Добро пожаловать в Тибет

Власти Китая открыли Лхасу для иностранных туристов

В среду, 25 июня, китайские власти открыли посещение Тибета для иностранных туристов. В течение нескольких месяцев, начиная с марта, когда в этом регионе начались народные волнения тибетцев с требованием независимости от Китая, вылившиеся в жестокие столкновения с полицией и силами правопорядка, Тибет фактически находился в состоянии блокады, в том числе и информационной. Однако за месяц до Олимпиады ситуация там, по утверждению властей, стабилизовалась. "В Тибете безопасно. Мы приглашаем иностранных и китайских туристов", - заявил заместитель директора по развитию туризма в Тибете.

В качестве наглядного примера нормализации обстановки власти приводят эстафету олимпийского огня, которая прошла в Лхасе 21 июня. В отличие от Лондона, Парижа и Сан-Франциско тибетский этап прошел спокойно. В эстафете длиной 11 километров приняли участие 156 спортсменов, из них 75 тибетцев. Огонь пронесли по лицам Лхасы ко дворцу Потала, бывшей зимней резиденции тибетских лам, где его объединили с огнем, ранее зажженным на вершине Эвереста тибетскими и китайскими альпинистами. Эстафета должна была лишний раз показать, что "сепаратистский мятеж" подавлен и в Тибете установились мир и согласие.

Открытие Тибета для иностранных туристов, несомненно, имеет для Китая важное политическое значение. События в Лхасе доставили множество неприятных минут руководству КНР и поставили под угрозу проведение Олимпиады. Поэтому до начала Олимпийских игр, которые посетят тысячи иностранных гостей, вопрос с Тибетом должен был быть решен, если не по существу, то хотя бы формально. С формальной стороной дела власти КНР, кажется, справились. Однако по существу ситуация в Тибете еще далека от урегулирования. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что иностранным журналистам свободный въезд по-прежнему запрещен.

Сама эстафета олимпийского огня в Лхасе своим спокойным характером обязана, прежде всего, беспрецедентным мерам безопасности. На время ее проведения всем жителям и гостям города было приказано оставаться в домах. На улицах были установлены блок-посты, проводилась постоянная проверка удостоверений личности. В момент самой эстафеты на главных улицах через каждые пять метров стояло по солдату. Люди с флагами, приветствующие бегунов, прошли жесточайший отбор. Чтобы по возможности смягчить впечатление "вымершего города", китайское телевидение отказалась от ставшей привычной практики и не освещало всю эстафету, ограничившись несколькими этапами.

Стоит также отметить, что второй раунд переговоров с представителями Далай-ламы, на которые Китай согласился отчасти под давлением международного сообщества, были отложены из-за землетрясения в провинции Сычуань. Когда переговоры возобновятся, остается неизвестным. Представители правительства Тибета в изгнании уже высказали предположение, что Китай сознательно затягивает переговоры.

Очевидно, что власти КНР не настроены идти на политические уступки правительству Тибета в изгнании и предпочитают восстанавливать порядок в одностороннем порядке, совмещая политическое давление с постепенным ослаблением полицейских и репрессивных мер. Так в день проведения тибетского этапа эстафеты из тюрем были освобождены 1157 человек, принимавших участие в акциях протеста в столице Тибета Лхасе.

В целом, открытие Тибета для иностранных туристов вызвано не столько стабилизацией ситуации в регионе, хотя, конечно, волнений и выступлений пока ожидать не приходится, сколько является инструментом, призванным эту стабилизацию упрочить. Весьма вероятно, что, по замыслу китайских властей, возвращение туристов, а с ними привычного для многих жителей образа жизни, улучшит общее положение в Тибете и принесет свои дивиденды, прежде всего, экономические.

По данным газеты The Shanghai Daily, в Тибете в секторе туризма работают до 100 тысяч человек. Туризм обеспечивает 70 процентов ВВП Лхасы. В 2007 году город посетили 2,7 миллиона туристов. Еще до начала беспорядков китайские власти ожидали, что в 2008 году Тибет посетят 5 миллионов туристов, то есть в среднем 400 тысяч в месяц. Между тем с конца апреля, когда был снят запрет на въезд в Тибет туристов из Китая, регион посетили всего 120 тысяч человек. В результате выручка многих частных предпринимателей упала на 80 процентов.

С 25 июня иностранные туристы, как и раньше, смогут свободно перемещаться практически по всей территории Тибета, за исключением районов, все еще остающихся под контролем военных, таких, например, как гора Кайлас (Kailash). Вводится еще ряд ограничений: туристы не смогут посетить буддийские монастыри Сера (Sera) и Дрепунг (Drepung), которые в марте стали центрами антикитайских выступлений.

Между тем туристы, которые посещают Тибет, как правило, более политизированы, чем те, кто проводит свободное время на курортах. А "китайский Тибет" может оказаться совсем не тем Тибетом, который они ожидают увидеть. Многие едут не только за видами, но и с целью приобщиться к тибетской культуре. Между тем одной из причин тибетских выступлений в марте явилось то, что официальные власти всячески ущемляют традиционную культуру Тибета под лозунгом борьбы с "феодальными пережитками". Поскольку доминирующим здесь объявлен китайский язык, то названия многих мест и городов, а также тибетские имена переиначиваются на китайский манер. Монахам запрещено брать детей на обучение в монастыри. Те, кто хочет учиться по-тибетски и приобщится к родной культуре, бегут в соседний Непал или в Индию.

В связи со всем вышеизложенным совсем не очевидно, что увиденное в Тибете туристам понравится. Кроме того, под видом праздных отдыхающих в конфликтный регион, скорее всего, постараются проникнуть и иностранные журналисты. Их могут, конечно, выследить, поймать и даже посадить. Но за этим последует реакция международного сообщества, и вновь на повестку дня встанет неприятный для КНР тибетский вопрос.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК