Пассажирское равенство

США провели ревизию проверок в аэропортах

Надо полагать, американцы надолго запомнят "подарок", который им преподнес на минувшее Рождество нигериец Умар Фарук Абдулмуталлаб. Протащив на борт летевшего в США лайнера бомбу, которую он спрятал в собственных трусах, молодой экстремист недвусмысленно дал понять: с безопасностью перелетов что-то не так. И теперь, спустя три месяца с лишним, администрация США наконец придумала, как исправить ситуацию.

Взорвать "адскую машину", состоявшую из сыпучих химикатов и кислоты, Абдулмуталлаб - агент йеменского филиала международной сети "Аль-Каеда" - не сумел, только лишился брюк и заработал ожоги, но американцев переполошил как следует. Тем более, что вскоре стало известно - власти США получали сигналы о возможном сотрудничестве африканца с террористами, причем не от кого-нибудь, а от его собственного отца, влиятельного нигерийского банкира.

У Барака Обамы, который и без того был с головой в заботах (падение рейтингов, афганская война, реформа здравоохранения), прибавилась еще одна задача - успокоить путешественников и реформировать транспортную безопасность. Признав провал спецслужб, администрация приняла экстренные меры. В период после неудавшегося теракта был составлен список из четырнадцати самых "неблагонадежных" стран, и их граждане, решившие посетить США, по просьбам Вашингтона досматривались в аэропортах вылета с особым пристрастием.

Вот эти страны, давшие миру особенно много врагов Америки, в алфавитном порядке: Алжир, Афганистан, Ирак, Иран, Йемен, Куба, Ливан, Ливия, Нигерия, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Сомали, Судан. Тысячи пассажиров из этих стран и даже те, кто следовал через них транзитом в США, независимо от пола, возраста и прочих особенностей, ежедневно становились в аэропортах объектами повышенного внимания. В самых разных формах: от особо тщательного ощупывания вручную до прохождения через новейшие "раздевающие" сканеры.

Теперь все будет несколько иначе, и национальное равенство окажется восстановлено. Цель остается прежней - отследить террористов, которые, как Абдулмуталлаб, из-за недостатка данных еще не были занесены в пространные "черные списки" американского правительства. Однако основанием для пристального досмотра теперь будет не гражданство, а ориентировка спецслужб. Скажем, если американские разведчики узнают, что против США злоумышляет гражданин Нидерландов, мужчина в возрасте 25-30 лет, то об этом сообщают авиакомпаниям и зарубежным правительствам, и всем подходящим по описанию лицам гарантирован "теплый" прием в аэропортах. Могут использоваться и другие приметы: какие-то черты лица, примерное имя или фамилия, данные о прошлых поездках или что-то еще.

Подобные ориентировки будут использоваться до тех пор, пока не будет точно установлена личность предполагаемого злоумышленника - тогда его занесут в "черный список", - либо пока с него не снимут подозрения. Понятно, что и при таком порядке многим законопослушным людям придется проходить через процедуры пристрастного контроля, порой весьма унизительные, но в администрации Обамы полагают, что число невинно задержанных в сравнении с нынешней практикой все-таки значительно снизится.

Что старая система с "подозрительными" странами обречена, было понятно. Критики усматривали в ней национальную и расово-этническую дискриминацию, а государства, которые числятся союзниками США по борьбе с терроризмом и при этом угодили в список - Саудовская Аравия, Алжир, Нигерия, - были возмущены и обижены. Кроме всего прочего, не за горами летний транспортный бум, и если бы потенциальными террористами все так же считались сотни миллионов человек, индустрии авиаперевозок пришлось бы совсем несладко.

Чиновники, разгласившие суть перемен (официальное заявление ожидается в ближайшее время), называют новую методу гораздо более "тонкой" в сравнении со старым топорным подходом. Между тем получается, что в случае отсутствия нужной ориентировки решение о досмотре подозрительного пассажира будет зависеть от бдительности и смекалки сотрудников зарубежных служб безопасности или транспортных компаний, и это некоторых скептиков в США не устраивает.

Пока администрация Обамы ведет консультации с зарубежными партнерами, и предполагается, что новые правила контроля направляющихся в Америку пассажиров вступят в силу в течение месяца. Между тем в США до сих пор нет должностного лица, на котором во многом лежит бремя заботы о политике в этой "взрывоопасной" сфере: отставной генерал разведки Роберт Хардинг, которого президент назначил главой Управления транспортной безопасности (TSA), не сумел пройти процедуру утверждения в Сенате и вынужден был взять самоотвод, а замену ему не нашли.

Рядовым же американцам, скорее всего, безразлично, кто именно возглавит TSA, какие новые методы досмотра придумают эксперты по безопасности, как администрация будет договариваться с частными транспортниками и иностранными правительствами. Как показал один из социологических опросов, жители США даже к дискриминационному и унизительному отсеву пассажиров по этническому принципу относятся вполне благосклонно: лишь бы в самолет не проник очередной адепт Осамы бин Ладена.