Новости партнеров

Заветы Нургалиева

Приморских "охотников на милиционеров" обезвредили

11 июня в Приморском крае завершилась спецоперация по поимке банды "охотников на милиционеров", которые за период с 27 мая по 8 июня успели убить одного и ранить троих сотрудников милиции. Двое бандитов при задержании застрелились, четверо были взяты живыми. Правоохранительные органы настаивают на том, что преступники действовали из корыстного интереса.

Все начиналось незаметно. 28 мая лишь немногие СМИ сообщили, что минувшей ночью неизвестные злоумышленники ворвались в отделение милиции приморского села Ракитного, убили дежурного милиционера и украли какие-то спецсредства. Также мало внимания было уделено нападению на патрульную машину, осуществленному в Приморье 29 мая. И только когда 8 июня бандиты ранили двух милиционеров, остановивших для проверки угнанную преступниками машину, история стала по-настоящему громкой.

Вскоре в интернете было распространено обращение, адресованное "полковнику Квачкову и другим соратникам от офицера ВДВ Романа Муромцева". В обращении говорилось, что сторонники Муромцева "поднялись на вооруженную борьбу против захватчиков нашей страны". Владимир Квачков, которого некогда подозревали в покушении на Анатолия Чубайса, сразу заявил, что никакого Муромцева не знает. Полковник счел обращение фальсифицированным.

Тем временем бандитов, скрывавшихся в приморских лесах, разыскивали несколько сотен сотрудников правоохранительных органов с собаками, вертолетами и бронетехникой. Преступники успешно уходили от преследования, потому что были хорошо экипированы и отлично знали местность. Милиция распространила по территории края ориентировки на бандитов, а благодаря СМИ с этими ориентировками смогла ознакомиться вся Россия. В документах говорилось, что в банду входят 32-летний ветеран чеченской войны Роман Муромцев, 19-летний солдат-дезертир Александр Сладких, 22-летний Андрей Сухорада, 18-летний Роман Савченко и 20-летний Александр Ковтун.

10 июня было богато на события. Во-первых, было объявлено о задержании одного из бандитов (как выяснилось позднее, речь шла о Савченко). Во-вторых, жительница поселка Горные Ключи Татьяна Кулина пожаловалась журналистам на то, что ее мужа Евгения, учившегося в одной школе с Муромцевым, задержали и сильно избили милиционеры. И наконец вечером того же дня Следственный комитет при прокуратуре РФ объявил, что Муромцев, по уточненным данным, не состоит в банде. Также о непричастности этого человека к деятельности банды объявила его мать. Женщина сказала, что в настоящее время ее сын не бегает по лесу, а находится на съемной квартире во Владивостоке.

После этого разные СМИ начали публиковать крайне противоречивую информацию о личности Муромцева. В одних заметках говорилось, что этот человек не служил в ВДВ и не был в Чечне, зато отбывал многочисленные тюремные сроки. Другие журналисты писали, что раньше Муромцев служил в Уссурийской бригаде ГРУ Генштаба, а несколько лет назад уволился и начал рассылать в органы власти письма с критикой милиции.

Из-за этого начало складываться впечатление, что Муромцевых двое. Один - уголовник, а второй - бывший военнослужащий. Можно было подумать, что бывший военнослужащий возглавил банду "борцов с милицией", а милиционеры по ошибке распространили ориентировку на его ранее судимого тезку.

Однако при ближайшем рассмотрении это впечатление оказалось ошибочным. Дело в том, что в ориентировке было указано, что Муромцев сменил фамилию на Присяжный. Такие же данные приводились и в рассказах о бывшем военном, который увлекся критикой милиции. Трудно представить, что в Приморье живут сразу два Романа, которые стали из Муромцевых Присяжными.

Таким образом, можно сделать вывод, что Роман Муромцев в этой истории все же один. Вероятно, он некогда служил в вооруженных силах, затем уволился и стал критиковать милицию, параллельно получая одну судимость за другой. Когда бандиты начали нападать на милиционеров, кто-то счел нужным подписать именем Муромцева интернет-обращение, якобы исходящее от преступников. Адресовать это обращение неизвестный автор решил Квачкову. Кто этот автор и какие цели он преследовал - пока что нельзя угадать.

Впоследствии эта версия может быть опровергнута, но пока она представляется более или менее логичной.

Если 10 июня список предполагаемых членов группировки сократился на одно имя, то 11 июня этот перечень, наоборот, расширился. Было объявлено, что помимо Сладких, Сухорады, Савченко и Ковтуна в банду входят Максим Кирилов и Владимир Илютиков.

Позднее журналисты узнали, что вечером 10 июня преступники вышли из леса, сняли квартиру в Уссурийске и хотели там отсидеться. Однако 11 июня силовики задержали Кирилова, который добывал для преступников еду, и узнали об их местонахождении. Жильцов соседних квартир эвакуировали, начался штурм. Вскоре было объявлено о гибели Сухорады и Сладких, а также о задержании Илютикова. Дольше всего держался Ковтун. Для переговоров с ним в Уссурийск прибыла его мать с адвокатом. Наконец юноша согласился сдаться. После этого правоохранительные органы объявили о завершении спецоперации.

Вскоре в СМИ появилась информация о том, что банду заподозрили в новых преступлениях. Следователи пришли к выводу, что задержанных необходимо проверить на причастность к нападению на милиционеров, совершенному во Владивостоке в феврале 2010 года. Также предполагается, что преступники причастны к ряду краж и угонов.

Начальник УВД Приморского края Андрей Николаев после окончания спецоперации объявил, что Сухорада и Сладких не были убиты силовиками, как сообщалось ранее, а покончили с собой "от безысходности и нежелания попасть в руки правосудия". Тем временем в СМИ появилась неподтвержденная информация о том, что в больнице от побоев умер Максим Кирилов...

В своем выступлении Николаев заявил также, что, по его мнению, бандиты действовали не по идеологическим мотивам, а исключительно ради того, чтобы "заполучить оружие и боеприпасы с целью продолжения совершения более тяжких преступлений корыстной направленности". Впрочем, одновременно Николаев сказал, что в лесных схронах банды были найдены "предметы с фашистской символикой и литература радикального толка".

Следственный комитет при прокуратуре РФ тоже постарался лишить преступников репутации "благородных разбойников". В официальном заявлении ведомства говорится: "Стоит отметить, что подозреваемые в совершении особо тяжких преступлений, за которые им грозит пожизненное лишение свободы, никакие не борцы за справедливость, как называют их некоторые СМИ. Это люди, у которых отсутствует всякое представление о нравственности. Для них не существует такое понятие, как Закон. Они совершают преступления не за идею, а просто для того бы навлечь ужас на общество и почувствовать себя хозяевами жизней людей и при этом не упустить свой корыстный интерес" (орфография и пунктуация оригинала сохранены).

Какой корыстный интерес имеют в виду сотрудники правоохранительных органов, остается неясным. Кажется, трудно надеяться на получение большого количества денег, восстановив против себя всю региональную милицию и привлекая внимание всей страны к своей преступной деятельности. Впрочем, возможно, представители МВД и СКП опираются в своих суждениях на некие факты, неизвестные СМИ.

Однако если "идеологическая" подоплека действий молодых людей все же будет доказана, то придется признать, что волна критики милиции, поднявшаяся после преступления майора Дениса Евсюкова, начинает приводить к весьма печальным результатам. Нельзя сказать, что иных, позитивных последствий эта критика не приносит. Но закрывать глаза на негативные последствия, списывая их исключительно на "корысть" и "безнравственность" отдельно взятых молодых людей, наверное тоже не стоит.

Вскоре после преступления Евсюкова глава МВД Рашид Нургалиев выступил с речью, в которой заявил, что граждане имеют право давать отпор милиционерам, нарушающим их права. После этого фраза "Нургалиев разрешил" стала чуть ли не самым распространенным отзывом на сообщения о преступлениях, жертвами которых становятся милиционеры. Однако в свете событий в Приморье эта шутка начинает казаться уже не такой забавной.

Особенно если учесть, что поводов для критики милиции пока что не убавляется.

Татьяна Ефременко

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить