Не оправдали подозрений

НКО отвергают обвинения Патрушева в связях с террористами

Во вторник директор ФСБ Николай Патрушев, выступая на заседании Национального антитеррористического комитета, заявил, что отдельные иностранные неправительственные организации оказывают помощь эмиссарам международных террористических структур. По словам члена Совета Федерации Александра Торшина, за пределами РФ действуют 59 НКО, поддерживающих чеченских сепаратистов и террористов. Представители иностранных некоммерческих организаций потребовали предъявить доказательства выдвинутых обвинений.

Весьма вероятно, что Николай Патрушев прав. Наверное, "отдельные" иностранные неправительственные организации действительно могут быть связаны с экстремистами. А эмиссары международных террористов наверняка ведут вербовочную работу в регионах РФ. И заявление Александра Торшина, видимо, имеет под собой фактические основания.

Подозрения НКО в связях с экстремистами существуют не только в России. В прошлом году появлялись сообщения о планах администрации Джорджа Буша начать проверку на причастность к деятельности террористов сотрудников организаций, получающих финансирование от Агентства по международному развитию (USAID). Раньше сами эти организации должны были проверять своих сотрудников и ручаться за них перед агентством.

Тем не менее, слова Патрушева прозвучали более чем странно. Если НКО, оказывающие поддержку экстремистам, известны, их надо закрыть, а руководство судить. Но если они не известны, то зачем же выступать с подобным заявлениями и будоражить общественное мнение? Если возникли трудности с доказательной базой, вряд ли подобные проблемы своего ведомства следовало выносить на всеобщее обсуждение.

Представители зарубежных НКО вполне обоснованно потребовали от Патрушева предъявить доказательства их связи с международными террористами. В противном случае выдвинутые обвинения действительно могут быть сочтены "безответственными и бездоказательными".

Учитывая все это, а также сомнительность высказывания Патрушева с точки зрения оперативно-розыскной деятельности (прячьте улики - идем проверять) его заявление следует рассматривать как политическое. Кремлевские силовики пытаются играть на старой струне антизападных настроений в российском обществе, и игра эта звучит диссонансом с заявлениями Дмитрия Медведева, которого считают ставленником либералов. Хотя он и подчеркнул не так давно, что нехорошо, когда НКО финансируются из-за рубежа, но признал, что в этом "нет ничего плохого".

Вырисовывается знакомый конфликт силовиков и либералов, при всей условности подобных характеристик. Так, по крайней мере, можно оценить ситуацию, используя традиционные конструкции, наработанные современной кремленологией. Впрочем, существование независимых НКО, тем более иностранных, вряд ли устраивает хоть какую-то группу в Кремле, разница лишь в акцентах.

Если в первые годы президентства Владимира Путина государство пыталось приручить существовавшие правозащитные организации, то в последнее время взят курс на формирование прокремлевских структур в этой области. Крупнейшим из подобных образований, принявшим на себя некоторые функции правозащитников, стала Общественная палата, куда тут же посыпались жалобы от граждан. "…У нас сильное государство и должны быть сильные общественные организации, содержать которые должно само государство", - заявлял Медведев, еще будучи кандидатом в президенты. И хотя слова о том, что финансировать общественные организации должно государство выглядят странно, все же именно закрепление такой ситуации устроило бы Кремль.

Согласно отчету Росрегистрации об итогах проверки НКО за 2007 год, около 11 тысяч из более чем 227 тысяч подобных структур получили отказ в регистрации, в суд направлено более восьми тысяч исков о ликвидации таких организаций. Однако иностранные НКО все равно остаются у власти бельмом на глазу. Давить на них хотя и можно, как показывает история с закрытием региональных отделений Британского совета, но все же не просто. Скандал получается международный. Легче обвинить их в поддержке террористов, не называя конкретных имен, дабы избежать судебного разбирательства.

Впрочем, как уточнила председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, слова которой приводят "Ведомости", многие НКО, лишенные регистрации, не прекращают деятельность. Пункт о наказании за это из раскритикованного правозащитниками закона об НКО 2006 года удалось исключить. Лишение регистрации - это потеря права на аренду офиса и счета в банке. Однако большинство НКО, по словам Алексеевой, их и так не имеет, многие организации и не пытаются регистрироваться. В общем, ситуация для России типичная. Суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Борьба наверху и процессы, протекающие на местах, находятся в сложной, непрямой связи друг с другом.