Новости партнеров

Золотовалютная диета

Колоссальные международные резервы развивающихся стран мира значительно сократились из-за кризиса

Золотовалютные резервы Китая, крупнейшие в мире, сократились впервые за пять лет. Точные цифры пока не называются, но официальные лица КНР говорят о том, что рекорд, установленный в сентябре, когда ЗВР страны превысили 1,9 триллиона долларов, так и не удалось побить. С чем именно связано сокращение резервов, тоже пока остается загадкой. Несмотря на этот факт, самая населенная страна в мире продолжает удерживать твердую первую позицию и по этому показателю. И вряд ли стоит ожидать, что в обозримом будущем ситуация изменится, даже несмотря на глобальный экономический кризис.

Гигант перевел дыхание

Золотовалютные, или международные резервы, как следует уже из их названия, состоят из принадлежащих ЦБ той или иной страны запасов иностранной валюты, номинированных в валюте активов и драгоценных металлов. Обычно к ним добавляется еще и позиция в Международном валютном фонде, хотя ее величина относительно остальных активов крайне невелика и в лучшем случае, составляет несколько процентов от общего объема. ЗВР активно наращиваются в тех странах, которые имеют значительный профицит внешней торговли, то есть в экспортно-ориентированных экономиках.

До 2006 года безусловным лидером на этом поле была Япония, чьи резервы формировались многие десятилетия. Традиционная бережливость японцев помогала им сохранять многомиллиардные суммы, которые в те времена казались огромными. Однако в начале XXI века у Японии появился сильный конкурент - Китай. Благодаря феноменальному росту производства и экспорта КНР сумела за какие-то несколько лет стремительно увеличить объем резервов и вырваться вперед. В последние годы отрыв китайцев продолжал стабильно увеличиться, а к сентябрю 2008 года величина резервов страны в иностранной валюте и золоте достигла астрономических 1,9 триллиона долларов. Если бы крупнейшие корпорации мира автоматически продавались по текущей рыночной цене, Китай смог бы без проблем купить таких гигантов американской индустрии как ExxonMobil, Microsoft и IBM, а "сдача" превышала бы весь российский ВВП.

Значительную часть резервов КНР держит в обязательствах своего главного торгового партнера - США. В сентябре 2008 года Китай стал главным американским кредитором, а к ноябрю вложения в облигации США достигли 652 миллиарда долларов. Несмотря на то, что в последнее время из-за финансового кризиса доходность американских облигаций стабильно падает, КНР продолжает увеличивать их закупки. Сколько в этом чистой экономики, а сколько - политики, сказать сложно. В любом случае, США, нуждающиеся сейчас в заимствованиях, в диалоге с Китаем вынуждены идти на уступки по другим вопросам. В частности, дежурные американские призывы к ревальвации юаня, которая невыгодна Китаю из-за потери преимуществ во внешней торговле, в последнее время звучат как-то вяло и без энтузиазма.

В любом случае, сокращение резервов КНР, заявленное 22 декабря, стало полной неожиданностью для всех. Совсем недавно большинство экспертов предсказывало, что ЗВР страны должны достигнуть двухтриллионной отметки до конца года. Однако этого не случилось. Падение резервов могло бы быть связано со снижением торгового профицита или искусственной поддержкой национальной валюты ЦБ - но ни того, ни другого не произошло. По всей вероятности, часть резервов ушла на поддержку китайской банковской системы, которая хоть и выглядит достаточно надежно, но не могла избежать влияния финансового кризиса. Более точно сказать сложно, поскольку Китай высокой степенью прозрачности в своих отчетах по ЗВР никогда не отличался.

Время тратить

Япония сохраняет за собой второе место по объему резервов, причем в ближайшее время ее, равно как и Китай с первого, вряд ли кто-то подвинет. В последние месяцы ЗВР Японии, однако, практически не росли, колеблясь вокруг отметки в триллион долларов. Отсутствие роста связано с падением объемов экспорта из-за мирового финансового кризиса. Не самая дешевая японская продукция оказалась в условиях сокращения потребления по всему миру маловостребованной и приток иностранной валюты от торговли снизился. Впрочем, самих японцев сейчас больше беспокоит бьющий многолетние рекорды курс иены, который делает экспорт еще менее выгодным.

Россия, стремительно взлетевшая на третье место по величине ЗВР в 2000-е годы, сейчас столь же быстро вынуждена эти запасы тратить. Если 8 августа "в загашнике" российского ЦБ было без малого 600 миллиардов долларов, то к середине декабря, резервы "похудели" до 435 миллиардов. Трудности России противоположны японским и китайским. Рубль испытывает давление из-за оттока капитала и растущей потребности в валюте внутри страны, в первую очередь, для погашения иностранных долгов банками и компаниями.

В результате ЦБ вынужден выделять зарубежную валюту на поддержку финансовой системы, дабы не допустить неконтролируемой девальвации рубля, как это произошло в 1998 году. В то же время источники пополнения резервов сокращаются из-за падения цен на нефть и другие ресурсы, которое уже в ближайшем будущем может привести к торговому дефициту.

Впрочем, Россия является всего лишь одним из наиболее ярких примеров сокращения международных резервов в условиях кризиса. Те же самые процессы протекают и в большинстве других стран первой десятки по объему ЗВР. Скажем, Южная Корея, сдерживающая падение воны, потеряла уже 20 процентов запасов, причем в последние недели скорость потерь увеличивается. На конец ноября республика хранила 200 миллиардов долларов в валюте и золоте.

Индия аналогичный обвал пережила с мая по ноябрь (с 320 до 250 миллиардов), но сумела чуть-чуть упрочить свои позиции в декабре. 46 миллиардов долларов из своих 260 потратила Бразилия, что не спасло местную денежную единицу - реал - от 28-процентного падения. Достаточно стабильно выглядят разве что позиции Тайваня. К началу декабря по сравнению с августом казна островного государства потеряла всего лишь четыре миллиарда долларов. Тайвань вернул себе таким образом четвертое место в списке наиболее бережливых государств мира, опередив Индию.

Рост золотовалютных резервов у ведущих развивающихся стран - общая тенденция 2000-х годов. Накопив немалые запасы, представители ряда государств начали задумываться о том, каким образом их можно приумножить. Часть резервов была выделена в так называемые суверенные фонды, чьей основной задачей было покупать бурно растущие в цене активы в развитых странах и зарабатывать на их дальнейшем подорожании. Наибольшую активность здесь развили сингапурский фонд Temasek, китайский CITIC, а также фонды нефтедобывающих стран Персидского залива.

После начала ипотечного кризиса в США они начали скупать подешевевшие американские и европейские активы, в первую очередь в сфере финансов. Азиатские инвесторы вложили средства в Citigroup, Merrill Lynch, Morgan Stanley, UBS, рассчитывая на то, что кризис быстро закончится и купленные акции начнут вот-вот приносить прибыль. Однако их ждало разочарование. В течение 2008 года стоимость целого ряда финансовых компаний западных стран рухнула в несколько раз, в результате чего инвесторы оказались с убытками. Охлаждение интереса к такого рода инвестициям прошло очень быстро. В декабре 2008 года глава CITIC Лоу Цзивэй прямо заявил, что в "условиях финансовой нестабильности вложение деньги в западные компании является рискованным шагом и в ближайшем будущем не имеет смысла".