Новости партнеров

Пардоньте

Журналисты ждут извинений от Бориса Грызлова

Журналисты "Московского Комсомольца" считают дни до момента, когда с чистой совестью смогут подать в суд на Бориса Грызлова. В пятницу, 2 апреля, колумнист Александр Минкин отправил Грызлову телеграмму с уведомлением. Если спикер Госдумы до девятого числа не извинится перед журналистом и не возьмет назад свои слова о пособничестве Минкина кавказским боевикам, ему грозит судебное преследование за клевету.

Ранее председатель президиума "Единой России" на совещании с президентом Дмитрием Медведевым позволил себе весьма недвусмысленное сравнение, проведя параллели между статьей в "Ведомостях" "Месть за Кавказ", колонкой Минкина "Восставшие из сортира" и видеообращением Доку Умарова, в котором глава "Имарата Кавказ" взял на себя ответственность за взрывы в метро. "Если мы проанализируем три этих источника, то увидим, что они фактически варились в одном соку. Вызывает подозрения, что эти публикации и действия террористов связаны между собой", - заявил Грызлов.

Надо сказать, что некий отблеск смысла в заявлении флагмана "Единой России" действительно присутствовал. Колонка Минкина была опубликована непосредственно после терактов в Москве - 29 марта, а обращение Умарова появилось в сети двумя днями позже. Тем не менее, в обоих источниках приводится история о бедных ингушских сборщиках черемши, которых российский спецназ якобы злобно порезал ножами в феврале 2010 года. За это, предполагает Минкин/утверждает Умаров, и взорвали метро в Москве. Причем станция "Лубянка" была выбрана, дабы передать "привет ФСБ".

Как и Умаров, Минкин убийство сборщиков черемши ставит российским властям на вид. Дескать, вот вы, Дмитрий Анатольевич, допускаете такие зверства на Кавказе, потому что знаете, что террористы до вас с Владимиром Владимировичем не доберутся, а нам, простым пассажирам метро, приходится за это отдуваться.

Заявление, конечно, не бесспорное, ибо относительно февральской "резни" в Ингушетии существуют разные версии. Например, что мирных сборщиков черемши среди убитых спецназом людей было незначительное количество, а в основе своей это была хорошо вооруженная группа боевиков, подчинявшаяся непосредственно Умарову. Однако, отметим, что даже это спорное заявление журналиста Минкина вполне имеет право на жизнь в стране, где подразумевается наличие свободы слова. Потому что бесполезен тот политический обозреватель, который никогда не критикует власть предержащих.

Надо отдать должное президенту Медведеву - у него жалоба Грызлова на зарвавшихся журналюг понимания не нашла. Равно как и поддакивания спикера Совета Федерации и лидера "Справедливой России" Сергея Миронова, который на том же совещании посетовал, что "некоторые СМИ фактически стали играть на руку террористам, пытаясь убедить граждан нашей страны в неэффективности правоохранительных структур".

Медведев напомнил "справоединоросам", что вообще-то критика силовых структур - вполне нормальное явление. Особенно, когда в центре столицы в утренний час пик взрывают две бомбы и от них гибнут десятки людей. "Ничего нет особенного в том, что СМИ по таким существенным преступлениям критикуют действия правоохранительных органов, спецслужб, властей в целом. Это нормально", - заявил президент.

Однако же история, начавшаяся на совещании Медведева с лидерами думских фракций, вскоре получила продолжение. Если главред "Ведомостей" Татьяна Лысова ограничилась критическим отзывом об "аналитических способностях" Грызлова, то Минкин решил идти до конца и пригрозил единоросу судом. В понедельник, 5 апреля, в том же "МК" за Минкина вступился еще один известный журналист Матвей Ганапольский. Он связал грызловские нападки на прессу с загадочным и отнюдь недешевым проектом "Чистая вода", вызывающим у общественности все больше вопросов. По версии Ганапольского, Грызлов боится, что журналисты спросят с него за потраченные "на очистку воды" триллионы рублей, поэтому решил заранее обвинить их в некомпетентности и вредоносности.

Сам председатель президиума "Единой России" на брошенную Минкиным и компанией перчатку пока не отреагировал, но зато его коллеги по партии власти бросились в драку. Сначала выступил единорос Андрей Исаев, заявивший, что, если Минкин подаст в суд на "Единую Россию", то и партия может подать на него в суд за пособничество террористам. Затем другой представитель "ЕР" Владимир Пехтин распространил собственное заявление, в котором назвал колонку Минкина "руководством для следующих поколений террористов в открытом доступе".

Особенно Пехтина напугали рассуждения журналиста о том, что если бы взрывы случились в тоннеле, а не на станциях, жертв было бы гораздо больше. Дескать, Минкин зря подсказал кавказским головорезам ценную идею. Спешим напомнить бдительному депутату, что взрывы в тоннелях изобрел не Минкин. Боевики их уже в Москве практиковали - например, между станциями "Автозаводская" и "Павелецкая" в 2004 году. Поэтому волноваться о разглашении важной государственной тайны Пехтину не стоит.

Последний, на момент написания этого текста, камень в журналистский огород метнул единорос Роберт Шлегель, известный своим пристрастием ко внесению всяческих изменений в "Закон о СМИ". В 2008 году он предлагал бороться с клеветой в информационном пространстве, наделив "Россвязьохранкультуру" правом определять факт намеренного распространения ложной информации и инициировать закрытие провинившегося СМИ. Тогда это предложение было раскритиковано президентом Медведевым как непродуманное.

На этот раз Шлегель потребовал, чтобы СМИ перестали "предоставлять трибуну" террористам, и внес в Госдуму соответствующий законопроект. По мнению депутата, журналистам следует запретить распространять любые материалы от имени лиц, находящихся в розыске или осужденных по обвинению в причастности к террористической деятельности. Помимо всего прочего, Шлегель задался вопросом, почему, собственно, нашумевшее обращение Доку Умарова про сборщиков черемши до сих пор не удалили с YouTube. На этот вопрос, видимо, придется отвечать российскому отделению Google, под контролем которого находится отечественный сегмент видеохостинга.

А вот на какие вопросы придется отвечать Борису Грызлову в зале суда, когда его пригласят туда по иску Александра Минкина, сейчас представить трудно. Но при наличии фантазии можно. По крайней мере, это несколько проще, чем представить председателя президиума "Единой России" извиняющимся перед журналистами. Тем более, что на этот подвиг духа человеческого Грызлову осталось всего четыре дня.