Новости партнеров

Бряцанье дубиной

Президент Афганистана пригрозил вторжением в Пакистан для ликвидации талибов

Между Афганистаном и Пакистаном разгорается дипломатический конфликт, хотя его причина - борьба с терроризмом - казалось бы, напротив, должна не разъединять, а сплачивать эти страны. И для Афганистана, и для Пакистана с одинаковой остротой стоит вопрос о ликвидации боевиков "Талибана" и "Аль-Каеды", ответственных за множество терактов. Однако перед лицом общей опасности стороны действуют даже не врозь, а друг против друга, что никак не способствует стабилизации ситуации в регионе.

Афганское вторжение

Пакистан и Афганистан поочередно упрекают друг друга в том, что соседнее государство ничего не делает или делает крайне мало для борьбы с террористами. Ситуация обострилась после неожиданно резкого выступления президента Афганистана Хамида Карзая. 15 июня на пресс-конференции в Кабуле Карзай пригрозил, что афганская армия проведет приграничную операцию в Пакистане, для того чтобы уничтожить находящиеся там опорные пункты боевиков "Талибана" и "Аль-Каеды".

Вытесненные из Афганистана в 2001 году в результате операции международной коалиции "Enduring Freedom" талибы и члены "Аль-Каеды" засели в труднодоступном районе на пакистанской границе, так называемой "Зоне племен", откуда беспрепятственно проникают в Афганистан и ведут борьбу против войск НАТО и афганской армии. Карзай в этой связи отметил, что Афганистан имеет полное право в целях самозащиты уничтожить "гнезда террористов" на территории Пакистана.

В подтверждение своих слов президент Афганистана привел данные, полученные от британских военнослужащих, ведущих бои с талибами в южных афганских провинциях. Их низ следует, что 70 процентов боевиков "Талибана", убитых в приграничном округе Гармсер (Garmser), пришли из Пакистана, а 60 процентов из них были пакистанцами. По словам Карзая, афганцы и войска западной коалиции могут ответить симметричными мерами и вторгнуться в Пакистан.

Реакция пакистанского руководства была незамедлительной и, как и следовало ожидать, достаточно жесткой. Афганский посол в Пакистане 16 июня был вызван в пакистанское министерство иностранных дел, где ему была вручена нота протеста. При этом резкой критике заявление Карзая подвергли политики демократического лагеря и оппозиции, выступающие против президента Пакистана Первеза Мушаррафа.

"Пакистан суверенное государство и не позволить каким-то Карзаям нарушать его границу", - заявил в этой связи Садикуль Фарук (Sadiqul Farooq) пресс-секретарь оппозиционной Мусульманской лиги-N, возглавляемой экс-премьером Навазом Шарифом.

Юсуф Реза Гилани (Yousaf Raza Gilani), премьер-министр страны и представитель самой многочисленной Пакистанской народной партии (ПНП), которую до своей гибели возглавляла Беназир Бхутто, также заявил, что Пакистан не позволит никому вмешиваться в свои внутренние дела. При этом он отметил, что полностью перекрыть пакистано-афганскую границу из-за ее протяженности физически невозможно, даже если стянуть туда всю пакистанскую армию.

Ситуация в тылу

Конфликт обозначился достаточно четко, однако, к чему он может привести, сказать крайне затруднительно. Вероятнее всего, на какое-то время он останется в замороженном состоянии, потому что вооруженное столкновение двух государств приведет к взрыву в указанном регионе.

На что рассчитывает Карзай, говоря о наземной операции, в целом, непонятно. Афганская армия слаба и еще находится в стадии становления. Правительство, за исключением небольшой области вокруг Кабула, фактически не контролирует территорию страны. Власть на местах принадлежит главам племен, которые выстраивают отношения с талибами по своему усмотрению. События последних месяцев свидетельствуют лишь о слабости афганского государства.

27 апреля во время военного парада в Кабуле, приуроченного к национальному празднику "Дню Моджахеда", самого Карзая едва не убили. Шестеро талибов открыли огонь из гранатометов и автоматов по участникам парада и высоким гостям и распугали всех и вся. Нескольких нападавших удалось обезвредить сразу же. Остальных попытались задержать в ходе спецоперации спустя несколько дней. Их осадили в доме в пригороде Кабула, штурм длился несколько часов и кончился тем, что осажденные взорвали себя и здание в придачу.

13 июня талибы штурмом взяли тюрьму, расположенную в южном афганском городе Кандагаре. Террорист-смертник взорвал начиненный взрывчаткой автомобиль перед воротами тюрьмы. Часть глинобитной стены обвалилась. В пролом ринулись боевики, которые завязали перестрелку с охраной. Нападавшие использовали автоматы и гранатометы. В итоге им удалось освободить около 1100 заключенных, среди которых были несколько сот боевиков движения "Талибан". В последующие дни власти и коалиционные войска организовали поиск беглецов: 20 человек были пойманы, еще 15 убиты, но это - капля в море.

Если нападение на участников и гостей военного парада в Кабуле еще можно было рассматривать как своего рода демонстративную акцию со стороны талибов, направленную на то, чтобы скрыть свое военное поражение и показать, что они могут ударить в любое время в любом месте - то штурм тюрьмы является несомненным успехом боевиков, который лишний раз подтверждает тот факт, что афганские вооруженные силы и силы безопасности еще не в состоянии достойно противостоять террористам.

Угроза этнического конфликта

Заявление Карзая можно было бы счесть нелепым, если бы не одно "но". Необходимость приграничной операции в Пакистане Карзай объяснил также стремлением защитить проживающих там пуштунов. По данным Le Monde, в Афганистане и Пакистане пуштуны составляют около 40 процентов от общего числа населения. Карзай, сам пуштун, заявил, что террористы, в частности предполагаемый глава "Аль-Каеды" в Пакистане Баитулла Мехсуд (Baithullah Mehsud), были специально подготовлены могущественной пакистанской спецслужбой ISI, чтобы "бороться против пакистанских пуштунов и афганского народа".

"Освободить пакистанских пуштунов от тирании террористов является долгом афганского народа", - подытожил Карзай. Таким образом, при отсутствии в Афганистане сильной государственной власти Карзай дал понять, что готов опереться на "этнический" пуштунский ресурс, превратив борьбу Афганистана и Пакистана с террористами в борьбу пуштунов против вскормленных пакистанским спецслужбами боевиков не-пуштунов.

Осложнения, которые в этом случае возникнут, включая дестабилизацию и без того весьма не простой политической ситуации в ядерном Пакистане, очевидны. И судя по всему, они не нужны западным державам, ведущим борьбу с терроризмом в регионе: потому что в этом случае вместо одной страны, расшатанной вооруженным противостоянием, они рискуют получить две.

В этой связи неудивительно, что представители Международных сил НАТО по содействию стабилизации в Афганистане (ISAF) попытались снять острый тон высказываний Карзая. На условиях анонимности они сообщили, что его заявление нужно рассматривать не как свидетельство неминуемого удара по Пакистану, а, скорее, как знак недовольства сложившейся ситуацией, когда талибы осуществляют с территории Пакистана нападения на афганские силы правопорядка и мирных жителей.

Кто правит бал

Хотя может статься, что воинственная позиция Хамида Карзая во многом объясняется действиями самих сил НАТО, действующих в Афганистане. Инцидент, о котором в данном случае идет речь, произошел 10 июня в одном из приграничных районов Пакистана. Американские солдаты планировали нанести ракетный удар по боевик5ам движения "Талибан", однако промахнулись и попали в пакистанских военных. Одиннадцать человек были убиты.

Между тем, по данным пакистанских властей, все произошло несколько иначе. Конфликт возник после того, как афганские и иностранные военные попытались установить свой пост на спорном участке горной местности, а пакистанцы велели им уйти. Дело дошло до перестрелки, в результате, по данным Der Spiegel, солдаты коалиционных войск в Афганистане вызвали на подмогу БПЛА, который и выпустил ракету по пакистанским военнослужащим.

В Пентагоне авиаудар назвали законной операцией и мерами самообороны. Все это напоминает аргументацию самого Хамида Карзая, который заявил, что Афганистан именно в целях самообороны может провести военную операцию в приграничных пакистанских областях. В конце концов, если военнослужащим Международных сил НАТО по поддержанию стабильности и безопасности в Афганистане можно проводить операции на пакистанской территории, почему собственно Афганистану нельзя этого сделать?

К тому же существуют прецеденты: к примеру, широкомасштабная наземная операция турецкой армии против курдских боевиков в северном Ираке, проведенная в феврале 2008 года. Ирак кстати тоже протестовал, но ведь провели же. При негласном согласии со стороны США, которые потребовали только чтобы операцию свернули как можно скорее.

Словом Карзай очень удачно воспользовался моментом. Весьма вероятно, что целью его демарша, как отмечают некоторые наблюдатели, было не столько надавить на Пакистан - реальных рычагов для этого у Карзая нет - сколько улучшить свой собственный политический имидж в преддверии предстоящих в 2009 году президентских выборов.

Сам вопрос о проведении афганской армией операции в приграничных районах Пакистана будет решаться не в Кабуле и даже не в Исламабаде, хотя согласие пакистанской стороны потребуется в любом случае. Целесообразность и способ проведения операции определят представители коалиции НАТО, которым наверняка удастся убедить партнеров по борьбе с терроризмом из Пакистана и Афганистана в необходимости такого шага.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры