Чем смогли

Варшава отомстила минским притеснителям Союза поляков

Руководство Польши, не раз грозившее белорусским властям серьезными неприятностями из-за ситуации, сложившейся вокруг Союза поляков Белоруссии, наконец решилось привести угрозы в исполнение. По крайней мере, часть из них. Официальная Варшава объявила персонами нон грата группу белорусских чиновников, которых считает ответственными за преследование активистов СПБ. Имена людей, которым запрещен въезд в Польшу, пока не названы.

В целом это выглядит, скорее, как символический жест, а не средство воздействия на Минск. Визовые санкции против Белоруссии давно уже доказали свою неэффективность. Что касается критики со стороны европейских чиновников, недовольных нарушением прав человека, то на нее Александр Лукашенко и его окружение также научились не обращать внимания.

Теоретически Польша могла бы убедить Евросоюз в необходимости более серьезных санкций (например, ввести экономические ограничения, как предлагают некоторые польские политики). Но это означало бы - пойти на серьезный конфликт с белорусскими властями, конфликт с довольно сомнительными перспективами (результатом вполне мог бы стать очередной разворот Лукашенко в сторону России и, соответственно, отдаление от ЕС). На такой вариант, скорее всего, не решатся ни в Варшаве, ни в Брюсселе.

Конфликт вокруг Союза поляков Белоруссии - объединения, которое было создано в начале 1990-х годов на основе организаций, представляющих интересы диаспоры, - тянется с 2005 года. Тогда белорусские власти попытались утвердить во главе СПБ лояльного им человека. Это удалось лишь отчасти: Союз поляков раскололся. Часть его, пользующаяся поддержкой властей, получила официальное признание. Альтернативному СПБ во главе с Анжеликой Борис в регистрации было отказано. Несмотря на это, он продолжал работать и сохранял влияние среди польской диаспоры.

Варшава в этом конфликте фактически встала на сторону неофициального СПБ. Впрочем, в недавнем интервью посол Польши в Минске Генрик Литвин сделал оговорку, что польские власти выступают не против лояльного белорусским властям Союза, а против попыток руководства Белоруссии воспрепятствовать деятельности других организаций, представляющих интересы диаспоры. "Здесь идет речь о том, чтобы все поляки, которые хотят действовать на ниве польского языка, традиции и культуры, могли действовать легально. Если они получат возможность организовываться в легальные структуры, то проблема будет решена", - заявил дипломат.

Между тем белорусские власти и лояльный им Союз поляков не собирались уступать. Под контроль официального СПБ постепенно перешло большинство Домов польских (зданий, оборудованных на средства польского государства и использовавшихся для культурной и просветительской деятельности). Как рассказал в начале февраля представитель непризнанного СПБ, журналист Анджей Почобут, 14 из 16 Домов польских на территории Белоруссии в настоящее время фактически контролируются властями. При этом большинство из них, по его словам, при новых хозяевах прекратили работу, а пустующие помещения были сданы в аренду.

Нынешний дипломатический скандал был спровоцирован конфликтом вокруг одного из таких зданий. Предметом конфликта стал Дом польский в городе Ивенец (Минская область), находившийся в распоряжении непризнанного Союза поляков. В начале февраля туда явились милиционеры и судебные приставы. Они выдворили находившихся внутри людей и приступили к описи имущества. Спустя некоторое время было объявлено, что дом перешел под контроль официального СПБ.

Параллельно был начат судебный процесс в отношении главы ивенецкого отделения непризнанного СПБ, Терезы Соболь. С иском против нее выступил официальный Союз поляков, заявив, что ответчица в прошлом "захватила чужое имущество" (упомянутый Дом польский в Ивенце). Кроме того, на Терезу Соболь завели уголовное дело, обвинив ее в "незаконном получении материальной помощи".

Десятки активистов СПБ, решивших приехать на суд и поддержать соратницу, были задержаны по дороге сотрудниками милиции. Власти использовали привычную тактику: задержать недовольных поодиночке под любыми предлогами (Анджея Почобута, например, остановили сотрудники ГАИ, заявив, что он похож на некоего преступника, разыскиваемого за разбойное нападение в Гродно), отправить их ненадолго под арест и таким образом помешать им устроить акцию протеста. Ранее примерно по такому же сценарию задерживались представители СПБ, направлявшиеся на съезд в Ивенец (на этом съезде Тереза Соболь была переизбрана руководителем отделения СПБ; официальный Союз поляков параллельно провел собственный съезд, утвердив руководителем ивенецкого отделения некоего Станислава Бурачевского - директора местного дома культуры).

Мириться с массовыми задержаниями представителей польской диаспоры Варшава не стала. После событий в Ивенце Польша отозвала своего посла из Минска. МИД республики обвинил белорусские власти в "репрессиях" по отношению к национальным меньшинствам.

"На сегодняшний день поляки в Белоруссии находятся в тяжелейшей ситуации. В других странах, где живут поляки, случается, что нарушаются права человека. Но до таких ситуаций, как в Белоруссии, нигде в мире не доходит", - возмущался советник польского президента Михал Дворчик. "В Беларуси явный дефицит демократии, - вторил ему спикер польского сената Богдан Борусевич. - Он распространяется и на наше польское меньшинство, которое не может самостоятельно развиваться".

Комментируя "Белорусскому партизану" конфликт вокруг Дома польского в Ивенце, сенатор отметил, что Польша не может оставаться в стороне, если в Белоруссии "пытаются захватить собственность, оплаченную за счет польских налогоплательщиков". "Мы потратили миллионы долларов, чтобы обеспечить нашим землякам достойные условия. Беларусь не может сказать, что это не польское дело", - добавил он.

Впрочем, в Варшаве до определенного момента еще надеялись, что конфликт удастся решить миром. Отозванный из Минска посол вскоре вернулся в Белоруссию. А 12 февраля в Польше принимали главу белорусского МИДа Сергея Мартынова. В польском МИДе заявляли, что гостя ожидает "серьезный мужской разговор" о положении польской диаспоры в Белоруссии. Однако на позицию Минска "мужской разговор" не повлиял. В интервью польской прессе Мартынов как ни в чем не бывало уверял, что к конфликту вокруг СПБ белорусские власти отношения не имеют. Заодно он намекнул, что Польше вмешиваться в ситуацию не следует. "Вмешательство польского государства ни к чему хорошему не приведет", - сказал белорусский министр.

После визита Мартынова задержания активистов непризнанного СПБ продолжились. В администрации президента Польши отметили, что "репрессии в отношении польского меньшинства были усилены". После этого в прессе появилась информация, что Варшава намерена запретить въезд для белорусских чиновников, которых считает ответственными за преследование поляков (агентство REGNUM сообщало, что в список войдут также "люди из окружения Станислава Семашко - лидера официального Союза поляков").

Теперь, когда визовые ограничения введены, перед руководством Польши, безусловно, стоит вопрос, что делать дальше. Пока что в Варшаве пугают руководство Белоруссии (в случае, если конфликт вокруг СПБ не будет разрешен) "изоляцией" и некими санкциями со стороны самой Польши и Евросоюза. Едва ли, впрочем, в руководстве Польши верят в то, что эти угрозы могут быть реализованы. ЕС в прошлом уже пытался давить на Белоруссию и почти ничего при этом не добился. А вот сам Лукашенко давно уже научился шантажировать Европу, используя ее же стратегию.

В нынешней ситуации (если конфликт между Белоруссией и Польшей будет обостряться) козырем Минска, как полагают наблюдатели, может стать, к примеру, угроза выхода из "Восточного партнерства" - интеграционной программы для стран бывшего Советского Союза. Участие в этой программе для Белоруссии благоприятно (поскольку подразумевает, в частности, экономическую помощь), но не критично. А вот для Европы провал ее интеграционного проекта на пространстве бывшего СССР стал бы существенным ударом.

"Варшава оказалась в довольно щекотливом положении, - поясняет политолог Денис Мельянцов. - Польша является одной из стран, которые инициировали эту программу. Для Польши в статусном плане очень важно сохранить 'Восточное партнерство', и здесь ей не пристало ссориться с Беларусью". В "Восточном партнерстве", по мнению эксперта, Белоруссия является ключевым участником. Ее роль, как полагает польский политолог Катажина Квятковска, еще больше возрастает в связи с изменением политической ситуации в другой стране "Восточного партнерства" - Украине, проевропейский курс которой после смены власти в республике оказался под вопросом.

Эксперты сходятся в том, что повлиять на руководство Белоруссии в конфликте вокруг Союза поляков будет крайне сложно. В частности потому, что "зачистка" польской диаспоры стала для властей элементом внутренней политики, в определенном смысле - вопросом принципа. И не потому, что СПБ представляет какую-то угрозу для Лукашенко. "В понимании белорусских властей, если сегодня дать слабину по отношению к СПБ, завтра обнаглеют и другие организации, и уровень общественной активности станет опасным и неподконтрольным", - поясняет белорусский журналист Александр Класковский. "Здесь нет конфликта национального, - соглашается с ним доктор исторических наук Алесь Кравцевич, - нет желания унизить именно поляков. Здесь есть желание авторитарной власти держать все под своим контролем, чтобы все ее боялись, чтобы все ее слушали, делали то, что она хочет".