Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Сам себе Маслахаты

Новая конституция расширила полномочия президента Туркмении

26 сентября в Туркмении была принята новая Конституция. Главным ее отличием от старой, "ниязовской", стала ликвидация одного из высших органов государственной власти - Народного совета (Халк Маслахаты). Во времена Туркменбаши этот орган получил такие большие полномочия, что теоретически мог даже указывать главе государства. Теперь полномочия совета распределены между президентом и парламентом.

Объясняя, зачем нужна новая конституция, власти Туркмении заявляли, что в стране полным ходом идут демократические реформы и под них необходимо подвести законодательную базу. Дескать, новое время (в Туркмении, как утверждают ее идеологи, наступила Эпоха Великого Возрождения) требует нового основного закона.

При этом подчеркивалось, что новой конституции от власти требует сам народ. Чиновники, которые отчитывались о конституционной реформе, заявляли, что к ним поступает огромное количество предложений от жителей страны, желающих внести в основной закон те или иные поправки. "О небывало широком общественном резонансе наглядно свидетельствует бесконечный поток телефонных звонков и писем от общественных организаций, трудовых коллективов предприятий и простых граждан, поступивших в адрес Конституционной комиссии, возглавляемой президентом Гурбангулы Бердымухаммедовым…", - писало туркменское государственное агентство TDH.

Вот только "чаяния туркменского народа" в итоге получили какое-то одностороннее выражение. По сравнению со старым текстом, в новой редакции основного закона не оказалось нововведений, которые могли бы, например, обеспечить выполнение статей об основных правах и свободах (чтобы они не были лишь декларациями). Зато президент Туркмении получил еще больше полномочий (за счет ликвидированного Народного совета). Собственно, в этом, по мнению ряда наблюдателей, и состояла цель всей реформы.

При Туркменбаши Халк Маслахаты, как представительный и законодательный орган власти, занял особое место. В "ниязовской" Конституции, принятой в начале 1990-х годов, он был представлен фактически как одна из ветвей власти, забравшая значительную часть полномочий у трех остальных. "Государственная власть, - говорилось в статье 4, - делится на Халк Маслахаты, законодательную, исполнительную и судебную власти, которые действуют самостоятельно, уравновешивая друг друга".

Впрочем, "самостоятельным" Народный совет был разве что на бумаге. В реальности правивший страной Сапармурат Ниязов контролировал этот орган власти (также как и все остальные), оставаясь его бессменным председателем на протяжении многих лет и лично назначая всех членов Халк Маслахаты (в Народный совет, напомним, входили депутаты, чиновники различных уровней, представители силовых структур и общественных организаций - всего более двух с половиной тысяч человек).

А на бумаге все действительно выглядело очень эффектно. По старой конституции, Халк Маслахаты был фактически неуязвимым для других органов власти: статья 47 гласила, что деятельность Народного совета может быть приостановлена только им самим. Сам он между тем мог разогнать парламент страны, досрочно прекратить полномочия какого-нибудь органа местного самоуправления и даже сместить с должности президента (статья 59).

В новой конституции, кстати, процедура отстранения главы государства в целом сохранилась (ее перепоручили парламенту), однако при этом добавился пункт (статья 58): "Вопрос о смещении президента выносится на всенародный референдум". Советоваться с народом об отставке президента, это, конечно, хорошо. Вот только считать голоса при этом будет ЦИК, назначенный тем же самым президентом (статья 54 новой конституции). В старой редакции основного закона формирование Центризбиркома находилось в компетенции Народного совета.

По старой конституции, Халк Маслахаты мог принимать основной закон и вносить в него поправки, назначать референдумы, выборы президента и парламента, изменять линию государственной границы и административное устройство Туркмении, ратифицировать международные соглашения. Часть этих полномочий теперь получит президент (упомянутое назначение членов ЦИКа, а также назначение референдумов и изменение административного устройства страны). Некоторые вопросы теперь будут в компетенции парламента: например, изменение границ и ратификация международных соглашений.

Президент отныне избавлен от необходимости "выполнять решения Народного совета ", к чему его обязывала (теоретически) статья 49 старой конституции. Впрочем, если Халк Маслахаты и использовал свою "власть" по отношению к главе государства, то делал это довольно своеобразно. "Случалось даже, что сам Туркменбаши вынужден был подчиниться его воле, - ехидничает оппозиционное издание "Хроника Туркменистана". - Когда у Ниязова случались редкие приступы скромности, и он отказывался принять очередные награды и звания, Халк Маслахаты готов был стереть его в порошок, но вручить-таки медальку".

"Иногда он (совет) впадал в истерику, - продолжает издание, - и начинал требовать смертной казни для личных врагов Туркменбаши, хотя такая мера наказания отсутствовала в Уголовном кодексе" (в 2002 году, напомним, когда по обвинению в покушении на Ниязова были арестованы оппозиционеры, члены Народного совета потребовали их казнить). "А однажды, - язвит "Хроника Туркменистана", - в припадке очередной ярости, Халк Маслахаты смог заставить президента стать пожизненным руководителем страны" (в 2002 году Ниязов стал пожизненным президентом, несколько лет спустя он предложил все же провести выборы в 2009 году, однако Народный совет его законопроект отклонил).

От ликвидированного Народного совета президенту досталось (формально) не так уже и много власти. Но это если не учитывать, сколько этой самой власти у него и так уже есть. Гурбангулы Бердымухаммедов, напомним, совмещает посты президента и главы правительства (как по новой конституции, так и по старой). Глава государства назначает министров (некоторых - с согласия парламента), прокуроров и судей. Более того, по новой конституции (статья 82), президент также назначает глав местных администраций (хякимов). В соответствии с прежней редакцией (статья 79), они были подотчетны президенту, однако не назначались, а избирались местными органами власти.

Глава Туркмении руководит единственной политической партией в стране - Демократической (до 1991 года она, вообще-то, именовалась Коммунистической партией Туркмении, пока тогдашний президент Ниязов не вздумал ее переименовать), и Общенациональным движением "Галкыныш" ("Возрождение"), которое объединяет все общественные организации страны. После прихода к власти новый президент также обеспечил себе контроль над нефтью и газом, создав подчиненное себе агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов (в компетенции этой структуры оказались, в частности, лицензирование разведки и добычи ископаемых).

Между тем после недавних боев в Ашхабаде появились серьезные сомнения, что туркменские власти в их нынешнем состоянии способны контролировать ситуацию в стране. В СМИ, напомним, были высказаны несколько версий произошедшего (операция властей по задержанию наркоторговцев, атака исламистов, неудавшееся восстание). Однако во всех этих версиях власти страны (прежде всего, силовые структуры) предстают не в лучшем виде: например, встает вопрос о том, каким образом неизвестные экстремисты ухитрились протащить в столицу большое количество оружия (достаточное для того, чтобы несколько дней сдерживать атаки полиции и военных).

Впрочем, если верить официальным туркменским СМИ, то от любых врагов страну может защитить лично президент Гурбангулы Бердымухаммедов. Его недавний полет на истребителе МиГ-29 над Ашхабадом (за штурвалом, правда, сидел не он), как сообщало агентство TDH, стал для туркменских военных "образцом отваги". "Очевидно, что волевой, энергичный, спортивный туркменский лидер, - рассуждает агентство в другом материале, - совершающий полет на сверхзвуковом самолете МиГ-29, пилотирующий могучий гоночный "КамАЗ", созвучен требованиям новой эпохи. Именно в такие моменты, наблюдая, как Президент вместе с танковым экипажем преодолевает водную преграду, точно стреляет из автомата по учебным мишеням…". Что тут возразить? С таким начальником Туркмения, разумеется, может обойтись и без Народного совета. Да и без армии, наверное, тоже…

Бывший СССР00:0214 сентября

«В украинские батальоны шел всякий сброд»

Посланцы Кадырова и дикие ополченцы: воспоминания военкора о начале войны в Донбассе