Новости партнеров

Мышиный праздник

В Латвии отправлен в отставку главный антикоррупционер

В Латвии завершилось многомесячное противостояние между партиями, входящими в правящую коалицию, - и руководством Бюро по борьбе с коррупцией (KNAB). В итоге коалиция победила. 29 июня начальник KNAB Алексей Лоскутов был отправлен в отставку: представители парламентского большинства проголосовали за его увольнение.

Формальным поводом для отставки стала растрата, обнаруженная в бюро во время ревизии. Пару месяцев назад стало известно, что несколько сотрудников ведомства присвоили деньги, изъятые во время обыска. Хотя расследование показало, что сам Лоскутов к этому преступлению непричастен, его оппоненты из правительства и парламента решили, что главу KNAB вполне можно уволить за недосмотр. Депутат от правого объединения TB/LNNK ("Отечеству и свободе / Движение за национальную независимость Латвии") Дзинтарс Расначс заявил, что в антикоррупционном ведомстве нет должного порядка. Как образно выразился парламентарий, "кот спит, а мыши уже пляшут на столе".

В целом официальная трактовка событий вышла не слишком убедительной. На протяжении последних месяцев в Латвии активно обсуждалась альтернативная версия. Ее сторонники полагают, что Лоскутов лишился должности не потому, что бездействовал, а напротив, потому что затронул интересы правящих партий и оказался слишком неуступчивым. Иными словами, мыши сами сместили кота, чтобы обеспечить себе привольную жизнь. А его место теперь может занять более сговорчивый чиновник, знающий, когда и на что следует закрыть глаза.

Отправить Лоскутова в отставку, кстати, пыталось еще прежнее правительство Латвии. В сентябре 2007 года тогдашний премьер Айгар Калвитис даже отстранил главу антикоррупционного бюро от должности. При этом он сослался на результаты ревизии, которая вроде бы обнаружила в бюро нецелевое расходование средств и неправильное ведение бухгалтерского учета. Ранее Калвитис, который помимо прочего руководит правящей Народной партией, заявил, что KNAB чрезмерно увлеклось публичной деятельностью и саморекламой.

Однако осеннее наступление на главу антикоррупционного бюро провалилось. Более того, оно завершилось полной победой Лоскутова. Генеральная прокуратура Латвии, проведя расследование, не нашла нарушений в деятельности KNAB. Уже в начале ноября Алексей Лоскутов был восстановлен в должности. Несколько недель спустя ему даже удалось через суд отменить выговор, который он получил от Калвитиса в 2006 году.

Скандал вокруг отстранения главы KNAB позволил оппозиции обвинить власть в коррупции и обострил правительственный кризис в Латвии. Проявлениями этого кризиса стали отставка нескольких министров и акции протеста в Риге, которые даже получили название "революции зонтов". Все это завершилось отставкой правительства. Формально для правящих партий это не стало таким уж большим ударом: коалиция сохранилась, так что места в новом кабинете поделили между собой те же политические силы, что и раньше. А вот Айгару Калвитису с поста премьера пришлось уйти: его место занял один из лидеров объединения LPP/LC ("Латвийская первая партия / Латвийский путь") Ивар Годманис.

По словам начальника KNAB, попытка отправить его в отставку осенью 2007 года стала местью со стороны Народной партии. Антикоррупционное бюро выяснило, что на последних выборах партия Айгара Калвитиса потратила на предвыборную кампанию гораздо больше средств, чем разрешено законом. KNAB потребовал, чтобы "народники" возместили эту сумму, а также выплатили штраф - в целом получалось более миллиона латов (более 2,2 миллиона долларов).

Кстати, в июне 2008 года в латвийской прессе прозвучала версия, согласно которой Народная партия может иметь отношение и к нынешним злоключениям Лоскутова. Газета Diena предположила, что именно эта политическая сила стояла за скандалом вокруг растраты в антикоррупционном бюро. Сам Лоскутов ранее заявил, что деньги могли быть украдены не с целью наживы, а для того, чтобы устроить провокацию против KNAB.

Народная партия, разумеется, от подобных обвинений открестилась. Однако и платить штрафной миллион "народники" отказались. В мае они снова пожаловались на KNAB в суд (уже во второй раз), заявив, что бюро занимается политикой, а не борьбой с коррупцией. Дело, судя по всему, затянется. Рассмотрение первой жалобы, как сообщала газета "Телеграф", намечено только на весну 2009 года.

Нельзя сказать, чтобы Лоскутов на этот раз сдался без боя. Предстоящее увольнение он попытался оспорить в суде и прокуратуре. Глава KNAB даже обратился в президиум парламента и парламентскую комиссию по этике, заявив, что ряд депутатов, которых он наказал за различные нарушения, не могут голосовать по вопросу о его отставке. В этой ситуации, по его мнению, возникает очевидный конфликт интересов. Таким образом Лоскутов безуспешно "забраковал" шесть парламентариев. Если бы они не приняли участие в голосовании (за отставку главы KNAB в итоге выступили 52 депутата из 100), оно, вполне вероятно, было бы сорвано.

Теоретически Алексей Лоскутов и его сторонники из парламентской оппозиции еще могут продолжить борьбу за его восстановление в должности. Депутат Гражданского союза Сандра Калниете заявила, что парламентарии готовы оспорить отставку (незаконную, по ее словам) в Конституционном суде.

Однако сам Лоскутов, похоже, отставку уже принял. Он сообщил журналистам, что решил пока "выдержать паузу и просто отдохнуть". Отдых, конечно, дело хорошее, однако спустя некоторое время борьба за возвращение поста, возможно, станет бесполезной. К тому времени, когда бывший глава KNAB "выдержит паузу" и "использует все правовые возможности для достижения справедливости" (от этого он все же не отказался), его место, скорее всего, уже займет новый начальник. Пока что обязанности главы KNAB будет исполнять одна из заместителей Лоскутова Юта Стрике.

О своей дальнейшей карьере в случае, если прежнюю должность вернуть не удастся, Лоскутов пока не распространяется. Между тем вскоре после голосования по отставке он уже получил предложение о работе в Генеральной прокуратуре. Пригласил его сам генеральный прокурор Янис Майзитис, неизвестно, правда, какая должность была предложена бывшему начальнику KNAB. Сам Лоскутов пока не ответил на это предложение ни "да", ни "нет".

Очевидно, он может заняться и политикой. В оппозиции его, надо полагать, примут с распростертыми объятиями: за прошедшие месяцы оппозиционеры могли убедиться, что образ борца с коррупцией, преследуемого за свою честность и принципиальность, вполне может собирать людей на митинги. Кстати, в день голосования по его отставке у здания Сейма собрались несколько сотен человек. Они освистывали депутатов от правящей коалиции и требовали распустить парламент. Самого Лоскутова пикетчики встретили цветами и овациями.

Остается вопрос о том, какие последствия смена руководства KNAB повлечет для Латвии. По официальной версии, разумеется, все выходит замечательно: власти, дескать, показали, что закон один для всех, а коррупционерам при новом начальнике прямо-таки жизни не будет. А вот представители оппозиции, выступавшие на заседании Сейма 29 июня, видят ситуацию в гораздо более мрачном свете.

Депутат Сандра Калниете, например, заявила, что стране грозит "путинизация": по ее словам, в Латвии идет процесс концентрации власти, которому сопротивляются только немногие структуры, в их числе она назвала и Бюро по борьбе с коррупцией. Ее коллега Линда Мурниеце (партия "Новое время"), сказала, что отставка Лоскутова станет "смертным приговором для правовой Латвии". А бывший министр иностранных дел Артис Пабрикс заявил, что Латвия в этом случае покажет себя как "страну с управляемой демократией, которой нет места в ЕС".

В свою очередь, глава партии "Новое время" Эйнар Репше предположил, что после ухода Лоскутова KNAB вообще будет ликвидирован, следствием этого, по его мнению, станет рост коррупции в стране. Между тем бывшая министр юстиции Солвита Аболтиня считает, что до этого власти не дойдут. Она напомнила, что создание KNAB было "домашним заданием" для Латвии перед вступлением в ЕС и НАТО. А теперь, когда нужный властям результат достигнут, функции бюро могут быть формализованы. Осталось только найти послушного кандидата на пост начальника.