Труба на грани фола

У России не хватило нефти для трансбалканского трубопровода

Многострадальный проект строительства нефтепровода "Бургас-Александруполис" оказался заморожен из-за смены власти в Болгарии. Для России это, может, и к лучшему, ведь строительство нефтепровода рискует обернуться для Москвы конфузом: газета "Ведомости" утверждает, что Россия не может найти достаточно сырья для заполнения трансбалканской трубы. Это, впрочем, не помешало России войти в альтернативный болгарскому проекту турецкий нефтепровод "Самсун-Джейхан".

Проект нефтепровода "Бургас-Александруполис", который строят Россия, Болгария и Греция, может поспорить за право называться одним из главных европейских долгостроев. В общей сложности он пролежал в долгом ящике более 15 лет.

России нефтепровод "Бургас-Александруполис" интересен как продолжение системы национальных трубопроводов. По трансбалканской трубе нефть из Новороссийска пойдет в Европу, минуя Босфор, где танкеры с нефтью неделями простаивают в ожидании своей очереди на проход через предельно загруженный судами пролив.

Таким образом, за счет строительства трубопровода Россия получит возможность диверсифицировать маршруты поставок нефти в Европу. Для Болгарии и Греции "Бургас-Александруполис" - крупный инфраструктурный проект, который прибавит Софии и Афинам веса на энергетической карте ЕС. Однако проект не двигался с места долгое время, поскольку Москва, желая оставить контроль себе, не могла убедить в этом европейских партнеров.

К 2008 году России все же удалось доказать, что без нее "Бургас-Александруполис" не состоится вовсе. Россия, Болгария и Греция договорились сформировать международную проектную компанию (оператора нефтепровода), в которой 51 процент акций будет принадлежать российской стороне, представленной тремя компаниями: "Транснефтью", "Роснефтью" и "Газпром нефтью". Правительства Болгарии и Греции пообещали предоставить благоприятный налоговый режим для оператора трубопровода, а российская сторона, в свою очередь, - загрузку нефтепровода.

Казалось, что препятствий для проекта "Бургас-Александруполис", который оценивался всего в миллиард евро, больше не существует. Но уже осенью 2008 года стало известно, что начало строительства нефтепровода откладывается на октябрь 2009 года, а начало эксплуатации сдвигается на 2011 год.

Ну а летом 2009 года в Болгарии сменилась власть. И России пришлось все начинать по новой.

ГЕРБ преткновения

Лидер победившей на выборах в Болгарии партии ГЕРБ Бойко Борисов, едва успев занять пост премьер-министра страны, сразу же потребовал приостановить переговоры по совместным с Россией энергопроектам. В их числе, напомним, не только прокладка нефтепровода "Бургас-Александруполис", но и гораздо более крупные проекты – строительство болгарского участка газопровода "Южный поток" и атомной электростанции "Белене".

Столь резкой перемены позиций от Софии в Москве не ждали. С Сергеем Станишевым, предшественником Бойко Борисова на посту премьер-министра, у России складывались более-менее нейтральные отношения, и понятно почему. Лояльный Станишев много лет прожил в России и отказался от российского гражданства лишь в 1995 году, тогда как Борисов, в свою очередь, неоднократно критиковал политику Кремля.

В сентябре 2009 года раздосадованная Москва дала понять, что демарш влетит Софии в копеечку. Премьер-министр России Владимир Путин, которому надоела неопределенность, на встрече с Бойко Борисовым попросил Софию ускориться. Проект "Бургас-Александруполис", отметил российский премьер, обсуждается уже семь лет, "а делов-то там - 280 километров".

"Мы не будем осуществлять тот проект, который не устраивает Болгарию. Мы пойдем другим путем. Единственное, о чем мы просим, это определиться как можно быстрее", - втолковывал коллеге позицию Москвы глава российского правительства. - Ну, скажите нам просто 'нет' - и все. И закроем тему. Также и по другим проектам" (цитата по BBC News).

В ответ Борисов лишь заметил, что реализация проекта "Бургас-Александруполис" упирается в экологические проблемы. Москва пообещала предоставить Софии дополнительную информацию по экологической чистоте проекта.

С момента встречи Путина и Бойко прошло более полугода, но "Бургас-Александруполис" так и не сдвинулся с места.

Не выдержав ожидания, президент "Транснефти" Николай Токарев в декабре 2009 года также выступил с критикой Софии. Он напомнил, что Болгария уже несколько раз ставила под сомнение целесообразность трансбалканского нефтепровода и даже хотела отказаться от финансирования проекта. Позиция Болгарии, отметил Токарев, вызывает беспокойство не только у российской стороны, но и у третьего участника проекта – Греции.

Тем временем сомнения в проекте появились и у самой "Транснефти". Как удалось выяснить газете "Ведомости", российские компании не смогут заполнить нефтепровод "Бургас-Александруполис", а экономические выгоды и вовсе станут понятны только после его запуска.

Еще в сентябре 2009 года Токарев отправил письмо на имя вице-премьера Игоря Сечина, в котором указал, что транспортировку 35 миллионов тонн нефти "Роснефть" и "Газпром нефть" обеспечить не смогут. Последняя, к примеру, готова ежегодно выделять под проект лишь 3 миллиона тонн нефти.

Турецкий связной

Пока в Болгарии раздумывали о перспективах нефтепровода "Бургас-Александруполис", Россия решила присоединиться к трубопроводному проекту "Самсун-Джейхан", появившемуся в 2005 году. Этот нефтепровод итальянской Eni и турецкой Celik Holdings будет проложен от черноморского порта Самсун до средиземноморского Джейхана. Его основная задача та же, что и у проекта "Бургас-Александруполис": разгрузить Босфор.

Москва уже фактически обменяла участие в проекте "Самсун-Джейхан" на разрешение Турции строить в ее водах газопровод "Южный поток". Учитывая, что позиция Софии по проекту "Бургас-Александруполис" до их пор неясна, турецкий проект получает перевес.

Болгария, как потенциальный участник "Южного потока", конечно, может и надавить на Москву. Но и у России есть чем ответить Софии. В 2008 году в прессе появлялись предположения, что "Газпром" может попробовать сменить конечную точку подводной части газопровода и провести "Южный поток" в Румынию, а не в Болгарию. В феврале 2010 года стало известно, что Москва действительно сделала румынам такое предложение.

Россия, конечно же, может построить в дополнение к "Самсун-Джейхану" еще и "Бургас-Александруполис", ведь политической целесообразности экономически неэффективного проекта никто не отменял. Однако верится в это все меньше. Если ранее президент "Транснефти" утверждал, что договоренности России и Турции не означают отмены "Бургас-Александруполис", то в январе 2010 года уже предлагал объединить оба проекта в один холдинг.

Три заветные буквы

Есть и еще один важный фактор, который может повлиять на проекты "Бургас-Александруполис" и "Самсун-Джейхан". Они оба напрямую зависят от каспийской нефти, которая будет поставляться по нефтепроводу из Тенгиза в Новороссийск - этот проект соединяет месторождения Западного Казахстана с российским побережьем Черного моря.

В октябре 2009 года Сечин, подписывая документы по проекту "Самсун-Джейхан" в Италии, утверждал, что в проекте могут появиться и третьи стороны, чьи нефтяные ресурсы будут задействованы в заполнении трубы. Это, по словам Токарева из "Транснефти", компании Chevron и "Казмунайгаз", которые являются основными поставщиками нефти в Каспийский трубопроводный консорциум (КТК).

Крупнейшими акционерами этого консорциума, управляющего нефтепроводом из Тенгиза в Новороссийск, являются правительства России и Казахстана. В 2009 году из КТК вышла компания BP и теперь остальным участникам консорциума ничего не мешает вдвое увеличить его пропускную способность с 33 до 67 миллионов тонн нефти в год. Ранее британцы блокировали расширение трубы из-за нежелания вкладывать в проект дополнительные средства.

Даже получив гарантии Chevron и "Казмунайгаз", заполнить нефтью оба нефтепровода вряд ли удастся, ведь в этом случае танкеры на Босфоре останутся вовсе без дела. Более вероятно, что реализация одного из проектов отложит на длительный срок строительство другого, а это значит, что создан будет тот нефтепровод, строительство которого начнется первым. С этой точки зрения, шансы трансбалканского проекта на реализацию крайне малы, ведь строительство "Самсун-Джейхана" стартовало в 2009 году.

Астана уже поторапливает Москву с решением. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в начале марта заявил, что рассматривает возможность экспорта нефти в ЕС по новому транскавказскому трубопроводу. И речь идет именно о новом трубопроводе, а не о существующем "Баку-Тбилиси-Джейхан". Далее Астана, которая в 2013 году рассчитывает начать поставки с гигантского месторождения Кашаган, подключится к пока еще эфемерному проекту панъевропейского трубопровода из Румынии в Италию.

"Транснефть" вряд ли это допустит.