Теракт и москвичи

Москва снова стала городом, который взрывают террористы

29 марта к москвичам вернулось давно забытое ощущение: спустя шесть лет после терактов на Замоскворецкой линии и у станции "Рижская" столичной подземки они снова почувствовали себя жителями города, который взрывают террористы. Два взрыва, произошедших на Сокольнической линии Московского метрополитена в понедельник утром, так или иначе сказались на каждом москвиче.

Первый взрыв произошел на станции Лубянка в 7:56 утра. В это время по "красной" ветке ехали тысячи человек, направлявшихся на работу и учебу. Все поезда, следовавшие в северном направлении, прекратили движение, продолжали ходить лишь составы, которые ехали от "Улицы Подбельского" до "Юго-Западной". Через 40 минут после первого взрыва произошел второй - на станции "Парк Культуры". После этого было перекрыто движение на всей центральной части ветки: пассажиры Сокольнической линии могли доехать на метро лишь от "Улицы Подбельского" до "Комсомольской" и от "Юго-Западной" до "Спортивной".

Следует отдать должное сотрудникам метрополитена: об изменениях в движении поездов пассажиров предупреждали по громкой связи у входа в вестибюли. В сложном положении оказались пассажиры, которых попросили покинуть метрополитен: на выходах всех станций ветки образовалась давка, и, как заявили в эфире телеканала "Вести-24" очевидцы событий, турникеты на выход были разблокированы не сразу.

"Мосгортранс" пустил по центру Москвы 130 бесплатных автобусов. Однако на организацию маршрутов наземного транспорта ушло достаточно времени, да и с потоком пассажиров, которые поднялись на поверхность из подземки, автобусы не справлялись. Помимо этого, не все знали, где искать бесплатный альтернативный транспорт. СМИ сообщили о том, что ситуацией воспользовались московские таксисты и частники, поднявшие цены в десять раз.

Сообщения относительно официальных служб такси не подтвердились: днем в понедельник в пяти крупных московских компаниях, специализирующихся на перевозке пассажиров, попытавшемуся заказать такси корреспонденту "Ленты.Ру" заявили, что ситуация в городе на тарифы не влияет и цены 29 марта остаются стандартными. Правда, операторы предупреждали о том, что машина может быть подана с задержкой, да и проехать в центр не получится, потому что дороги перекрыты, а движение затруднено.

Автомобилисты, зарабатывающие частным извозом, действительно, попытались извлечь выгоду из сложившейся в городе ситуации. Так, за проезд в пределах Москвы с опаздывающих на работу москвичей просили от полутора до трех тысяч рублей. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл уже обратился к водителям с просьбой передать заработанные таким путем деньги на добрые дела. Откликнутся ли "бомбилы" на призыв главы РПЦ, пока неясно.

Впрочем, даже те, кто был готов заплатить требуемую сумму, не могли попасть в точку назначения быстро: пробки почти парализовали движение. Даже интернет-сервисы, сообщающие о затруднениях в движении, в какой-то момент оказались перегружены из-за автолюбителей, пытавшихся выбрать маршруты объезда. Тем не менее, как сообщали очевидцы, многие московские автовладельцы подвозили попутчиков совершенно бесплатно.

Кроме того, от Белорусского вокзала до Царицыно были пущены дополнительные электрички, о которых также знали не все. Многие сотрудники компаний, офисы которых расположены в центре российской столицы, решили дойти до работы пешком. В отличие от ситуации 2005 года, когда пожар на Чагинской подстанции привел к отключению светофоров и превратил юг Москвы в пешеходную зону, дороги утром в понедельник были по-прежнему загружены машинами, поэтому перемещаться пешеходы могли только по тротуарам, что привело к толчее, а кое-где даже к давке.

Ограничение движения было связано в основном с тем, что к местам терактов должен был быть обеспечен быстрый и беспрепятственный доступ спасателям, следователям и медикам. От станций метро эвакуировали автомобили, которые мешали парковаться машинам "Скорой помощи", МВД и ФСБ. На Лубянской площади и на Садовом кольце прохожие могли увидеть вертолеты, помогавшие вывозить раненых.

При этом многие москвичи, которым не надо было ехать по Сокольнической линии, отказались спускаться в метро из-за паники. Те же, кто был вынужден воспользоваться подземкой, чувствовали себя неспокойно, несмотря на обилие сотрудников милиции. Особенно болезненно пассажиры реагировали на попутчиков с большими сумками и на кареглазых брюнетов: пассажиры не стеснялись пересаживаться подальше от тех, кто казался им подозрительными, а порой и выходить из вагона.

В первые же часы после того, как разнеслись слухи о "чеченском следе" в московских взрывах, в столице было зафиксировано несколько конфликтов на межнациональной почве. Так, пользователь yannanova написала в микроблог на Twitter о том, что на "Комсомольской" в конфликт между "русскими" и "кавказцами" вынуждена была вмешаться милиция. А в СМИ появились сообщения о том, что на станции "Автозаводская" пассажир напал на двух мусульманок в платках.

Помимо проблем с транспортом у жителей столицы возникли затруднения со связью. Москвичи пытались дозвониться до родственников и знакомых, которые могли находиться в метро в момент взрыва. Линии связи были перегружены, МТС и "Вымпелком" отключили дополнительные сервисы, в частности связь уровня 3G. Хотя операторы утверждали, что аварийных отключений оборудования не было, дозвониться абонентам сотовой связи было трудно. Некоторые радиостанции даже предложили пассажирам Сокольнической линии звонить в эфир и сообщать родным, что с ними все в порядке.

Кстати, работа средств массовой информации вызвала немало нареканий со стороны россиян. Многие сетовали на то, что федеральные каналы не прервали программу вещания на экстренный выпуск новостей. Представители СМИ оправдывались тем, что главной задачей всех служб в первые часы после взрывов было спасение людей и начало расследования, а не трансляция картинки с места событий. Журналисты напомнили, что в некоторых случаях их работа может просто помешать спецслужбам. Неприятный осадок остался и от распространенного некоторыми изданиями сообщения о третьем взрыве в московском метро, якобы произошедшем на станции "Проспект мира". Оно было быстро опровергнуто официальными лицами, но поспособствовало нагнетанию панических настроений в городе.

В Домодедово, Внуково, Шереметьево, а также на московских вокзалах и других железнодорожных объектах был усилен режим безопасности. Попасть в здание аэровокзала, не проходя через рамку металлодетектора, теперь нельзя, а усиленные патрули милиционеров и служащих Внутренних войск МВД проверяют документы пассажиров.

30 марта объявлено в Москве днем траура по погибшим. Их, по последним данным, 38. Списки погибших МЧС передало в СМИ к четырем часам дня. Кроме того, в московские больницы поступили более 60 пострадавших, многие из них находятся в тяжелом состоянии. Медики призвали москвичей сдавать кровь и плазму, предупредив, что потребность в донорах сохранится и 30 марта. А по блогам распространяется сообщение с призывом приносить цветы и свечи в память о погибших к зданию Государственного музея В.В.Маяковского в Лубянском проезде.

Вне зависимости от того, насколько быстро следствию удастся напасть на след организаторов взрывов, москвичи еще долго будут ощущать на себе последствия двойного теракта. Целью террористов является не только уничтожение, но и устрашение мирных граждан. И количество "психологических" жертв терактов, которые после взрывов будут ощущать страх на улицах Москвы, установить не получится.

Юлия Савицкая

РоссияПартнерский материал

Впереди планеты всей

Невероятный тест о способностях россиян
18:2314 декабря