Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Пригодился

В охоту на Рахата Алиева втянули бывшего шефа казахстанских спецслужб

Казахстану потребовалось совсем немного времени, чтобы оценить порыв бывшего начальника национальной спецслужбы Альнура Мусаева. В минувшие выходные Мусаев, считавшийся соратником бывшего президентского зятя Рахата Алиева (оба несколько лет назад оказались в опале, эмигрировали в Австрию, а на родине заочно приговорены к большим срокам заключения) дал интервью одной из австрийских газет. Он неожиданно выступил с критикой в адрес товарища по изгнанию и дал понять, что обвинения в похищении людей, которые были адресованы Алиеву в Казахстане, могут быть правдой.

Хотя впоследствии бывший шеф КНБ (Комитета национальной безопасности) попытался смягчить свои высказывания, в Астане, очевидно, решили, что даже такой жест заслуживает награды. Ну, или хотя бы поощрения. Генпрокуратура республики объявила, что "исполнение приговора" Альнуру Мусаеву приостанавливается на три месяца. А его дело "истребовано для изучения в порядке надзора".

Что касается ранее направленного в Австрию запроса на экстрадицию Мусаева, то он, как сообщили неофициальные источники, был отозван еще до публикации упомянутого интервью. Вероятно, казахстанские силовики как-то предчувствовали, что их бывший коллега одумается и поможет им в борьбе против "преступника и отщепенца" (такую характеристику Рахату Алиеву дали на съезде правящей казахстанской партии). Или же, как предположил сам Алиев, просто вышли на Мусаева, надавили на него и заставили сказать то, что им надо.

Получил Мусаев пока не слишком много: к тому, что было (15 лет тюрьмы заочно по приговору, вынесенному в январе 2008 года), добавили три месяца отсрочки. В настоящее время бывший начальник КНБ и так находится на свободе. И этим он обязан отнюдь не благосклонности казахстанской юстиции, а тому, что вовремя выехал за границу. Теперь теоретически он может вернуться на родину и лично бороться там за свои права. Но бороться в этом случае, скорее всего, придется из-за решетки.

Впрочем, больших послаблений бывший шеф КНБ пока не заслужил. В интервью австрийской газете Krone он, по сути, только повторил некоторые обвинения в адрес Рахата Алиева. Заявил, например, что "ему стало известно, что менеджеры казахстанского "Нурбанка" были похищены по указанию Рахата Алиева".

Учитывая, что текст публикации в Krone не был четко разделен на вопросы и ответы, а представлял собой изложение беседы с включением цитат, не совсем ясно, что конкретно сказал Мусаев и в каком контексте это было сказано. Сам он спустя несколько дней дал обширное интервью радиостанции "Азаттык" (казахстанской службе "Радио Свобода"), в котором заявил, что его слова, сказанные в беседе с австрийским журналистом, были неверно интерпретированы. Озвучивая обвинения в адрес Алиева, Мусаев (по его словам) всего лишь передавал содержание некоторых материалов, фигурировавших на судебном рассмотрении этого дела в Казахстане.

Бывший чекист добавил, что "сторговаться с казахстанской стороной против Рахата Алиева" он не пытался.

Любой ценой?

О том, нашли ли казахстанские спецслужбы в лице Мусаева добровольного помощника, можно только гадать. А вот то, что опального шефа КНБ (вместе с его интервью) могут использовать в качестве инструмента в охоте на опального президентского зятя, - вполне вероятно. Тем более, что прецеденты такого рода уже были.

Казахстан, напомним, в течение нескольких лет пытался вытащить из Австрии Рахата Алиева. И каждая попытка заканчивалась провалом. На официальный запрос об экстрадиции, который пришел из Казахстана, суд Вены ответил отказом: в суде решили, что справедливое рассмотрение дела на родине Алиеву не гарантировано, поэтому выдавать его нельзя.

Тогда в Астане решили попробовать по-другому. По словам Алиева, силовики получили приказ: поймать его и вывезти в Казахстан любой ценой. За этим последовало несколько попыток похищения. Отбиваясь от похитителей, Алиев рассказывал журналистам, что в Австрию съезжаются агенты казахстанских спецслужб со всей Европы. В прессу попадали сообщения о том, что из страны, к примеру, была выдворена группа казахстанских чекистов, которые "незаконно осуществляли оперативную деятельность".

В настоящее время в Австрии под арестом сидит некий Ильдар А.: его подозревают в связях с упомянутыми спецслужбами и попытках похищения Алиева и Мусаева (осенью 2008 года на бывшего шефа КНБ напали несколько человек, но ему удалось спастись - он оказал им сопротивление, схватка привлекала внимание прохожих, и нападавшие сбежали). Суд над этим человеком, как ожидается, начнется в сентябре.

Власти Казахстана, разумеется, все обвинения в организации похищения Алиева опровергали.

К охоте, как утверждает Рахат Алиев, подключили и казахстанских министров. Вот как он описывает этот процесс в книге "Крестный тесть". "Кампания, - пишет бывший зять, - была построена таким образом, чтобы каждый член правительства теребил своего европейского коллегу, требуя от того посодействовать экстрадиции "блудного сына". Писать письма и делать звонки были обязаны все - от премьера до министра сельского хозяйства". Самому Алиеву потуги такого рода, как он с удовлетворением признает, были даже на руку: "Не будь этого напора, моим юристам стоило бы куда больших усилий доказать, что дело их подзащитного политическое, что нужен он не казахским судьям, а казахскому правительству как диссидент, разошедшийся в политических взглядах с режимом".

В игре оставалась еще одна карта: родственники опальных политиков (оставшиеся на родине или находящиеся за рубежом). И эту карту, по словам Алиева, казахстанские власти тоже попытались разыграть. Наиболее скандальной, наверное, стала история с отцом Рахата Алиева - Мухтаром Алиевым, который после возбуждения дела в отношении его сына также поселился в Австрии. В начале мая 2009 года госструктуры Казахстана распространили сообщение, в котором говорилось, что Мухтар Алиев обратился за помощью в посольство республики в Вене. Отец опального политика якобы жаловался, что сын не пускает его на родину и что ему (Мухтару Алиеву) пришлось даже бежать из охраняемого дома через забор, чтобы добраться до дипломатов.

Как выяснилось, отец Рахата Алиева действительно находился в посольстве. Однако, выйдя оттуда, он заявил, что разногласий с сыном у него нет, и отказался от заявления, которое было распространено под его подписью. По словам журналиста радио "Азаттык", который с ним разговаривал, его собеседник говорил медленно, жаловался на высокое давление. "Я отказываюсь от всего, что подписал… Они мне дали какие-то таблетки", - сказал он. Рассказывать более подробно о том, что произошло в посольстве, он не захотел. Сестра Рахата Алиева, которая забирала отца из дипмиссии, рассказала, что, когда его вывели оттуда, его шатало и он с трудом двигался. МИД Казахстана между тем утверждал, что Алиев в посольстве чувствовал себя нормально.

Комментируя разоблачительное выступление Мусаева, Алиев заявил, что на того некоторое время назад вышли бывшие коллеги (сотрудники КНБ). Опальный политик предположил, что для давления на бывшего начальника КНБ сотрудники спецслужб каким-то образом использовали его родственников, оставшихся в Казахстане. "То, что Альнур Мусаев поддался спецслужбам - на это есть свои причины, - сказал Алиев. - Не следует забывать, что у него есть родители в Казахстане. У него родственники, семья, дети в Казахстане. Я по-человечески его понимаю".

Новый козырь?

Не исключено, что история с Мусаевым (которая еще не закончена) принесет властям Казахстана больше пользы, чем неуклюжие попытки вернуть Алиева, предпринимавшиеся до сих пор. В интервью Krone и "Азаттык" Мусаев потребовал нового расследования дела, по которому их с Алиевым осудили. Расследование, по его словам, должно вестись не только в Казахстане, но и в Австрии. "У меня просто гражданская позиция, чтобы по этому вопросу разобрались объективно", - заявил Мусаев. В Казахстане, кстати, его призывам уже вняли (истребовав дело, как говорилось выше, "для изучения в порядке надзора").

Вот только к чему этот пересмотр Алиеву и Мусаеву? Едва ли люди, работавшие в руководстве спецслужб (Алиев в свое время был заместителем председателя КНБ) и знающие, как у них на родине действуют силовые структуры и как выносятся приговоры, действительно верят, что судебные процедуры помогут им вернуться в Казахстан без риска для жизни и свободы (Алиев, кстати, комментируя последние выступления Мусаева, заявил, что тот рассчитывает на реабилитацию на родине, но остаться все равно планирует в Европе). По крайней мере - вернуться при нынешнем руководстве республики. А вот ухудшить их положение новое рассмотрение дела может. Особенно - рассмотрение дела в Австрии, где они пока защищены от экстрадиции.

Того, чтобы обвинениями в адрес Алиева и его предполагаемых сообщников занялись австрийские власти, требуют, в частности, жены пропавших менеджеров "Нурбанка" Армангуль Капашева и Шолпан Хасенова. Недавно, как сообщала австрийская газета Der Standard, они пикетировали парламент страны, требуя выслать Рахата Алиева в Казахстан или начать в отношении него расследование по месту пребывания. В Астане, наверное, были бы рады любому из двух вариантов: расследование в Австрии, может, и не приведет к экстрадиции бывшего президентского зятя, но жизнь ему точно усложнит.

Кстати, в австрийском парламенте на днях начались слушания, посвященные делу Рахата Алиева - точнее, возможным связям австрийских политиков с казахстанскими спецслужбами. После того как опальный политик поселился в Вене, произошел целый ряд скандалов, в которых были замешаны представители ведущих партий и некоторые чиновники. Их подозревают в том, что они стали "инструментами" казахстанских силовых структур, добивавшихся экстрадиции Алиева. Разумеется, не бесплатно.

Достоянием прессы стали весьма примечательные вещи. Выяснилось, к примеру, что с упомянутым Ильдаром А. (который ждет суда по подозрению в попытке похищения Алиева и Мусаева) контактировал депутат от Социал-демократической партии Австрии (SPO) Антон Гааль (Anton Gaal). Политик, оправдываясь, заявил, что всего лишь вел с Ильдаром А. переговоры о покупке дома. Издание Die Presse между тем утверждало, что Гааль в течение 2008 года неоднократно беседовал по телефону с представителями казахстанских спецслужб (95 раз за год, по данным издания).

Стало известно также, что депутаты от Австрийской партии свободы (FPO) несколько раз обращались в различные органы власти с запросами о том, как обстоит дело с требованием Казахстана экстрадировать Алиева, и о том, что предпринимают правоохранительные органы Австрии по этому поводу. Теперь парламентариев подозревают в том, что они действовали по указке казахстанских властей.

Парламентское расследование между тем может пойти и в другом направлении. В австрийской прессе ходили слухи, что своим положением (в частности, тем, что ему удалось избежать экстрадиции и получить вид на жительство) Рахат Алиев обязан связям во властных структурах страны. О чем-то подобном, кстати, говорил и Альнур Мусаев в интервью Krone. Бывший начальник КНБ заявил, что Алиев остался в Австрии благодаря "политическим связям, в частности, контактам с представителями бывшего руководства министерства внутренних дел страны".

Для Алиева тема возможной коррупции при рассмотрении его дела австрийскими властями, наверное, даже опаснее, чем любые обвинения, исходящие из Казахстана. Под угрозой, помимо прочего, может оказаться его вид на жительство. Кстати, публикацию в Krone сам Алиев расценил как попытку создать негативный фон для парламентских слушаний в Австрии (статья вышла за несколько дней до их начала). На слушаниях, по его словам, силовые структуры Казахстана могут предстать в "довольно нелицеприятном виде". "Отсюда, вероятно, и происходит попытка Астаны дискредитировать меня с использованием Мусаева", - считает он.

P.S.

В Австрии бывший зять Нурсултана Назарбаева живет уже несколько лет. С разоблачениями в адрес казахстанских властей он выступает постоянно. Но сколько-либо существенного вреда руководству республики они не причинили. Даже обвинения, собранные в скандальной книге "Крестный тесть", посвященной Назарбаеву и переведенной на несколько языков (в Казахстане ее распространение было запрещено, а покупателей и продавцов пригрозили преследовать как "оказывающих содействие преступнику Рахату Алиеву"), не получили официального развития. Хотя сам автор требовал возбудить на основе его книги уголовное дело и начать процедуру импичмента в отношении "пожизненного президента Нурсултана Назарбаева".

Однако просто смириться с потоком обвинений, исходящих из Вены, казахстанские власти не могут. Помимо прочего в 2010 году Казахстан должен принять председательство в ОБСЕ (штаб-квартира организации, кстати, располагается в той же Вене). Представители оппозиции и правозащитники уже не раз выступали против этого, заявляя, что в Казахстане не соблюдаются стандарты демократии. И разоблачения Рахата Алиева, безусловно, не улучшают имидж казахстанского руководства.

Недавно две оппозиционные партии Казахстана обратились к ОБСЕ с просьбой отложить председательство страны в этой организации. И одним из аргументов стала даже не сама книга Алиева, разоблачающая президента, а решение властей республики о ее запрете. "Мы возвращаемся к ситуации 1937 года, - заявил лидер партии "Алга" Владимир Козлов. - Какая тут демократия?! Осталось только сжигать эту книгу на кострах".

Бывший СССР00:0115 октября

Пограничные отношения

Литва собиралась дружить с Белоруссией. Но пустила к ее границе американские танки