Дьявольски сложная задача

Польша с надеждой и опасением ожидает визита Владимира Путина

Накануне начала официальных мероприятий, посвященных началу Второй мировой войны, польские политики и журналисты гадают, с каким посланием выступит приглашенный на них российский премьер Владимир Путин. Идеальным результатом для Варшавы стало бы одновременно и кардинальное улучшение польско-российских отношений, так называемый "прорыв", и полное признание Россией всех вменяемых сталинскому режиму преступлений, в частности, ответственности за совместное с Германией развязывание войны.

В память о героизме польских воинов, которые более недели сражались с превосходящими силами немцев на полуострове Вестерплатте, расположенном в Гданькой бухте, местом проведения церемонии выбрали город Гданьск. 1 сентября 2009 года, в день 70-летия нападения гитлеровских войск на Польшу и начала Второй мировой войны, туда прибудут канцлер Германии Ангела Меркель, премьер Италии Сильвио Берлускони, генсек Европарламента Ежи Бузек, представитель США, премьеры Литвы, Латвии, Швеции, Эстонии, Финляндии, Голландии и Чехии, а также глава МИДа Великобритании Дэвид Милибэнд.

За месяц до мероприятия еще не было достоверно известно, примет ли в нем участие Владимир Путин, и если примет, то в каком формате. Для встреч такого уровня это очень знаковое промедление с ответом на приглашение - обычно подобные вопросы согласовываются задолго до визита. Польская газета "Дзенник" 26 июля со ссылкой на неофициальные источники сообщила, что российская сторона опасается обвинений в сговоре советского руководства с Гитлером и совместной оккупации Польши.

Источники издания утверждали, что российские дипломаты очень тщательно изучали программу мероприятий и встречались с их организаторами. Кроме того, Москва пообещала "бдительно наблюдать", как поведут себя польские власти в канун годовщины войны в Южной Осетии и 70-летия подписания пакта Молотова-Риббентропа. Поляки, со своей стороны, также пошли навстречу.

Один из организаторов церемонии в Гданьске, секретарь Совета охраны памяти о борьбе и мученичестве Анджей Пшевожьник заявил изданию, что все мероприятия, напоминающие о вторжении Красной Армии в Польшу, будут перенесены на 17 сентября. Гданьская встреча, подчеркнул Пшевожьник, должна быть посвящена исключительно началу войны. Неизвестно, поверила ли Москва заверениям польской стороны, но, по информации того же "Дзенника", российский премьер активно готовился к отражению возможной "атаки", встречался с историками и изучал документы, касающиеся обстановки в Европе в конце 30-х годов XX века.

Как бы там ни было, но 20 августа 2009 года пресс-служба российского правительства сообщила, что 1 сентября Владимир Путин посетит международную встречу в Гданьске. Кроме участия в памятных мероприятиях, российский премьер проведет двусторонние переговоры с главой польского правительства и со своей украинской коллегой Юлией Тимошенко. То есть визит состоится, что называется, "по полной программе".

Возможно, все обстояло именно так, как написала об этом польская газета, но только 26 августа польский премьер Дональд Туск выступил с довольно резкими заявлениями о предстоящей встрече. Он пообещал расставить первого сентября все точки над "i", то есть однозначно дать понять, кто "во время Второй мировой войны был жертвой, а кто был палачом". "Нравится ли это кому-то или нет - не имеет большого значения. Это польская позиция, мы ее никому не навязываем, но Польша имеет право на свою память, на свою интерпретацию тех событий, и этого права никто нас не лишит", - заявил премьер.

В то же время Туск заметил, что на предстоящих мероприятиях вряд ли удастся что-то решить раз и навсегда и в польско-российских отношениях следует настраиваться не на достижение быстрого результата, а на длительный "процесс". Этот "процесс" осложняется тем, что продвижение своих взглядов, "основанных на истине", нужно как-то совместить с насущной необходимостью вывести отношения с Россией на качественно новый уровень или как минимум - из состояния "заморозки".

"Задача действительно дьявольски сложная, - честно признался Туск, - но мы не поставим на ней крест, мы должны ее решить". Заявления Туска последовали после длительных многонедельных консультаций аппаратов премьера и президента Польши Леха Качиньского о том, что же будет происходить в Гданьске, кто и с какой речью выступит. Так, например, на открывшейся в Гданьске фотовыставке, посвященной началу Второй мировой, будут представлены и фотокопии секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа. Посещение выставки внесено в программу встречи, и хозяева с интересом ждут, как отреагирует на этот экспонат Владимир Путин.

Оборотная сторона истории

У визита российского премьера в Польшу, кроме историко-идеологической, есть еще и чрезвычайно важная экономическая составляющая. Находящиеся в состоянии "замороженности" отношения между двумя странами не выгодны ни Польше, ни России. Тем более сейчас, когда "мясной конфликт" разрешен, а раздражающие Москву планы развертывания американской ПРО на территории Польши, похоже, имеют все шансы уйти в небытие.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что за 2008 год товарооборот между двумя странами вырос на 52 процента и превысил уровень в 27 миллиардов долларов. Кроме того, Польша надеялась подписать новый контракт с "Газпромом" и с 2010 года значительно увеличить закупки российского газа. Планировалось, что соглашение будет окончательно заключено именно во время визита Путина 1 сентября 2009 года. Однако неожиданно переговоры застопорились, и польские власти вынуждены были объявить о подготовке к новому газовому кризису.

Вполне возможно, что исход переговоров по газу будет напрямую зависеть от того, как Владимира Путина примут в Гданьске. Во всяком случае, это серьезный "крючок" для польских властей, хотя и "Газпрому" в условиях кризиса увеличение продаж не помешало бы.

Несмотря на большое количество спорных вопросов как в трактовке истории отношений между двумя странами, так и в текущей реальности (в международных отношениях это, скорее, обычная ситуация, а не исключение), стороны демонстрируют и готовность к прагматичному подходу в решении самых болезненных и "взрывоопасных" вопросов. Так, довольно незаметно, но продуктивно действует учрежденная Польшей и Россией Группа по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений.

Последнее на сегодняшний день, третье заседание Группы состоялось в Кракове 28-29 мая 2009 года. В группу, призванную найти решение осложняющих двусторонние отношения проблем, вошли историки, специалисты по международным отношениям, дипломаты. Сопредседателями ее стали ректор МГИМО академик Анатолий Торкунов и спецпредставитель премьер-министра Польши, бывший глава МИДа страны Адам Ротфельд.

Официальное коммюнике по итогам этого заседания ни на какие "прорывы" не указывает, однако, как удалось узнать "Независимой газете", переговорщики вплотную приблизились к решению одного из самых острых вопросов российско-польских отношений - "катынского дела". Дональд Туск пообещал, что в Гданьске обязательно задаст о нем вопрос Владимиру Путину.

Вкратце, суть "пакетного" решения сводится к тому, что российская сторона откроет для поляков засекреченную часть архивов по катынской трагедии, в ходе которой органы НКВД расстреляли 22 тысячи пленных польских офицеров (именно такая цифра была названа после обнародования в 1992 году архивных документов, однако позже, в 2004 году, Главная военная прокуратура России подтвердила вынесение смертных приговоров только 14 542 польским военнопленным). В ответ Польша обязуется больше не поднимать этот вопрос в официальных отношениях между двумя странами "по поводу и без повода".

Сопредседатели группы договорились, что до заключения соглашений на правительственном уровне будут держать договоренности в тайне. Подписание документов может состояться уже 1 сентября в ходе визита российского премьера. Если соглашение действительно уже достигнуто, то демарш Туска с напоминанием Путину о Катыни - просто популизм, без которого, впрочем, в современной политике тоже не обойтись. Премьеры подпишут согласованные документы, а Туск отчитается перед избирателями о выполнении своего обещания.

Наметились подвижки и с другой стороны: варшавский Институт национальной памяти пересмотрел оценки количества поляков, сосланных в Сибирь после 1939 года. Теперь считается, что их было не миллион, а 320 тысяч человек. Трагедия осталась трагедией, но более объективный взгляд на события прошлого наверняка будет способствовать сближению позиций. Не сейчас, так в будущем.

Что скажет Путин?

По мнению Владислава Стасяка, главы канцелярии президента Польши, Владимир Путин будет отстаивать свою точку зрения на события 1939 года, и согласия в исторических оценках от него добиться не удастся. Вероятно, несмотря на все резкие заявления, в Варшаве смирились с тем, что "переубедить" российского премьера не получится.

Российские СМИ неоднократно демонстрировали, что официальная оценка и пакта Молотова-Риббентропа, и всего периода начала Второй мировой войны очень недалеко ушла от исторической версии, разработанной еще под руководством Сталина. Показанный 20 августа в эфире телеканала "Россия" фильм "Тайны секретных протоколов" убеждал зрителей в том, что Польша и Германия фактически сформировали союз против СССР, и Страна Советов вынуждена была пойти на заключение договора с Германией для обеспечения своей безопасности.

Многие польские политики призвали МИД и правительство страны жестко ответить на "антипольскую пропаганду", однако в преддверии международной встречи в Гданьске кабинет реагировать не стал. Политика в отношении СМИ - внутреннее дело России, заявил представитель правительства.

Столь спокойная реакция заметно контрастирует с тем, что еще в июне польский МИД официально обвинил Россию в фальсификации истории после показа по телевидению сюжета Ильи Канавина "Пакт Молотова-Риббентропа: Рассекреченные материалы". Бурное возмущение вызвала и размещенная на сайте Минобороны статья полковника Сергея Ковалева, в которой вина за развязывание Второй мировой войны возлагалась на польское правительство. Статью убрали, объявив ее личным мнением Ковалева, но общий тренд обозначился четко.

У российского руководства, кроме желания поддержать международный престиж страны, есть еще один важный повод, чтобы идти вразрез с общеевропейской оценкой событий прошлого. Все больше голосов в бывших республиках СССР и странах исчезнувшего социалистического лагеря раздается в пользу взыскания с России, как правопреемницы СССР, компенсаций за действия Советского Союза. Компенсаций не в виде извинений, а вполне реальных, денежных. И суммы в этих расчетах фигурируют немалые.

В пример ставится Германия, которая выплатила и продолжает выплачивать миллиарды долларов пострадавшим от гитлеровского режима. Впрочем, с Германией разобрались уже давно, и среди ее победителей был Советский Союз. Поэтому сейчас никого не интересует, что же скажет в Гданьске Ангела Меркель.