Белка в колесе

Угрожая Вашингтону войной, Пхеньян пытается добиться его расположения

Происходящее вокруг Северной Кореи по скорости появления новых информационных поводов все больше напоминает сумасшедший бег внутри колеса перепуганной белки. Плотность событий, заявлений, угроз и предположений за последние полгода повысилась многократно. Пхеньян явно форсирует обострение напряженности, стараясь обеспечить себе постоянное место в центре мирового внимания. При этом, не успев еще получить никаких дивидендов от предыдущего демарша, объявляет о новых, отбросив даже попытки выглядеть политически "прилично".

С одной стороны, такое поведение полностью укладывается в традиционную политику получения экономических подачек путем шантажа. Так было и в 1990-х годах, когда КНДР сначала объявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия, потом вышла из МАГАТЭ, а позже сняла с себя ответственность за сохранение статуса милитаризованной зоны.

Тогда тоже многие говорили о неизбежности новой войны, однако закончилось все совершенно иначе. Демократическая администрация Билла Клинтона решила стяжать лавры миротворцев и пошла на прямые переговоры с Пхеньяном. Столицу опальной страны посетил бывший президент США Джимми Картер, 1994 год ознаменовался подписанием рамочного соглашения с КНДР. Там же после подписания очередных соглашений пила шампанское с Ким Чен Иром госсекретарь Мадлен Олбрайт.

В обмен на договоренности Северная Корея неизменно получала экономическую и финансовую помощь. К тому же в те времена и Юг все еще надеялся на скорое объединение, поэтому проводил политику умиротворения, и в ответ на призрачные надежды поставлял продовольствие и оборудование. Сверхмилитаризованная страна с неэффективной и отсталой экономикой, КНДР давно уже не могла прокормить себя сама и без внешней помощи просто погибла бы.

С другой стороны, в 2009 году новым элементом в политике Пхеньяна стала необычайная "расточительность" в применении мер воздействия на мировое сообщество и в первую очередь США. В чем-то такое поведение уже напоминает истерику. Подготовка и осуществление 25 мая 2009 года подземного ядерного взрыва сами по себе были довольно интригующими и получили сильный резонанс в мире. Казалось бы, задача выполнена. Однако испытания зачем-то сопровождались целым "фейерверком" пусков ракет и еще большим шумом в мировых СМИ.

Горячий июнь

Пользуясь удобным предлогом, Сеул объявил о присоединении к Инициативе по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения (Proliferation Security Initiative, PSI). В ответ из Пхеньяна полетели угрозы о мощном военном ударе в случае задержания и досмотра судов КНДР по подозрению в участии в незаконном обороте ядерных материалов.

Кроме того, КНДР в одностороннем порядке изменила условия функционирования совместной с Югом промышленной зоны в Кэсоне. По новым требованиям, южнокорейцы должны не только повысить зарплаты северокорейским рабочим, но и согласиться на досрочную оплату аренды земли в размере 500 миллионов долларов. По первоначальным соглашениям, работающие в Кэсоне фирмы были освобождены от арендной платы до 2014 года.

Совет безопасности ООН осудил ядерные испытания и приступил в выработке соответствующей резолюции. Если после неудачной попытки пуска космической ракеты 5 апреля 2009 года СБ ограничился только заявлением, то теперь Госсекретарь США Хиллари Клинтон призвала министра иностранных дел России Сергея Лаврова и других участников процесса выработать единую позицию. И позицию жесткую.

Пока высокие стороны согласовывали резолюцию, Пхеньян успел преподнести Вашингтону еще один сюрприз - двух задержанных на границе КНДР американских журналисток осудили на 12 лет каторжных работ. Если до судебного процесса американцы не смогли предложить Ким Чен Иру ничего, стоящего свободы двух граждан США, то теперь повод для торга сохранится надолго.

Угрозы угрозами, но сразу же после ядерного взрыва в мировых СМИ появилась информация о подготовке в КНДР пуска еще одной баллистической ракеты. Еще один сюжет, еще один повод для обсуждения и беспокойства! И хотя позже появились сообщения о том, что засеченный разведками "ракетный поезд" катается по стране пустым, а выводы паникующих японцев основаны на "очень косвенных данных", информационная волна пошла. Тем более, что в сообщениях о КНДР никто в мире не может надежно отделить правду от дезинформации.

12 июня Совет Безопасности ООН все-таки принял резолюцию, ужесточающую санкции против КНДР. На этот раз союзников у Пхеньяна не нашлось, призывы поступать взвешенно и не раздражать северокорейское руководство (как это было после ракетного пуска в апреле) выглядели бы совсем уж неприлично: в итоге все 15 членов Совбеза проголосовали единогласно. Позже о возможности введения санкций объявили члены "Большой восьмерки", а Япония вообще односторонне ввела эмбарго на торговлю с Северной Кореей.

Видимо, по случайному совпадению, КНДР заявила о начале учений в Японском море и закрытии для судоходства прибрежной зоны в районе порта Вонсан. Знающие наблюдатели пророчили, что это означает подготовку к очередным ракетным пускам. Кроме того, Пхеньян объявил о готовности переработать весь накопленный запас плутония до оружейного уровня, а на попытки изоляции пообещал ответить военными действиями.

На какофонию угроз, решений и слухов наложилась вновь ожившая тема о преемнике Ким Чен Ира. Как будто его, то есть младшего сына вождя Ким Чен Ына, уже назначили руководителем Службы государственной безопасности. И подчиняться он будет непосредственно отцу. Ранее неоднократно поступали сообщения о том, что наследником выбран именно 25-летний Ким Чен Ын и ему даже как будто стали давать клятвы в верности. Поскольку проверить эту информацию все равно невозможно, уровень доверия к ней определяется личными предпочтениями пишущих и читающих.

Последний, на момент подготовки этого материала, обмен "приветствиями" произошел 24 и 25 июня. На ставшие уже ритуальными угрозы "стереть США с лица земли", президент США Барак Обама ответил срочным продлением одной из порций санкций, срок действия которых должен был истечь 26 июня.

Еще одним сюжетом северокорейского сплетения является судьба многострадальных шестисторонних переговоров. Фактически сорвав их в конце 2008 года, Пхеньян заявил о выходе из шестистороннего процесса "навсегда" после компромиссного заявления Совбеза ООН по результатам пуска ракеты в апреле. Резолюцию тогда решили не принимать, чтобы не злить Пхеньян. Но и довольно мягкое заявление северокорейцам не понравилось.

Президент Южной Кореи Ли Мен Бак предложил продолжить переговоры, но... без представителей Пхеньяна. Впятером: Китай, Россия, США, Япония и Республика Корея. С одной стороны это, конечно, полезно. Пусть сначала эти пятеро придут к общему мнению, чтобы лишить Ким Чен Ира возможности играть на противоречиях. Но с другой стороны, такие переговоры будут выглядеть по меньшей мере странно.

Тем не менее российский МИД идею поддержал. Пусть лучше так, чем вообще никак. Сергей Лавров уже пытался лично договориться и летал в Пхеньян, однако сколько-нибудь значимых результатов эта поездка не принесла. Влияние России на процессы на Корейском полуострове давно и прочно упало, хоть как-то заявлять о себе при решении его проблем Москва может только в коллективе. Поэтому придется заседать впятером. Пока. А там, чем черт не шутит, и Пхеньян изменит позицию.

Пробуксовка

Судить о целях северокорейского режима в отсутствие открытого информационного пространства тяжело. Однако вектор начатой в конце 2008 года "игры на обострение" вырисовывается более или менее ясно: это повторение успеха конца 1990-х годов и выход на прямое взаимодействие с единственной оставшейся супердержавой. Именно США должны, по задумке Пхеньяна, признать КНДР ядерной державой и обеспечить ей гарантии безопасности. То есть весь спектакль разыгрывается для американского политического истеблишмента, и главным его зрителем должен стать Барак Обама.

А Обама не спешит. Хотя многие, не только российские, обозреватели и ставят в укор лидеру демократов былые успехи Клинтона, Вашингтон упорно занимает выжидательную позицию. Сначала это объясняли неготовностью новой администрации к решению северокорейской проблемы. Хотя первое свое зарубежное турне Хиллари Клинтон предприняла именно в Юго-восточную Азию, из ее речей в Токио и Сеуле было понятно, что госсекретарь тогда еще не очень хорошо ориентировалась в специфике проблем КНДР. К тому же, никто до сих пор внятно не объяснил, в чем может заключаться само решение этих вопросов, существует ли оно в природе.

На американского президента возлагали слишком много надежд. И ситуаций для принятия ответственных решений на его долю уже выпало немало, включая Ирак, Иран и Афганистан. А тут еще и экономический кризис. В таких условиях пойти навстречу КНДР и в итоге получить позорный "щелчок по носу" от Ким Чен Ира - крайне невыгодная и рискованная стратегия. Вот он и не спешит, и понять его можно. В арсенале Пхеньяна осталось совсем немного средств для усиления напряженности. Ведь реальная война для КНДР, и в первую очередь для ее правителей, смертельна. А испуг пока изображают только Япония и Южная Корея, да и те под шумок пытаются решить свои вопросы. Так что на сегодняшний день можно констатировать, что политика обострения оказалась неэффективной. А никакой другой у северокорейского руководства, по-видимому, нет.

Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?
Мир00:0213 августа

Ким Чен Культ

Вожди-колдуны и голоса из холодильника. Во что верят жители Северной Кореи
Мир00:01 9 августа

Индустрия несвободы

Как частные тюрьмы превращают американцев в рабов и зарабатывают на этом миллионы