Победила дружба

Колумбия и Венесуэла начали примирение

10 августа Уго Чавес и новый колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос пожали друг другу руки и возобновили разорванные двумя неделями ранее дипломатические отношения. Вроде бы, в непростых отношениях двух латиноамериканских стран наметилось улучшение, однако далеко не факт, что Чавес и Сантос, который целиком и полностью поддерживает политику отошедшего от власти Альваро Урибе, смогут находить общий язык и в дальнейшем.

Взаимоотношения Колумбии и Венесуэлы всегда были неоднозначными. В свое время страны были частью единого государства Великая Колумбия, созданного борцом за независимость латиноамериканских стран от Испании Симоном Боливаром в 1819 году. Единое государство просуществовало совсем недолго - уже в 1830 году Венесуэла обрела независимость.

Несколько десятилетий страны никак не могли определиться с границей, как сухопутной, так и морской. Окончательно разногласия были улажены только в 1991 году, а за несколько лет до этого ситуация обострилась настолько, что чуть было не привела к войне. Венесуэльский корвет в 1987 году зашел в спорные воды и отказался покидать территорию, которую Венесуэла считала своей. По тревоге были подняты ВВС Колумбии, но конфликт, к счастью, был улажен усилиями дипломатов.

Разногласия последних лет связаны в первую очередь с повстанческими движениями в Колумбии. Одиозный лидер Венесуэлы Уго Чавес неоднократно заявлял, что не считает повстанцев левого толка из "Революционных вооруженных силы Колумбии" (FARC) террористами, а видит в них борцов за идеи Боливара и Ленина. Такие заявления, а также упорно опровергаемые Венесуэлой слухи о поставках оружия боевикам из FARC, вызвали у Колумбии вполне понятные опасения, что соседняя страна оказывает поддержку повстанцам и разрешает им размещать тренировочные лагеря на своей территории.

Впрочем, повстанцы спокойно пересекали колумбийско-венесуэльскую границу и без Чавеса. Дело в том, что сложный рельеф и большая протяженность (около двух тысяч километров) делают контроль за границей практически невозможным. Отдельные пограничные регионы фактически контролируются повстанцами, причем как с колумбийской, так и с венесуэльской стороны. Войска Колумбии неоднократно требовали от соседей разрешения на борьбу с повстанцами на территории Венесуэлы, однако Чавеса перспектива присутствия на территории своей страны иностранной армии не особо радовала.

Бывший президент Колумбии Альваро Урибе был для Чавеса вторым Джорджем Бушем - нелюбовь лидера Венесуэлы к 43-му президенту США, которого он открыто сравнивал с дьяволом, хорошо известна. Отношения с Урибе складывались чуть лучше, но дружескими их назвать было сложно. Хорошей иллюстрацией отношений Чавеса и Урибе служит инцидент на форуме латиноамериканских стран - Группы Рио в феврале 2010 года. В ходе разговора то ли Урибе мимоходом обвинил Чавеса в необоснованном отказе от сотрудничества с колумбийскими компаниями, сравнив Венесуэлу с США и их страстью к экономическим санкциям, то ли Чавес так же мимоходом упомянул, что Колумбия якобы направила 300 головорезов для его физического устранения. Стороны приводят разные версии событий, но можно предположить, что имели место оба нелицеприятных для глав соседних государств обвинения.

Разговор тут же перерос в крупную ссору. По слухам, президентов пришлось мирить кубинскому лидеру Раулю Кастро, однако Чавес все же посоветовал своему оппоненту "пойти к черту".

Есть и другие причины разногласий между соседями. Например, противоположные взгляды на отношения с США. Если Чавес видел в Буше однозначное зло и критиковал его при каждом удобном и неудобном случае, то Урибе выступал за сближение с Соединенными Штатами. По всей видимости, Чавес склонен считать друзей своих врагов врагами и обращается с ними соответствующим образом.

Плохие отношения Венесуэлы и Колумбии не выгодны никому. Из-за санкций Чавеса в отношении колумбийских экспортеров товарообмен между странами упал на 30 процентов в 2009 году. Также на пользу не идет и ощущение близости если не войны, то серьезного вооруженного конфликта, до которого, кажется, дело не доходило во времена правления Урибе только чудом.

К концу последнего президентского срока Урибе разногласия между странами достигли предела. Сам Урибе в выборах нового лидера Колумбии участия не принимал, однако баллотировался экс-министр обороны Хуан Мануэль Сантос, пообещавший во всем придерживаться прежнего курса, в том числе и на развитие отношений с США. Во втором туре Сантосу удалось победить, заручившись поддержкой почти 70 процентов избирателей.

Чавес отреагировал на изменения в политической жизни Колумбии довольно неожиданно: объявил об отзыве посла (уже не в первый раз за последние годы) и о разрыве дипломатических отношений между странами, а также согнал войска на границу с соседним государством. Надо сказать, что формальные причины у Венесуэлы для таких действий были. 15 июля Богота в очередной раз обвинила Каракас в укрывании боевиков FARC, на что Венесуэла и ответила отзывом посла. Спустя несколько дней из Каракаса был отозван и колумбийский посол. Ну а стягивание войск к границе Чавес объяснил тем, что от покидающего свой пост Урибе можно ожидать чего угодно, в том числе и вооруженного вторжения под занавес правления.

7 августа Сантос официально стал президентом Колумбии и уже через три дня встретился с Уго Чавесом. Разговор мог бы быть жестким, так как новый президент Колумбии, по сути, ничем не отличается от прежнего. И с критикой в адрес Чавеса Хуан Мануэль Сантос в бытность министром обороны выступал, и дружить с США (правда, уже не с Бушем, а с менее "дьявольским" Бараком Обамой) обещал. Тем не менее, исход переговоров в городке Санта-Марта, где скончался Симон Боливар, оказался более чем неожиданным.

Во-первых Чавес и Сантос договорились о восстановлении дипломатических отношений между Венесуэлой и Колумбией. Это было ожидаемо: несмотря на все разногласия страны каким-то образом все же сотрудничают друг с другом. Гораздо более сенсационными стали совместные заявления чуть ли не о дружбе навек.

Со сменой власти разом разрешились все противоречия; Чавес согласился на сотрудничество в борьбе с повстанцами, в том числе и на территории Венесуэлы, выразил готовность перейти к обсуждению почти миллиардного долга венесуэльских компаний и вообще вел себя дружелюбно. Сантос, казалось, забыл о позиции своего предшественника и с удовольствием пожимал руку венесуэльскому президенту, а также адресовал Чавесу совершенно невообразимую еще неделю назад фразу "можете рассчитывать на мою дружбу". Тема укрывания боевиков FARC, которые, кстати, в свое время организовывали покушение на Сантоса, и отношений с США в разговоре не поднималась.

Несмотря на всю оптимистичность первой встречи лидеров Венесуэлы и Колумбии, она демонстрирует лишь намерения Чавеса и Сантоса, а не реальную готовность к улучшению отношений. Как отмечает The New York Times, такое резкое "потепление" может говорить о долговременных планах двух президентов. Полномочия Чавеса и Сантоса, в случае если венесуэльский лидер успешно переизберется на очередной шестилетний срок, а президент Колумбии получит поддержку избирателей во второй раз подряд, истекут в 2018 году, так что им придется провести бок о бок немало времени.

Нужные слова уже сказаны, с этим Уго Чавес и Хуан Мануэль Сантос справились. Теперь дело за поступками.

Павел Борисов

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло
Мир00:02 8 июня

Черный товар

Они ловят девочек и превращают их тела в фабрики детей. Младенцы идут на продажу