Алиев пошел ва-банк

Газовый договор Баку и Анкары грозит неприятностями Москве

7 июня представители Турции и Азербайджана подписали соглашение о поставках газа. В контракте, который стороны полтора года не могли согласовать из-за многочисленных разногласий (среди которых видное место занимали попытки Анкары сблизиться с Ереваном), оговорена цена продажи азербайджанского топлива Турции, а также стоимость его транзита в Европу. Хотя никаких деталей стороны не озвучили, понятно, что для Москвы эта внешнеполитическая победа Баку станет приглашением вступить в борьбу за сырьевые рынки Турции и ЕС. Самое время повнимательнее присмотреться к Азербайджану, который в последнее время оказывает нешуточное влияние на российскую политику.

Нефть, а теперь еще и газ, для Азербайджана являются важнейшими отраслями экономики. Более 100 лет назад в Баку, который в Российской Империи считался едва ли не самым грязным городом, полным смрада и гари, хлынули одержимые нефтью авантюристы, а затем и такие видные предприниматели, как Нобели и Ротшильды. Именно на бакинской нефти выросла британская Shell, именно здесь оттачивал свои управленческие "таланты" Коба и печатался в подпольной типографии "Нина" Ленин.

Век спустя Баку, а вместе с ним и весь Азербайджан, играет не менее важную роль в каспийском регионе. Если в конце 19-го века в стране царили местные нефтяные бароны, то сейчас ренту с нефтяных месторождений снимает новая элита страны. Правительство контролирует энергетический сектор экономики и владеет основными предприятиями этой сферы. Развал СССР сделал Азербайджан одним из самых успешных государств в регионе.

До кризиса Азербайджан переживал экономический бум в условиях высоких цен на нефть. К примеру, рост ВВП страны в течение пяти лет до 2009 года составлял 21 процент, а наличие Государственного нефтяного фонда гарантировало, что у страны будет подушка безопасности в тяжелые времена. Кризис страна прошла успешно, сократив госрасходы и одновременно увеличив стабилизационный фонд.

В последние годы эксперты рейтингового агентства Fitch советовали Баку приняться за структурные реформы, направленные на сокращение коррупции и улучшение уровня делового климата в экономике. Это позволило бы стране ускорить диверсификацию экономики и повысить темпы роста ее ненефтяной части. Последняя же, по мнению Fitch, легко может стать якорем для Баку. Дело в том, что потенциал получения крупных нефтяных доходов у Азербайджана является относительно умеренным. По расчетам аналитиков, при уровнях добычи 2009 года нефтяные запасы страны будут истощены через 18 лет - в сравнении с 54 годами у Казахстана. Объемы добычи нефти, как полагают в Fitch, будут примерно стабильными с 2010 по 2014 годы, а затем начнут понемногу сокращаться. По оценкам Fitch, это приведет к замедлению реального роста ВВП - до 3 процентов в 2010 году и 2 процентов в 2011 году.

Но то же самое наличие нефти и газа позволяет Баку не особенно задумываться над реформами. А такой недостаток, как "централизованная и непрозрачная структура политической власти", также указанный в качестве одного из рисков, был в 2009 году и вовсе законсервирован на неопределенное время. Второй пятилетний срок президента страны Ильхама Алиева кончается в 2013 году, однако референдум, прошедший в 2009-м, дал ему возможность баллотироваться столько раз, сколько он захочет.

Бывшие соседи по СССР роль Баку в Закавказье прекрасно понимают. В Азербайджан, который достаточно независим в проведении своей внешней политики, пожаловал даже президент Белоруссии Александр Лукашенко, которого в Москве обидели тем, что не обеспечили бесплатной нефтью. Визитер, который ранее нашел утешение в Венесуэле, попытался заполучить союзника в лице президента Азербайджана Ильхама Алиева. Не удивительно, что этого белорусскому президенту не удалось, и в Минск Лукашенко вернулся с обещанием "развивать и углублять", но не поставлять и добывать. Баку предпочитает действовать более прагматично, чем Каракас.

Большая шахматная доска

Прагматика современного Баку может дорого стоить Москве. Дело в том, что Азербайджан способен существенно ослабить позиции России на переговорах с Турцией, которая должна стать новым транзитным коридором для российского газа в Европу. Символично, что соглашение Баку и Анкары было достигнуто аккурат за сутки до визита в Турцию премьер-министра России Владимира Путина, традиционно лично лоббирующего интересы российского ТЭКа за рубежом.

Договор с Турцией означает, что Азербайджан только что успешно завершил работу над ключевой составляющей договоренности, которая позволит ему продавать газ как в саму Турцию, так и через Турцию в Европу. Это даст Баку возможность запустить вторую, весьма дорогостоящую (оценивается в 20 миллиардов евро) стадию проекта развития газового месторождения Шах-Дениз.

Сейчас ведущую роль в освоении гигантского комплекса шельфовых нефтяных месторождений Азери-Чират-Гюнешли, объемом в миллиард баррелей нефти и расположенного по соседству от газового месторождения Шах-Дениз объемом в 1,2 триллиона кубометров, играет BP. Однако Баку, который не в состоянии разделить Каспий с прочими странами региона, вынужден сконцентрироваться на добыче и экспорте газа, который он хочет предложить странам ЕС на открытом рынке. Европа, желающая освободиться от растущей зависимости от российских поставок энергоносителей, этот газ уже давно ждет.

Для Брюсселя турецко-азербайджанское соглашение означает, что определен основной поставщик топлива для нового газопровода Nabucco. По этой трубе, которая станет продолжением газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум, топливо должно транспортироваться через Турцию в балканские страны вплоть до Австрии. Здесь интересы Брюсселя и Баку вновь идут вразрез с российскими интересами, ведь "Газпром", в свою очередь, намерен поставлять по этому маршруту газ с помощью трубопровода "Южный поток". Вот поэтому-то Москва, убеждая всех в бессмысленности Nabucco, на деле пыталась не допустить укрепления Брюсселя в регионе.

В 2009 году "Газпром" даже пообещал закупать весь свободный газ Азербайджана. Это заявление власти Азербайджана удачно отыграли на турецком и европейском фронтах: Алиев, недовольный медлительностью европейских партнеров, открыто пригрозил отдать свое топливо Москве. Подобное решение Баку, будь оно действительно принято, поставило бы под удар не только Nabucco, но позиции Турции, которая является одним из крупнейших рынков сбыта и транзита российских углеводородов в ЕС. Но теперь, когда соглашение Баку и Анкары достигнуто, оно открывает дорогу для соперничества трубопроводов Nabucco и "Южный поток".

Недавно сообщалось, что общая стоимость Nabucco, который Турция уже полностью одобрила, может составить 25 миллиардов евро, что втрое больше первоначальных подсчетов. Сроки, когда трубопровод может быть введен в строй, также неизвестны: изначально речь шла о 2014 годе, но теперь звучат оценки, согласно которым функционировать эта труба начнет не ранее 2018 года. В конце года строительство трубопровода должны одобрить либо окончательно завернуть в ЕС. Теперь у сторонников Nabucco появился веский аргумент.

Вполне объяснимое желание Баку вырваться на рынок ЕС косвенно бьет по российским интересам еще и тем, что усиливает позицию Анкары в непрерывном торге с Москвой о стоимости газа и прокладке многочисленных трубопроводов в ЕС (в том числе и "Южного потока", разрешения на который Анкара до сих пор не выдала). Теперь Турция сможет тянуть из российских переговорщиков не только скидку на газ, но и требовать многочисленных экономических преференций, вроде строительства Россией в Турции АЭС на российские же деньги.

Время для этого самое подходящее: в конце 2010 года истекает крупный контракт на поставки газа между "Газпромом" и турецкой Botas. Хотя в прошлом году Анкара не выбрала около двух миллиардов кубометров российского газа, "Газпром" планирует в 2010 году увеличить поставки в Турцию в полтора раза. При этом цена, по которой "Газпром" поставляет газ Турции, является коммерческой тайной. Новые соглашения Анкары и Баку могут нарушить эти планы.

Нельзя, однако, не отметить, что ни к каким санкциям подписанные накануне в Турции соглашения стороны пока не обязывают. И совершенно не факт, что новые разногласия Баку и Анкары, учитывая сложный характер отношений двух стран, не поставят крест на пути к подписанию конкретных контрактов. Но надежда на это может дорого обойтись России, которую Турция и Азербайджан используют в своих интересах, вынуждая играть роль пассивного наблюдателя.