Не стреляйте в пианиста

Конфликт профессора консерватории с милиционерами вылился в громкое разбирательство

В России набирает обороты очередной скандал, фигурантами которого являются сотрудники милиции. На этот раз возмущение общественности вызвало избиение профессора Уральской государственной консерватории Сергея Белоглазова. За две недели милиционеры, которых обвинили в избиении, успели дважды кардинально поменять свою версию произошедшего.

Сообщения о том, что сотрудники милиции кого-то избили, появляются в российской прессе регулярно. После стрельбы, устроенной майором Денисом Евсюковым в московском супермаркете, тема стала "модной". Однако, как правило, особенно пристального внимания общественности такие сообщения не привлекают. Ну а сколько подобных случаев вообще не доходит до прессы - остается только гадать.

Широкое обсуждение темы и демонстративное наказание виновных начинается лишь после того, как милиционеры убивают (или как минимум очень сильно избивают) человека, чем-то примечательного. Например, несовершеннолетнего. Или журналиста. Или иностранца.

Нечистые на руку милиционеры это понимают и стараются по возможности не связываться с "примечательными" людьми. Шеф-редактор издательского дома "Коммерсант" Андрей Васильев рассказал газете "Комсомольская правда", что несколько лет назад он вместе с коллегами был задержан в Санкт-Петербурге, куда приехал на встречу с полпредом президента. По словам Васильева, милиционеры захотели обыскать его на улице, но получили отказ. Тогда они доставили главу издательского дома в отделение. "Не знаю, чем бы все закончилось, если бы я не начал вызванивать пресс-секретаря полпреда. Тут милиционеры как-то сразу струхнули и отпустили нас", - заявил Васильев.

Однако иногда "оборотни в погонах" неверно оценивают степень "примечательности" жертвы. Именно так (по версии потерпевшей стороны) было и в случае с уральским профессором.

1 февраля 62-летний профессор кафедры специального фортепиано Уральской государственной консерватории, заслуженный деятель искусств РФ Сергей Белоглазов вышел из своей квартиры в Екатеринбурге в магазин. Он купил продукты в магазине "Монетка" и отправился обратно. По пути к пожилому мужчине подошел милиционер и попросил предъявить документы. Паспорта у Белоглазова при себе не оказалось. Тогда милиционер попросил гражданина "проследовать". Профессор спросил, почему его задерживают, и в ответ (как утверждает он сам) получил сильный удар. После чего сотрудник милиции проявил осведомленность в проблемах родного ведомства, прямым текстом предупредив профессора: "Никакой Нургалиев тебе не поможет".

Затем милиционер допустил просчет, за который ему в ближайшее время, по всей вероятности, придется заплатить должностью, а то и свободой. Услышав, что задержанный является профессором консерватории, милиционер не сообразил, что это - свидетельство "примечательности" жертвы. В представлении агрессора профессор консерватории - это не уважаемый человек, избиение которого возмутит широкие массы. В его представлении это... Но лучше целиком процитируем характеристику, которую, по словам профессора, дал ему милиционер: "Композитор? Значит, п**ор! А п**оров мы мочим".

Пока милиционер усердно подтверждал свои слова делом, на место конфликта подъехала патрульная машина. Белоглазова посадили в нее и повезли в Чкаловское отделение милиции. По дороге, как утверждает потерпевший, у него отобрали ключи, мобильный телефон и 2,5 тысячи рублей (все имеющиеся в наличии деньги). На руки профессору надели наручники, причем их затянули очень туго, перекрыв ток крови. Белоглазову сообщили, что его едут убивать. В отделении его на два часа посадили в ИВС, а затем опросили и отпустили. "Добрые" милиционеры даже вернули ему ключи, телефон и 500 рублей на такси.

Казалось бы, потерпевший должен только радоваться - он остался жив и относительно здоров, отделавшись "всего лишь" сотрясением мозга и повреждением двух нервов на руке (из-за чего он может потерять возможность играть на пианино). По сведениям "Новой газеты", другим задержанным в Чкаловском отделении везло куда меньше. В 2005 году сотрудник этого отделения застрелил 24-летнего подозреваемого в хранении наркотиков, а в 2007 году милиционеры отделения вывезли в лес и убили таджика, который не согласился отдать им аккумулятор сотового телефона.

Однако Белоглазов не испытал прилива благодарности по отношению к милиционерам, которые обошлись с ним необычно мягко. Сразу после приезда домой профессор позвонил 02 и был доставлен все в то же Чкаловское отделение - уже в качестве потерпевшего. Однако подать заявление ему не удалось. На него просто не обращали внимания, пока через два часа он не устал и не ушел. На следующий день профессор пошел в Чкаловскую районную прокуратуру. Там его встретили чуть более приветливо. По направлению следователя Белоглазов прошел медицинское освидетельствование, в ходе которого был подтвержден факт нанесения вреда здоровью средней тяжести. После этого следователь пообещал профессору провести с милиционерами воспитательную беседу.

Но и это не удовлетворило пианиста. 9 февраля история стала достоянием широкой общественности: ее подробно изложил в своем блоге адвокат Белоглазова Василий Федорович. Вскоре новость заинтересовала СМИ. Огласка принесла результат - уже 10 февраля в связи с инцидентом возбудили уголовное дело. Из неофициальных источников журналистам стало известно имя милиционера, который проходит подозреваемым по этому делу - прапорщик-кинолог Валерий Постников. О других фигурантах дела пока не сообщалось, хотя известно, что объяснительные после избиения писали несколько сотрудников милиции.

Что касается объяснительных, то они, по данным СМИ, были написаны в двух вариантах. Сначала милиционеры утверждали, что Белоглазов был пьян, ругался и представлял опасность для окружающих. В интернете даже появилась запись камер видеонаблюдения из магазина "Монетка", на которой видно, что "человек, похожий на Белоглазова", кажется нетрезвым. Василий Федорович вскоре объявил, что на записи нет четких свидетельств опьянения.

Более того, юрист не исключил, что видео может быть фальшивым (на записи не видно лица "Белоглазова"). После того как на днях как минимум двое популярных блогеров (журналист Александр Плющев и писатель Евгений Шестаков) объявили, что человек по имени Максим по почте якобы попросил их пропиарить некоего генерал-майора МВД, версия с поддельным видео начинает казаться не такой уж фантастической. Кто знает, может быть, руководство МВД внесло в программу подготовки к народным бунтам пункт "освоение новых технологий в области улучшения имиджа"...

Когда стало ясно, что версия с пьянством профессора не вызвала доверия у общественности, тексты объяснительных волшебным образом переменились. Выяснилось, что Валерий Постников принял Белоглазова за вора-домушника, ориентировка на которого была разослана патрулям. Впрочем, показать журналистам эту ориентировку милиционеры не смогли. Равно как и объяснить, по какому праву Постников мог бы избивать даже настоящего вора.

Наконец, 13 февраля отчаявшиеся милиционеры выдали уже совсем анекдотическую версию произошедшего. Оказывается, Белоглазов нес тяжелые сумки, и Валерий Постников решил помочь пожилому пьяному вору-домушнику человеку. Однако профессор (вероятно, начитавшийся в лживой прессе страшных сказок о зверствах милиции) испугался, увидев, что к нему приближается человек в серой форме. Он стал сопротивляться оказанию помощи, но милиционер проявил настойчивость. Видимо, интеллигентские предрассудки не позволили пианисту бить обидчика, и он нашел уникальное решение - начал в знак протеста бить сам себя. Что и привело к травмам запястий и сотрясению мозга.

Конечно же, как минимум до суда нельзя считать "однозначно правдивой" версию той или иной стороны. Но нельзя не отметить, что рассказ профессора подкупающе прост, правдоподобен и, главное, неизменен. В то же время версии милиционеров (даже если в них есть правда) строятся так, что только усугубляют невыгодное положение милиции в этой истории. Читая эти оправдания, понимаешь одну очень важную вещь: по всей видимости, данные версии столь наивны и неуклюжи потому, что милиционеры изначально не собирались объяснять свои действия кому-то кроме "своих". То, что сор оказался вынесен из избы, стало для них шокирующей неожиданностью. Милиционеров буквально парализовала необходимость что-то объяснять людям, для которых профессор консерватории не является по определению "п**ром", которые не понимают жаргонных слов "злодей" и "терпила" и которые считают нарушение закона единственным возможным основанием для задержания. Ведь для них это все равно что разговаривать с инопланетянами.

Татьяна Ефременко