета Федерации и в октябре 2007 года оказался на скамье подсудимых. Чахмахчян настаивает на своей невиновности и утверждает, что стал жертвой провокации.

По мнению Кузнецова, прослушивание разговоров Чахмахчяна было незаконным, так как тот, будучи сенатором, обладал иммунитетом от подобного рода действий. Адвокат направил запрос в Конституционный суд РФ, к которому был приложен скопированный секретный документ. В прокуратуре усмотрели в этом разглашением гостайны, так как сотрудники Конституционного суда, ознакомившиеся с жалобой защитника, не имели допуска к секретным документам.

Адвокат в связи с подобными обвинениями отметил, что прокуратура Москвы сама совершила аналогичное нарушение, поручив Тверскому суду рассмотреть возможность его привлечения к уголовной ответственности. Кузнецов подчеркнул, что в Тверском суде нет канцелярии по секретному производству, а у его сотрудников нет допуска к секретным материалам.

В качестве аргумента своей невиновности Кузнецов привел положения закона "О гостайне", согласно которым сведения о нарушении прав человека не могут быть засекречены, а, следовательно, он не совершал преступления. Более того, по словам адвоката, документы, из-за раскрытия которых против него было возбуждено дело, уже рассекречены и приобщены к материалам дела Чахмахчяна, которое, тем не менее, рассматривается судом в закрытом режиме.

Кузнецов мотивировал свой отъезд за границу опасениями за личную безопасность и тем, что в случае ареста он не сможет оказывать помощь своим клиентам. Ранее он защищал интересы бывшего генерала КГБ Олега Калугина, секретаря Союза России и Белоруссии Павла Бородина, осужденного за измену родине ученого Игоря Сутягина, главы фонда "Образованные медиа" Мананы Асламазян и семьи убитой журналистки Анны Политковской. Кроме того, Кузнецов пытался добиться повторного расследования катастрофы подлодки "Курск" по просьбе семей погибших моряков.

Как следует из заявления прокурора Москвы Юрия Семина, несмотря на возбуждение против Кузнецова уголовного дела, в розыск его не объявляли и официальных обвинений ему также не предъявляли. 20 сентября 2007 года была назначена судебная экспертиза по определению секретности разглашенных адвокатом сведений. Срок ее проведения продлен до 13 апреля 2008 года. Однако, по мнению адвоката Роберта Зиновьева, представляющего интересы Кузнецова, секретность документов должна определяться не экспертами, а судом.

Попытка Зиновьева возбудить уголовное дело по факту прослушивания Чахмахчяна также потерпела неудачу. Прослушивание сенатора проводилось в течение одного дня без санкции суда и в течение двух недель с санкции судьи Верховного суда. В столичном следственном управлении Следственного комитета Зиновьеву заявили, что он не имеет права проверять законность судебных санкций на оперативно-розыскные мероприятия.

В Военно-следственном управлении по Москве в возбуждении дела по факту прослушивания без санкции суда также было отказано. Военные следователи сослались на статью 8 закона "Об оперативно-розыскной деятельности", которая в случае чрезвычайных обстоятельств допускает прослушивание телефонных переговоров без санкции суда, но с его обязательным уведомлением в течение 24 часов.

Находящийся в Америке адвокат утверждает, что из-за его вынужденного отсутствия в России возглавляемое им адвокатское бюро "Борис Кузнецов и партнеры" потеряло большинство клиентов и фактически перестало существовать. Сайт бюро также не функционирует.

Ранее Кузнецов заявлял, что застраховался от преследований со стороны российских властей и вывез с собой за границу "больше 300 гигабайт информации" о незаконных действиях некоторых сотрудников ФСБ и прокуратуры. Адвокат отказался уточнять, о каких именно сведениях идет речь, но подчеркнул, что у него есть компромат на сотрудников ФСБ "очень высокого уровня". Кузнецов пообещал не использовать эти материалы, пока враждебные действия не будут предприняты против него или его жены, оставшейся в России.

О том, чем адвокат занимается сейчас, ничего не известно. Возможно, он пишет анонсированную ранее книгу под рабочим названием "Когда плачут прокуроры". В ней он пообещал рассказать про своих оппонентов из МВД, ФСБ и прокуратуры, с которыми ему пришлось иметь дело за годы адвокатской практики.

Кузнецов не стал опровергать тот факт, что попросил соответствующие американские органы предоставить ему политическое убежище. Однако затем он сам перезвонил корреспонденту газеты "Коммерсант" и попросил его не писать об этом, так как "сейчас не время". Еще больше запутал ситуацию адвокат Зиновьев, первым и сообщивший о просьбе Кузнецова. В эфире радиостанции "Эхо Москвы" Зиновьев сказал, что Кузнецов просит политубежища по материальным причинам и по состоянию здоровья, отметив также, что решение адвоката не возвращаться в Россию выгодно для ФСБ.

Тем не менее, Зиновьев намерен продолжать борьбу за прекращение уголовного дела против Кузнецова. В интервью агентству "Росбалт", защитник адвоката рассказал, что его жалоба на отказ прекратить уголовное дело будет рассмотрена 8 февраля в Москворецком суде Москвы.

Россия10:3613 октября

«Здесь ничего подобного не было. Даже в 90-е»

Как убийство 9-летней девочки потрясло Россию: репортаж из охваченного яростью Саратова