Гений самоцитирования

Барак Обама дал интервью главному редактору "Новой газеты"

Накануне первого визита в Москву в качестве президента США Барак Обама дал всего два интервью российским средствам массовой информации. Сначала была беседа с первым заместителем гендиректора "ИТАР-ТАСС" Михаилом Гусманом, а потом - интервью журналистам "Новой газеты".

Разговор Барака Обамы и Михаила Гусмана был показан в эфире телеканала "Вести" в День независимости США, 4 июля: американский президент поделился связанными с предстоящим визитом ожиданиями, а также рассказал о дерзости надежд, любви к русской литературе и семейной жизни. На прощание Гусман подарил Обаме матрешку с американскими президентами-демократами. В интервью даже прозвучал один "народный" вопрос: что чувствовал Обама, когда понял, какая на нем лежит ответственность, и какие решения ему предстоит принимать? В общем, интервью было больше всего похоже на представление американского президента тем российским телезрителям, которые почти ничего о нем не знают.

Единственным российским печатным СМИ, на чьи вопросы согласился ответить Барак Обама, оказалась оппозиционная "Новая газета". Президент США объяснил свой выбор тем, что в апреле 2009 года с главным редактором издания Дмитрием Муратовым побеседовал его российский коллега Дмитрий Медведев. Тогда решение главы РФ выглядело как едва ли не прорыв в области свободы слова. Однако прорыва, по общему признанию, не получилось. Один из читателей издания в апреле прокомментировал обширную публикацию так: "...как разговор в электричке - понемногу обо всем, а начнем со срочного". Похожее впечатление производит и второе "президентское" интервью в "Новой газете".

Все это мы уже слышали

"Новая газета" задала президенту США всего семь вопросов. И "народных" среди них не было. Добрая половина интервью оказалась посвящена финансовому кризису, причем первый вопрос в "Новой" постарались заострить - не Америка ли виновник того, что происходит сейчас во всем мире? Наверное, если бы при этом спрашивающие напомнили американскому президенту, что еще полгода назад два высших должностных лица России отвечали на этот вопрос безоговорочным "да", разговор вышел бы по-настоящему острым. А так Обама с легкостью отмахнулся от подозрений не названных "российских и европейских политиков" и ответил, что в кризисе виноваты все страны разом.

Американский президент вообще не стал делать громких или неожиданных заявлений. Напротив, он подчеркнул, что его видение причин сложившейся на мировых рынках ситуации было отражено еще в речи перед Конгрессом США в феврале 2009 года: вина за кризис лежит на тех, кто подталкивал участников рынка к основанным на сиюминутных потребностях решениям.

Ну а ответ Барака Обамы на вопрос о целях и задачах затеянной им "реформы финансового регулирования XXI века" оказался дословным повторением речи президента от 17 июня 2009 года.

Так, в тексте выступления, опубликованном на официальном сайте Белого дома, говорится: "First, we're proposing a set of reforms to require regulators to look not only at the safety and soundness of individual institutions, but also - for the first time - at the stability of the financial system as a whole". В интервью Обамы "Новой газете" читаем: "Во-первых, мы предлагаем ряд реформ, в результате которых регулирующие органы будут обязаны следить не только за надежностью отдельных финансовых институтов, но и - чего не было раньше - за стабильностью всей финансовой системы в целом".

Второй пункт июньской речи был таким: "Second, we're proposing a new and powerful agency charged with just one job: looking out for ordinary consumers". В интервью от 6 июля: "Во-вторых, мы предлагаем создать новую мощную структуру, у которой будет одна задача - наблюдать за ситуацией с рядовыми потребителями".

И, наконец, в обоих выступлениях Обама подытожил рассказ о реформе одними и теми же словами: "We're called upon to recognize that the free market is the most powerful generative force for our prosperity - but it is not a free license to ignore the consequences of our actions" или, в версии "Новой газеты", "Мы должны признать, что, хотя свободный рынок - самый мощный генератор нашего благосостояния, он не дает нам права игнорировать последствия наших действий".

Таким образом, вопрос о том, действительно ли финансовая реформа Обамы заинтересовала Дмитрия Муратова или же эта тема была включена в интервью по инициативе пресс-службы Белого дома, остается открытым.

"Я согласен с президентом Медведевым..."

Покончив с экономикой, "Новая газета" перешла к вопросам о правах человека и громких уголовных процессах в России: о втором суде над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым и о поиске убийц журналистки издания Анны Политковской. Было бы наивно ожидать, что президент США разразится гневной тирадой о нарушениях прав человека и свободы слова в России - на такое мог пойти разве что его бывший соперник Джон Маккейн, но не демократ Обама. Однако результат оказался обескураживающим.

Дело даже не в том, что, отвечая на оба вопроса, Барак Обама дважды сослался на своего российского коллегу - юриста и президента Дмитрия Медведева. И не в том, что, комментируя второе дело Ходорковского, президент США, хоть и назвал обвинения против бывшего главы ЮКОСа "странными", не забыл подчеркнуть, что поддерживает реформу российской судебной системы, которая сделает все подобные процессы справедливыми. И даже, наконец, не в том, что конкретно о "деле Политковской", которое, конечно, имеет особое значение для "Новой газеты", Обама говорить и вовсе не стал. Как-никак первый официальный визит в чужую страну требует соблюдения дипломатической вежливости.

Бросается в глаза другое. Обращаясь к читателям "Новой газеты", Обама не нашел ничего лучше, чем дважды процитировать самого себя. Сначала он буквально повторил пассаж из своей инаугурационной речи, в которой предложил протянуть руку даже недемократическим лидерам, если они "разожмут кулак", а потом пространно процитировал свое же "историческое" выступление в Каире, где говорил, обращаясь к мусульманской аудитории, о стремлении всех людей мира к свободе. Видимо, особых слов для российских читателей у президента США не нашлось.

Одним словом, ответы Обамы на вопросы о внутрироссийских делах не могут порадовать читателей "Новой газеты" - американский президент фактически переадресовал их своему российскому коллеге, напомнив выступление Медведева на форуме в Давосе в январе 2007 года - "свобода лучше несвободы", а также объявив о полной поддержке судебной реформы.

Особняком в интервью стоит последний вопрос: о том, как складывается совместная работа Барака Обамы с госсекретарем Хиллари Клинтон. Президент США, естественно, заявил, что былое соперничество в ходе президентской гонки лишь помогает эффективной деятельности тандема. Между тем, в российских СМИ, в частности в "Независимой газете", появилось предположение, что Хиллари Клинтон не участвует в визите Обамы в Москву вовсе не из-за сломанной руки, а по решению президентской администрации: мол, с четой Клинтонов у российской стороны связаны нехорошие воспоминания о бомбежках Югославии, да и вообще все успехи, которые, без сомнения, будут достигнуты в Москве, Обама предпочитает записать на свой счет. Что ж, подобные предположения имеют право на существование, хотя и не объясняют отказа Клинтон от участия в других мероприятиях, например в саммите "Большой восьмерки".

В целом, интервью Барака Обамы "Новой газете" получилось максимально обтекаемым и политкорректным. Безусловно, оно не помешает его конструктивному диалогу с Дмитрием Медведевым: президент США не сказал ничего неожиданного ни для Кремля, ни для читателей издания.

Однако последние могли бы спросить у редакции, почему вопросы Обаме были подобраны и сформулированы так, что президент США смог ответить на них подборкой цитат из собственных предыдущих выступлений и речей Дмитрия Медведева. Ведь даже интервью, показанное в эфире государственного телеканала, оказалось, на поверку, куда более человеческим, чем беседа президента США с главным редактором оппозиционного СМИ.

Интернет и СМИ00:0022 ноября

Фильтруй базар

Тюрьма за порно и запрет мемов. Выживать в интернете стало сложнее