Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Плюс один

Один из лидеров армянской оппозиции перешел на сторону властей

Власти Армении могут записать на свой счет серьезную победу. Наверное, первую победу с того дня, как оппозиция, недовольная результатами выборов, заняла центр Еревана. 29 февраля один из лидеров оппозиции и фаворит президентской гонки - Артур Багдасарян - перешел на сторону власти. Его партия "Оринац Еркир" ("Страна законности") вошла в правящую коалицию, а сам он получил пост секретаря национальной безопасности.

Демарш Багдасаряна получился очень эффектным. Со дня выборов, напомним, прошло уже десять дней, оппозиция и власть практически безнадежно завязли в противостоянии. Власть не решалась пойти на разгон "майдана", участники митинга тоже не спешили переходить к столкновениям с полицией.

Происходящее все больше напоминало киргизский или грузинский "майдан" образца 2007 года. Все больше вероятным представлялся вариант, при котором у власти первой сдадут нервы, и на Площадь свободы, которую проигравший кандидат Левона Тер-Петросян объявил своей "квартирой", отправят водометы и спецназ.

В этой ситуации Багдасарян, который считался одним из наиболее перспективных кандидатов (оппоненты, правда, считают, что это лишь результат его популизма), мог рассчитывать в лучшем случае на роль "номера два". Это в том случае, если бы он, например, признал победу Тер-Петросяна (бывший президент, напомним, занял второе место, лидер "Страны законности" - третье). По слухам, взамен за поддержку Багдасаряну был даже обещан пост премьера.

Бывший президент в этом союзе, в общем, особенно не нуждался. До выборов он привлек на свою сторону достаточное количество оппозиционных сил, а после выборов на его сторону стали переходить чиновники высокого и не очень ранга (главным образом те, кто пришел во власть в период его прошлого президентства).

Впрочем, в патовой ситуации, в которой оказались представители власти и ее оппоненты после выборов, позиция любого из участников могла оказаться решающей. Багдасарян с его третьим место в предвыборной гонке и собственной фракцией в парламенте мог добавить "самопровозглашенному президенту" Тер-Петросяну легитимности. Той самой легитимности, которой тому как раз и не хватало.

Прикинув расклад, лидер "Страны законности" вроде бы обнадежил своего конкурента. Спустя несколько дней после выборов глава его штаба Эгине Бишарян выступила на митинге Тер-Петросяна, заявив о "необходимости совместной борьбы". Бывший президент, со своей стороны, обнародовал результаты собственного подсчета голосов, в котором щедро отвел Багдасаряну второе место (первое, разумеется, он оставил себе).

Однако его потенциальный союзник не спешил с окончательным решением. Теперь можно только гадать, какую пользу он принес бы объединенной оппозиции в роли "номера два". Зато сам Багдасарян, по крайней мере на один день, смог попробовать себя в роли "номера один".

29 февраля он от имени своей партии подписал коалиционное соглашение с участниками правящей коалиции: Республиканской партией и "Процветающей Арменией". Стороны не скрывали своей радости. "Я сделал для себя важное открытие, - заявил Багдасарян. - У властей, как оказалось, есть серьезная готовность осуществить положительные изменения в стране". "Я рад, что Артур откликнулся на наш призыв к сотрудничеству", - вторил ему победитель выборов Серж Саркисян.

Саркисян, который занимает пост премьера и руководит "республиканцами", добавил, что будет "чрезвычайно рад", если к их замечательной компании присоединится и старейшая армянская партия "Дашнакцутюн". Последняя, напомним, по результатам последних парламентских выборов вошла в правящую коалицию, получив при этом пост вице-спикера парламента и несколько постов в правительстве.

Однако после выборов президентских кандидат от "Дашнакцутюн" Ваан Ованнисян (по данным ЦИК, он получил четвертое место) заявил, что право граждан на свободное волеизъявление было нарушено, и объявил об отставке с поста вице-спикера. Партия, со своей стороны, выступила с предложением приостановить членство в коалиции. Впрочем, "развод", если он и состоится, будет мирным. Представители партии дали понять, что не собираются присоединяться к "майдану" и вообще каким-то образом ставить палки в колеса нынешней власти.

На Площади свободы Артура Багдасаряна, разумеется, окрестили предателем. Ему, конечно, припомнили и сотрудничество с правящей коалицией в начале 2000-х годов (о своем переходе в оппозицию "Страна законности" объявила в 2006 году, объяснив это "разногласиями по вопросам внутренней и внешней политики"). "Артур Багдасарян предал свой народ за какой-то жалкий пост, - гремел Тер-Петросян. - Своим поступком он сравнял себя с "олигархами" и "авторитетами". Соратник бывшего президента Арарат Зурабян поспешил добавить, что народ от этого ничего не потерял.

Впрочем, о том, что потерял или приобрел народ, можно долго спорить. А вот власти получили серьезный козырь. Несколько дней назад глава ОБСЕ Илкка Канерва уже похвалил руководство Армении за сдержанность, проявленную в поствыборный период. Теперь власти могут рассчитывать еще на одну похвалу: ну как же, они пошли на диалог с одним из ведущих оппозиционеров. Пусть даже на "майдане" его назвали "предателем", а несколько членов "Страны законности", пришедших на митинг Тер-Петросяна, демонстративно порвали свои партбилеты.

Власти республики и раньше, в общем, обладали достаточным кредитом доверия у международного сообщества (в отличие, например, от руководства Грузии перед тамошними выборами, которое сильно испортило свой имидж разгонами митингов оппозиции). Теперь даже если "майдан" будет разогнан, можно предположить, что критика извне будет довольно умеренной. К тому же, власти смогут ответить, что договорились с теми, кто хотел договариваться, а к прочим пришлось применить "законные меры".

Самопровозглашенный президент на "майдане" вроде не собирается прекращать митинги. Однако наиболее существенным его результатом можно пока считать то, что акция протеста "не рассосалась" за прошедшие десять дней. Правда, вечно так продолжаться не может. "Левон Тер-Петросян создал одноразовую машину, электоральный механизм для того, чтобы пробиться в президенты", - отмечает политолог Александр Искандерян. Такой механизм, по его словам, рано или поздно должен во что-то превратиться. Или исчезнуть.