Новости партнеров

Парламент для Кокойты

Выборы в Южной Осетии выиграла партия власти

31 мая в Южной Осетии был переизбран парламент. Эти выборы - первые с тех пор, как республика была признана (пока что - только со стороны России) независимым государством. По словам представителей руководства Южной Осетии, предвыборная кампания и голосование должны были стать "экзаменом на демократию", от результатов которого могут зависеть перспективы дальнейшего международного признания республики. "Это будет хорошим сигналом международному сообществу, что наш народ достоин того, чтобы созданное им государство было признано и чтобы оно заняло достойное место среди других государств", - рассуждал глава МИДа Мурат Джиоев.

Для самой республики выборы помимо прочего были возможностью модернизировать свою политическую систему, приспособить ее к новым условиям, возникшим после того, как Грузия окончательно утратила контроль над Южной Осетией и последняя установила официальные отношения с Россией. Если в "осажденной крепости" - непризнанном государстве, которое жило под постоянной угрозой вооруженного нападения со стороны Грузии - можно было, в общем-то, обойтись и без серьезной оппозиции, и без сильного и независимого парламента, то полноценному демократическому государству, каковым, как утверждают власти республики, является Южная Осетия сейчас, все эти элементы необходимы.

Однако власти Южной Осетии, по-видимому, решили, что оппозиции в парламенте все же не место. Более-менее серьезных оппонентов президента Эдуарда Кокойты под разными предлогами сняли с выборов, а на лидеров оппозиции, по неофициальной информации, даже завели дело о "подготовке переворота". В итоге в парламент, согласно предварительным данным, прошли три партии: пропрезидентская "Единство", Коммунистическая партия, позиционирующая себя как "конструктивно оппозиционную", и Народная партия, руководство в которой недавно перешло к лояльным президенту политикам. Оппозиционная партия "Отечество", по предварительным данным ЦИКа, не смогла преодолеть семипроцентного барьера.

В парламенте прежнего созыва "Единство" имело большинство голосов. Сам Кокойты, конечно, как мог, расхваливал своих сторонников. На пресс-конференции в середине апреля он, к примеру, назвал партию "влиятельной и эффективной". Однако во время того же выступления, отвечая на другой вопрос журналистов, вынужден был признать, что лояльный ему парламент работает, мягко говоря, не слишком хорошо. "Честно говоря, это самый слабый парламент, который у нас когда-либо был, - разоткровенничался президент. - Депутаты не проводят работу с избирателями, люди часто просят просто показать им депутата их округа или района". Кокойты признал, что "некоторые члены" партии власти не очень активно работали, и ему (Кокойты) пришлось взять на себя некоторые парламентские функции.

Когда теперь он заявляет, что готов "поделиться полномочиями с парламентом", это выглядит странно. Какая разница, больше или меньше будет у депутатов формальных полномочий, если контролировать парламентариев в любом случае будет президент, а они с готовностью будут выполнять его указания. Перечить ему будет некому: в парламент пустили тех людей, которых президент желает там видеть. Коммунисты хотя и критикуют действующую власть (к примеру, за кумовство в кадровых вопросах), однако сколько-либо серьезным противником для себя Кокойты их не считает. В недавнем интервью, оценивая предвыборную кампанию, он заявил, что у Коммунистической партии "хорошие традиции" и что у нее, как и у лояльного ему "Единства", "все нормально".

Одну захватили, другую обезглавили

Оппозиционной социалистической партии "Отечество" пришлось идти на выборы без своего лидера - Вячеслава Гобозова. О последнем, кстати, посол Южной Осетии в РФ (бывший представитель Кокойты в России) Дмитрий Медоев заявил, что это чуть ли не единственный представитель оппозиции, обладающий политическим авторитетом. И вот как раз такому человеку ЦИК отказал в регистрации, заявив, что Гобозов якобы нарушил ценз оседлости (требование, в соответствии с которым кандидат в депутаты должен проживать на территории республики в течении пяти лет). Оппозиционер на это ответил, что имеет прописку и все необходимые документы, подтверждающие его проживание в Южной Осетии. "Я прописан в селе, но естественно, я не нахожусь там днем и ночью, я и в городе бываю, бываю во Владикавказе, как и 90 процентов активного населения Южной Осетии", - пояснил он. По его словам, норма о цензе оседлости используется властями избирательно (в данном случае, как считает Гобозов, власти решили ослабить партию, не пустив на выборы ее лидера).

По неофициальной информации, Гобозов поплатился за то, что отказался включать в свой избирательный список близких к президенту людей. "Изначально планировалось, что его партия станет второй ногой для "Единства", местным аналогом "Справедливой России", - объяснял "Коммерсанту" источник, близкий к руководству республики. - Однако Гобозов не стал включать в список людей Кокойты, а включил членов своей семьи".

Но если лидер "Отечества" еще сравнительно легко отделался, то у оппозиционеров из Народной партии эту самую партию как таковую вообще отобрали. То, что оппозиция позднее назвала "рейдерским захватом", произошло 10 апреля, спустя два дня после партийного съезда, на котором был утвержден предвыборный список кандидатов во главе с лидером партии Роландом Келехсаевым. Как раз 10 апреля активисты оппозиции намеревались отнести соответствующие документы в ЦИК - однако в штаб партии неожиданно ворвались люди в масках, вооруженные автоматами, и отвезли оппозиционеров в отделение милиции (отпустили их только поздним вечером). Тем временем в Цхинвали был организован альтернативный съезд Народной партии. Участники (которые, как утверждает соратник Келехсаева, депутат прежнего созыва парламента Сергей Зассеев, вообще не были членами партии) быстро переизбрали председателя (на место Келехсаева был избран Казимир Плиев, который считается лояльным действующей власти) и сформировали собственный предвыборный список. ЦИК в итоге пустил на выборы именно "Народную партию Плиева". Келехсаев и его соратники пытались судиться с обидчиками, но результатов не добились.

Власти, которых оппозиция обвинила в "политическом рейдерстве", кстати, даже не позаботились о том, чтобы как-то замести следы. Альтернативный съезд Народной партии вел член "Единства", глава МЧС республики Валерий Бибилов. Когда у Кокойты прямо спросили о том, что там делал его министр, президент заявил, что "Валера просто подсказывал ребятам, как грамотно провести съезд".

По словам Келехсаева, его партия понадобилась властям для того, чтобы пристроить туда членов пропрезидентского движения "Союз защитников Отечества" и протащить их в парламент (активисты движения были включены в "альтернативный" предвыборный список, который был принят ЦИКом). "По закону партия, собирающаяся принять участие в выборах, должна быть создана не менее, чем за год до них, а так как союз был создан только в ноябре, срочно понадобилась партия, которую не жалко", - рассуждает политик. В результате руководство страны одновременно получило в парламенте дополнительное число лояльных депутатов, нейтрализовало часть оппозиции, а заодно получило контроль над брендом Народной партии.

Врагов все больше

Декларируя приверженность демократическим ценностям, Кокойты и его окружение, похоже, не собираются терпеть оппозицию ни в парламенте, ни за его пределами. Они даже отказывают своим оппонентам в праве называться оппозицией. Посол Дмитрий Медоев, комментируя недавний митинг, организованный южноосетинскими оппозиционными политиками в Москве, заявил, что это "не оппозиция, а просто группа обиженных людей, которые по каким-то причинам покинули республику" (сами оппозиционеры заявляют, что "причиной" стал Кокойты, который выдавливает из Южной Осетии всех, кого считает угрозой своей власти). Кокойты, в свою очередь, давно уже действует по схеме, в которой есть место ему и согласному с ним "народу", а несогласные объявляются врагами Южной Осетии, предателями и "грузинскими шпионами" (со всеми вытекающими последствиями).

Список врагов между тем становится все длиннее (их фамилии - в формате "всякие тезиевы" - президент называет регулярно), там оказывается люди, пользующиеся в республике авторитетом, люди, которых в предательстве обвинить не так-то просто. Однако претензий от этих людей президент принимать не желает. "Сегодня нет никакого права у всяких морозовых, баранкевичей, тезиевых, габачиевых, джуссоевых, чочиевых, дзасоховых критиковать нас и указывать, как нам работать, восстанавливать разрушенное войной хозяйство", - ораторствовал Кокойты на недавнем заседании Всеосетинского общественного движения "Стыр ныхас" ("Совет старейшин").

Под "всякими баранкевичами" он, конечно, подразумевал, бывшего министра обороны Южной Осетии Анатолия Баранкевича. Баранкевич, как сообщалось, во время августовской войны отличился тем, что не покинул Цхинвали, на который наступали грузинские войска, и лично подбил два грузинских танка. На митинге в южноосетинской столице в конце августа, как писал "Коммерсант", ему досталось "гораздо больше аплодисментов, чем президенту". Врагом президента Баранкевич стал после того, как обвинил его в трусости (в недавнем интервью он повторил, что в ночь на 8 августа Кокойты сбежал в Джаву, забрав с собой людей, которые должны были защищать правительственные здания) и разворовывании денег, выделенных Россией на восстановление республики.

"Всякие джуссоевы" - это уже выпад в адрес генерального директора компании "Стройпрогресс" (которая занимается строительством газопровода из России в Южную Осетию), одного из лидеров оппозиции Альберта Джуссоева. Еще в конце 2008 года Джуссоев, комментируя ход строительства, заявил, что южноосетинский президент ставит ему палки в колеса, пытаясь получить доступ к деньгам, задействованным в этом проекте. По его словам, Кокойты сначала пытался писать жалобы в Москву, а затем распорядился задерживать машины со стройматериалами. Джуссоев утверждает, что Кокойты уже организовал операцию по его (Джуссоева) похищению в Северной Осетии (местным силовым структурам, как утверждает оппозиционер, южноосетинский президент даже заплатил, чтобы они не вмешивались).

Джуссоев также обвиняет президента в коррупции. По его словам, "до войны, во время войны и после войны исчезли миллиарды рублей, потому что всеми деньгами рулил он сам лично вместе с братом". "Вот все гадают, куда делась помощь гуманитарная?, - рассказывает оппозиционер. - Во Владикавказе его родной брат Роберт разруливал составы. Я заезжал туда и сам видел. Два состава мини-гидроэлектростанции, один состав - завод по изготовлению пеноблоков, два вагона с одеждой, восемь вагонов с итальянской мебелью. И они исчезали по разным станциям на Северном Кавказе".

Дать этим обвинениям официальный ход в Южной Осетии (для этого, разумеется, потребуется нечто большее, чем устные свидетельства о фактах коррупции) практически нереально. Помимо прочего власти уже приняли превентивные меры: в отношении Джуссоева, Баранкевича и еще одного оппозиционного политика, бывшего премьера Южной Осетии Юрия Морозова, по неофициальной информации, возбуждено уголовное дело о подготовке государственного переворота. Якобы они намеревались возглавить вооруженные отряды и штурмовать Цхинвали (в прокуратуре Южной Осетии, куда обратился за разъяснениями "Коммерсант", не подтвердили и не опровергли факт возбуждения дела). Если эта информация верна, то на территории республики оппозиционным политикам может угрожать арест.

Правда, пока больший дискомфорт для Кокойты они могут создать, находясь именно в Москве. Оказавшиеся за пределами республики, оппозиционеры заявили о намерении объединиться и добиться смены власти в Южной Осетии. Один из способов - попробовать убедить российское руководство, что нынешний президент Южной Осетии вредит не только республике, но и репутации самой России, которая защищает интересы признанного ею государства. На стороне оппозиционеров среди прочих выступил и главный тренер сборной России по вольной борьбе, член "Единой России" Джамбулат Тедеев, который не исключил, что вполне может задействовать свои связи в руководстве России. "Я могу встречаться и с Дмитрием Анатольевичем, и с Владимиром Владимировичем. Конечно, в основном по спортивной тематике, - заявил он "Коммерсанту". - До недавнего времени я политикой активно не интересовался, но молчать уже нельзя. Россия должна задуматься: Кокойты очень ненадежен".

До сих пор Москва, которая, надо полагать, и без оппозиции достаточно знает о злоупотреблениях южноосетинского руководства, обвинения противников Кокойты не поддерживала. Президенту остается надеяться, что внешняя "стабильность" в республике для российских властей будет дороже, чем желание навести там порядок. Потому что если Кремль поставит на одного из противников Кокойты, шансов сохранить власть у южноосетинского президента практически не останется.

Бывший СССР00:0212 августа

Хинкальная дипломатия

Туризм, «Боржоми» и вино. Как складываются отношения России и Грузии после войны