Чудом уцелевшие

В Йемене освобождены две немецкие девочки-заложницы

18 мая в северном Йемене на границе с Саудовской Аравией были освобождены две немецкие девочки четырех и шести лет, которые вместе с родителями, супружеской парой из Саксонии, своим годовалым братом Симоном и еще несколькими иностранцами были похищены неизвестными боевиками в июне 2009 года. В среду, 19 мая, Анна и Лидия должны быть доставлены в Германию к родным. Весть об их освобождении была встречена в ФРГ с облегчением: обе девочки здоровы, насколько это вообще возможно после почти года пребывания в плену. Однако к радости примешивается большая доля горечи. О судьбе их родителей, супругов Йоханнеса и Сабины Хентшель (Hentschel), и младшего брата ничего неизвестно. Специалисты опасаются самого худшего.

В деле о похищенной немецкой семье все запутано от начала и до конца. Толком даже неизвестно, как произошло освобождение Анны и Лидии. Изначально сообщалось, что девочки были освобождены в районе Дшаббара (Dschabbara) провинции Саада в результате совместных действий силовых структур Йемена и саудовских спецслужб. Потом оказалось, что йеменская сторона, неоднократно, кстати, заявлявшая, что ведет с похитителями переговоры о выкупе заложников и вот-вот договорится, никакого отношения к освобождению не имеет. Операцию по вызволению двух немецких девочек осуществили саудовские спецназовцы. Однако, как именно, опять-таки неизвестно.

По одним данным, была проведена вооруженная вылазка, причем над местом ее проведения кружили саудовские вертолеты, однако в Рияде это отрицают, отмечая, что не стали бы самовольно вторгаться на территорию соседнего государства. По другим данным, на границе между Йеменом и Саудовской Аравией прошла процедура передачи заложниц: девочек привезли в условленное место, откуда их забрали саудовские бойцы. В йеменских СМИ даже появились утверждения об уплате выкупа в пять миллионов долларов, однако и эта информация была опровергнута. Крайне скупое поступление информации об этом инциденте объясняют заботой о судьбе других заложников, пока остающихся в плену. Впрочем, уверенности в том, что они еще живы, ни у кого нет.

Прежде всего, это касается родителей Анны и Лидии - Йоханнеса и Сабины. Последний раз их видели год назад непосредственно перед похищением. На двух видео, которые осенью и зимой 2009 года были обнародованы боевиками, фигурируют только дети. Не исключено, что родители к этому времени были уже убиты. Не меньшие опасения вызывает судьба их сына Симона. На упомянутых видео годовалый мальчик выгладит крайне изможденным, он мог и не пережить годового пребывания в плену у йеменских боевиков. Хотя, конечно, надо надеяться до конца. Не исключено, что похитители могли разделить заложников на несколько групп, оставив родителей с малолетним сыном, и держать девочек отдельно. Прояснить происходящее помогут показания Анны и Лидии, но скорее всего это произойдет нескоро: в первую очередь, бывшие заложницы попадут в руки врачей.

Между тем на то, что готовиться нужно к самому худшему, указывает сам характер похищения. Напомним, что группа из девяти иностранцев - немецкая семья из пяти человек, две немецкие студентки-евангелистки Анита Г. (Anita G.) и Рита З. (Rita S.), гражданка Южной Кореи и инженер из Великобритании были захвачены 12 июня 2009 года в провинции Саада на севере Йемена, которая уже долгое время является ареной ожесточенной борьбы между суннитским правительством Йемена и шиитскими повстанцами из племени хути. Йеменские власти фактически не контролируют эту территорию - слабо подготовленные правительственные солдаты не могут взять верх над вооруженными повстанцами. В конфликт активно вовлечена соседняя Саудовская Аравия, где господствует суннизм радикального толка - ваххабизм, Саудовские ВВС периодически наносят авиаудары по базам повстанцев в приграничных районах.

Таким образом, регион, где произошло похищение, является крайне неспокойным, раздираемым политическими конфликтами и конфессиональными распрями между суннитами и шиитами. Большинство иностранцев, попавших в заложники, работали в небольшом госпитале в провинции Саада. Лечебное учреждение, рассчитанное на 30 коек, было организовано благотворительной организацией Worldwide Services (WWS) из Голландии. Отмечается при этом, что супруги Хентшель, а также две студентки-лютеранки, устроившиеся в больницу медсестрами, были глубоко религиозными людьми. Анита Г. и Рита З. вообще рассматривали свою работу в больнице как своего рода миссионерскую деятельность. Йоханнес и Сабина проработали в Йемене шесть лет и намеревались через два года вернуться на родину в Оберлаузиц, городок в 50 километрах под Дрезденом. В немецких СМИ промелькнула информация, не нашедшая, впрочем, подтверждения, что незадолго до похищения Йоханнес Хентшель вступил на улице в религиозный диспут с местными жителями, чем вызвал их недовольство.

12 июня группа иностранцев направлялась на машине в гости к одному из врачей. По другим данным, они намеревались устроить пикник за городом. Около местечка Гарас (Gharas) дорогу им преградили три пикапа с вооруженными боевиками. Йоханнес Хентшель еще успел сделать телефонный звонок своей знакомой, врачу в больнице Саады, которая, в свою очередь, немедленно уведомила не только йеменские власти, но и старейшин шиитского племени хути. На место происшествия был послан отряд солдат, однако прибыл он слишком поздно. Сначала произошедшему не придали особого значения: все полагали, что речь идет об "обычном" похищении, которым часто подвергаются находящиеся в Йемене иностранцы. Подобные инциденты разрешаются довольно быстро с помощью выкупа или через посредничество старейшин племен. И лишь когда спустя три дня в сухом русле реки были обнаружены тела трех убитых заложниц - корейской учительницы и двух немецких медсестер - стало очевидным, что дело куда более серьезно.

Тем не менее, до сих пор выяснить, кто же стоит за похищением, не удалось. Власти Йемена, как и ожидалось, возложили всю ответственность на боевиков-хути во главе с их предводителем Абдулмаликом аль-Хути (Abdulmalik al-Houthi). Представители племени хути, со своей стороны, опровергли эту информацию, заявив в свою очередь, что за похищением стоят действующие в регионе боевики "Аль-Каеды", которые в конфликте между шиитами и суннитами поддерживают центральные власти Йемена. Само похищение хути связали с попыткой йеменских властей таким образом дискредитировать шиитов. Представители правительства Йемена неоднократно заявляли, что им удалось напасть на след заложников, однако каждый раз эта информация оказывалась ложной. Вопрос о похищенных европейцах со временем стал просто очередной картой в политическом противостоянии различных сил в регионе на севере Йемена, а собственно о судьбе заложников никто, судя по всему, не заботился.

Казалось бы, некие подвижки произошли в ходе состоявшегося в январе 2010 года визита в Йемен нового министра иностранных дел Гидо Вестервелле. На переговорах президент Йемена Али Абдалла Салех (Ali Abdallah Saleh) сообщил ему, что йеменским властям удалось установить местонахождение заложников и что с похитителями ведутся переговоры об их освобождении. По словам Салеха, похищенные были обнаружены на территории северной провинции Йемена Саада в районе Дшаббара, а за их освобождение боевики-хути якобы потребовали два миллиона долларов и свободный проход в Саудовскую Аравию. Однако, по-видимому, это была всего лишь очередная уловка йеменских властей, нацеленная на то, чтобы подкрепить позицию Йемена на переговорах с министром иностранных дел Германии. Вестервелле прибыл в Йемен для того, чтобы оказать давление на руководство этой страны и потребовать более решительной борьбы с действующими в стране террористами "Аль-Каеды".

В любом случае, тот факт, что освобождение Анны и Лидии было осуществлено саудовским силами безопасности, а не властями Йемена, якобы ведущими переговоры с похитителями, указывает на то, что Саудовская Аравия имеет куда большее влияние в северном Йемене, чем правительство в Саане. Предсказать, как дальше будут развиваться события вокруг заложников, учитывая крайне противоречивую информацию, поступающую из региона, сказать, к сожалению, невозможно. Остается только уповать и радоваться за оставшихся в живых.