На стороне клиента

Генпрокуратура запретила банкам повышать ставки по выданным кредитам

Российская Генпрокуратура подтвердила незаконность повышения ставок по уже выданным кредитам. Таким образом, банки, требовавшие прекратить "наезды" региональных прокуроров, остались ни с чем. Банкиры, как обычно, предупреждают о возможном увеличении стоимости кредитов из-за роста рисков, но в нынешних условиях сделать это им будет довольно сложно.

История противостояния Генпрокуратуры с кредитными организациями началась еще в докризисные времена. В июне 2007 года "око государево" начало проверку банка "Русский стандарт" - тогдашнего лидера на рынке потребительского экспресс-кредитования - на предмет возможного нарушения прав потребителей. Речь шла о взимании разнообразных комиссий при предоставлении кредитов. Разнообразные дополнительные суммы прописывались банком в кредитных договорах так, что стоимость кредита неопытному заемщику вычислить было практически невозможно.

Несмотря на несколько побед в судах, "Русский стандарт" все же был вынужден убрать из своих договоров комиссии. Затем настала очередь других российских банков, активно действовавших на этом рынке. Победа государства в борьбе с комиссиями была закреплена в принятом Госдумой законе "О потребительском кредитовании". Теперь законодательство требует, чтобы банки раскрывали эффективную ставку с учетом всех возможных комиссий.

Для банков усилия государства обернулись существенной потерей доходов. Некоторые лидеры рынка, в частности тот же "Русский стандарт", вообще были вынуждены сократить объемы потребительского кредитования в несколько раз. Банкиры предпочли сконцентрироваться на менее рискованных (но и менее доходных) видах кредитов. С другой стороны, для потребителей рынок стал значительно прозрачнее.

В 2009 году противостояние между государством и банкирами вышло на новый уровень. Связано это было с тем, что напуганные кризисом банки стали повышать проценты по уже выданным займам. Такая практика существовала и до начала рецессии в стране, но именно в период ухудшения ситуации в экономике она получила наиболее широкое применение. Основной причиной тому стала девальвация рубля в конце 2008 - начале 2009 годов. Ставки по кредитам, выданным до начала кризиса, оказались слишком малы, чтобы покрыть убытки от подешевевшего рубля. Кроме того, существенно повысились и риски, связанные с невозвратами - и от этого банки тоже хотели застраховаться.

На тот момент государство не вмешивалось в их действия, так как положение кредитных организаций страны в ходе острой фазы кредитного кризиса выглядело крайне неустойчивым. Однако после того, как опасность немного отступила, повышение кредитных ставок стало вызывать вопросы у правоохранительных органов.

В частности, прокуратура Волгоградской области летом 2009 года начала массовые проверки местных кредитных учреждений. Представители правоохранительных органов решили, что подобные действия банков нарушают права потребителей и не соответствуют законодательству. Предметом спора стала интерпретация положения статьи закона "О банках и банковской деятельности", гласящего, что "кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом".

По мнению прокуроров, в статье имеется в виду заключение дополнительного договора, который и должен разрешить банку изменять ставку в одностороннем порядке. Те же стандартные документы, которые подписываются клиентом и кредитным учреждением при выдаче кредита, такой санкции банку не дают.

Действия волгоградской прокуратуры возмутили Ассоциацию российских банков, которая направила письмо генеральному прокурору Юрию Чайке с жалобой на действия правоохранителей на местах. Президент АРБ Гарегин Тосунян настаивал, что вышеупомянутая статья закона допускает повышение ставки по условию, прописанному в обычном кредитном договоре. АРБ предложила ведомству разобраться с атакой волгоградских прокуроров на банки.

Ответ пришел через месяц - Генпрокуратура полностью поддержала усилия своих коллег в Поволжье, фактически санкционировав таким образом аналогичные действия по всей стране. Изменение ставки в одностороннем порядке тем самым поставлено отныне вне закона. Так что банкиров наверняка в ближайшее время ждет серия прокурорских проверок.

Основным последствием этого конфликта может стать увеличение банковских ставок по кредитам. Так считают некоторые аналитики, а также сами банкиры. С одной стороны, это вполне логично, так как банки лишатся важного инструмента страховки от рисков. Теперь им придется учитывать этот факт во вновь заключаемых контрактах.

Но так ситуация выглядит только на первый взгляд. Проблема в том, что ставки по кредитам и так уже находятся на беспрецедентно высоком уровне, значительно превышая 20 процентов в среднем. До кризиса ставки были ниже, при том что инфляция сейчас существенно сократилась. Дальнейшее повышение ставок может обрушить спрос на кредиты.

Собственно, данный процесс и так уже идет. Потребительский кредитный портфель банков в последнее время практически не растет, а во многих крупных кредитных учреждениях снижается (в Сбербанке, например, он упал с начала кризиса на 6,4 процента). Банкиры с тех пор не только увеличили ставку, но и ужесточили требования к заемщикам.

После разразившегося кризиса спрос на кредиты невелик - люди в нестабильной ситуации отказываются жить в долг, предпочитая тратить не больше, чем они зарабатывают. Высокие ставки и жесткие требования отпугнули даже тех, кто раньше охотно брал у банков взаймы. Поэтому сейчас банкирам придется бороться за сокращающуюся клиентскую базу. В условиях такой конкуренции попытка задрать ставки еще выше будет бесполезной и приведет к массовому оттоку потенциальных заемщиков. Между тем, банкам надо на что-то существовать, а без выдачи кредитов смысл их существования теряется. Поэтому в данной ситуации угроза дальнейшего роста процентов по кредитам, скорее всего, беспочвенна.