Новости партнеров

Исковые расклады

Спор между российскими таможенниками и Bank of New York может решиться через несколько дней

7 апреля 2008 года, спустя почти год после подачи первого иска, суд должен в очередной раз рассмотреть спор между Федеральной таможенной службой и Bank of New York Mellon. По информации американских СМИ, именно на заседании 7 апреля может решиться вопрос о том, должны ли банкиры заплатить таможенникам 22,5 миллиарда долларов, обозначенных в исковом требовании.

Слухи о том, что разбирательство по иску близко к завершению, и о том, что ФТС имеет шансы выиграть дело, уже распространились как по СМИ, так и по американским биржам, где акции Bank of New York на торгах 2 апреля потеряли более четырех процентов своей стоимости.

Российскую же прессу, в основном, интересуют не трудности Bank of New York, а то, как таможенники в случае успеха будут расплачиваться со своими адвокатами. Для расчетов с ними была придумана схема, редко использующаяся в российском законодательстве, но чтобы оценить ее значение, необходимо рассмотреть историю взаимоотношений Bank of New York и российских таможенников.

Большой куш

В начале 2000 года власти нескольких государств заподозрили Bank of New York в том, что он использовал нелегальную схему для ухода от налогов. Руководство кредитной организации уже признало свою вину и даже выплатило правительству США штраф. Однако Bank of New York нанес ущерб не только США, считают в других государствах. В том числе и в России.

Федеральная таможенная служба оценила ущерб от незаконных действий банкиров в 22,5 миллиарда долларов. Иск к банку был подан 22 мая 2007 года. Сумма, указанная в исковом заявлении, может оказаться для Bank of New York неподъемной - по данным на конец марта 2008 года, капитализация кредитной организации была в два раза больше тех самых 22 миллиардов.

К защите своих интересов ФТС подготовилась серьезно, наняв, в частности, адвокатов из компании Podhurst Orseck, которая, по данным российских СМИ, специализируется на преследовании авиакомпаний после катастроф. Кроме того, Podhurst Orseck занимается защитой государственных интересов, в частности, представляет интересы Эквадора и Венесуэлы. Ей уже не впервой представлять интересы ФТС в суде - в 1999 году таможенники судились с 20 табачными компаниями, но этот иск был отклонен.

Именно с Podhurst Orseck был заключен странный для российского правосудия договор, согласно которому адвокатам полагается 29 процентов от взысканных сумм, то есть так называемый, "гонорар успеха". Юристы могут за свои услуги получить более шести с половиной миллиардов долларов - беспрецедентную сумму для России. Часть "шкуры неубитого медведя" (ведь пока ФТС дела не выиграла) достанется "российским юристам", защищающим интересы таможенников. По информации ряда СМИ, они получат 13 процентов от суммы иска, то есть почти три миллиарда долларов.

Вокруг договора между ФТС и адвокатами уже возникли споры. Во-первых, российское правосудие не слишком одобряет "гонорары успеха", допуская только пари между адвокатами и чиновниками, а, во-вторых, - пока не совсем ясно, как чиновники смогут выплатить эти средства.

Если предположить, что таможенники выиграли дело, а Bank of New York согласился с решением суда и не стал подавать апелляцию в вышестоящий суд, деньги должны отойти ФТС, а от них - быть перенаправлены в российский бюджет. После этого таможенники должны обратиться в бюджет с просьбой выделения им средств для покрытия расходов на адвокатов. Однако правительство смогло бы выделить средства ФТС только в случае, если договор с Podhurst Orseck был заключен на конкурсной основе. Такого конкурса проведено не было, что противоречит закону о госзакупках.

В свою очередь, это означает, что адвокаты, не получив требуемой суммы, будут пытаться взыскать ее в судебном порядке, причем речь, как предупреждают СМИ, может идти об аресте российского имущества за рубежом: счетов государственных учреждений в иностранных банках или недвижимости Управления делами президента, использующейся не по назначению.

Впрочем, в самой Podhurst Orseck, равно как и в ФТС, ситуацию предпочитают не драматизировать. Партнеры юридической компании уже заявили газете, что уверены в намерениях российских властей решить все вопросы, если таковые возникнут, "по-дружески". Таможенники, в свою очередь, отмечают, что, договариваясь с Podhurst Orseck, успели заручиться поддержкой Минэкономразвития, перенаправив, таким образом, часть ответственности на более представительное ведомство.

Еще один способ, с помощью которого ФТС может расплатиться с адвокатами - найти средства для выплат не из бюджета. Сделать это будет, однако, довольно сложно: по российскому законодательству таможенники не имеют права осуществлять платные услуги.

Закон местности

Еще одно условие, по которому Федеральная таможенная служба может не получить все средства - место разбирательства. Слушания по делу проходят в московском арбитраже, однако ФТС пытается применить к Bank of New York нормы американского законодательства, в частности, Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act - Федерального акта о коррумпированных и зависимых от вымогателей организациях.

Согласно этому акту, истец вправе требовать компенсацию, в три раза превосходящую сумму ущерба от деятельности обвиняемой компании. В случае с ФТС так и произошло - ущерб бюджета от действий банка составил "только" семь с половиной миллиардов долларов, но эта сумма была умножена на три. В результате и появились те самые 22,5 миллиарда.

Таким образом, 7 апреля может выяснится, как именно Россия расплатится с юристами, из бюджета или имущества, и насколько правомерно использование в российском суде американского уголовного права (закон RICO).

Экономика19:4317 августа

Бюджет как оружие

От политических игр иркутского губернатора-коммуниста страдает весь регион
Экономика07:0315 августа

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками