Хлопотно

Экономическому развитию Северного Кавказа мешают террористы

На днях в рамках инвестиционного форума в Сочи было объявлено о начале строительства на Северном Кавказе "туристического кластера". В качестве финансового локомотива этого проекта выступила госкорпорация ВЭБ (Внешэкономбанк), которая выразила готовность поддерживать частных инвесторов в регионе. Федеральные власти рассчитывают, что СКФО таким образом сможет приступить к излечению наболевших экономических проблем - безработицы и бедности. При этом полпред президента, "менеджер, а не жесткий человек" Александр Хлопонин переживает непростые времена - в подотчетном ему округе едва ли не каждую неделю случаются теракты и проходят спецоперации.

Вскоре после назначения Хлопонина полпредом президента в СКФО, Дмитрий Медведев обозначил задачи нового руководителя: "подтянуть хотя бы до уровня среднероссийских условий" экономические и социальные показатели региона, создать на Северном Кавказе "более или менее нормальный инвестиционный климат". На основе этих вводных данных Медведев и спрашивал с Хлопонина на августовском совещании в резиденции "Бочаров ручей". Совещание было посвящено экономическим проблемам Дагестана.

Судя по отчетам СМИ, впрямую Медведев Хлопонина тогда не критиковал, но указал на болевые для республики точки, по которым ситуация фактически не сдвинулась с места. Разговор шел прежде всего об экономическом развитии, президент отдельно подчеркнул, что не позвал на совещание Рашида Нургалиева, чтобы не отвлекаться на проблемы силовиков. Однако многочисленные попытки Медведева абстрагироваться от военно-полевых реалий не увенчались успехом. "Сделать нормальным бизнес и инвестиции невозможно, пока бандиты!" - отчаянно пытался убедить президента России глава Дагестана Магомедсалам Магомедов. Говорил он это, оправдывая высказанную ранее Хлопониным горькую правду: по большому счету, новых инвестиций в республике нет.

Дагестан - вполне типичный пример субъекта СКФО. Как в других республиках, людям здесь не хватает рабочих мест и соответственно очень непросто прокормить себя и близких, местные силовики коррумпированы и за счет этого недостаточно эффективны. В качестве же инвестиционного залога для Минфина республика может предложить лишь "50 тысяч гектаров минных полей". Это по словам главы Дагестана Магомедова.

В этом свете создание кавказского туристического кластера - мера, на которую федеральные власти возлагают едва ли не последнюю надежду. Если не цивилизованный туризм, что еще сможет привлечь в регион частные деньги? Однако, как ни стараются Медведев и Хлопонин заняться чистой экономикой без оружия, невидимый враг постоянно делает ответные ходы, то и дело возвращая строителей нового мирного Кавказа на исходные позиции.

Летом и осенью 2010 года террористические выступления в СКФО настолько участились, что не замечать их при оценке экономического потенциала Северного Кавказа стало как-то уж совсем нелепо. Целями террористов стали Пятигорск, Буйнакск, Владикавказ, Махачкала - крупные региональные центры. Показательно, что одним из наиболее спокойных субъектов оказалась Чечня, но и грозному Рамзану Кадырову поставили кляксу на новый мундир. Боевики ворвались в родовое село чеченского президента Центорой, и хотя общественности было доложено о запланированной милицейской засаде и успешной спецоперации по уничтожению бандитов, неприятный осадочек остался. В благополучных местах люди с автоматами просто так по улицам не бегают.

С некоторых пор готова вспыхнуть и одна из самых тихих республик в регионе - Северная Осетия. Взрыв на рынке во Владикавказе вновь открыл старую рану осетино-ингушской вражды. Причем организаторы теракта явно ставили обострение национальных отношений одной из основных, если не главной своей целью. Машину с ингушскими номерами, паспорт смертника на имя жителя Ингушетии и прочие "намеки" на своего юго-восточного соседа жители Владикавказа заметили сразу. И вскоре вышли на улицы с требованием закрыть границу между республиками, даже если это нарушит конституционные нормы.

Осетин возмутило то, что ингушская сторона отмалчивается по поводу обострения конфликта, что теракт во Владикавказе не осуждают исламские религиозные лидеры. С соболезнованиями соседям выступил лишь президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, но вряд ли это их серьезно утешило - к Евкурову в Осетии относятся без особого пиетета. Остановить марш осетинской молодежи на ингушское село Карца смогли только сотрудники ОМОН и бронетехника внутренних войск. Конечно, отрадно, что колонна владикавказцев отправилась "в гости" к ингушам без оружия, но дело все равно отчетливо запахло жареным, и местные власти забили тревогу, начав всячески давить на социально активную молодежь. Что, конечно, авторитета республиканскому руководству не добавило.

Президент Медведев вновь публично обратился к проблемам СКФО, выступая на Международном экономическом форуме в Ярославле. Говорил он довольно обтекаемо, но дал понять, что осознает всю сложность ситуации и призвал местные власти побольше общаться с населением, даже если оно критикует власть. "Мы знаем, как развивалась история Кавказа, кавказских республик, насколько люди там чувствительны, эмоциональны", - сказал президент. Он также призвал беспощадно уничтожать представителей бандподполья, подчеркнув, что на сегодняшнем Кавказе демократия должна регулироваться уголовным кодексом и правилами проведения контртеррористических операций.

Непонятно, сумеет ли в таких суровых для развития бизнеса условиях претворить в жизнь свои задатки эффективного менеджера Хлопонин, которому в самом ближайшем будущем придется отвечать за миллиарды рублей, запланированные для перечисления в бюджет СКФО. В сентябре 2010-го в дело привлечения инвестиций в округ вмешалась госкорпорация ВЭБ, а в ноябре на базе этой организации планируется создать корпорацию развития Северного Кавказа. Объем финансирования уже одобренных проектов составляет 600 миллиардов рублей с учетом частных инвестиций. Такие ресурсы предполагают значительное расширение возможностей руководства СКФО, но и увеличивают степень его ответственности. Чем дальше, тем сильнее будет давление на президентского полпреда, и тем жестче будут с него спрашивать.

Еще более непонятно, кому выгодно общее обострение ситуации на Северном Кавказе. Логично предположить, что тем, кто хочет ослабить позиции Медведева и его ставленника Хлопонина. Хотя и достижения Владимира Путина, в свое время принудившего к миру Чечню, а также продолжателя его дела Рамзана Кадырова тоже оказываются под ударом. Как известно, глава Чечни имеет большие планы по развитию туристического бизнеса в республике, например, в Аргунском ущелье он хочет построить горнолыжный курорт международного класса. А инциденты, подобные тому, что случился летом в Центорое, явно не будут способствовать скорому наплыву туристов.

"Было время, когда это можно было и понять, и объяснить, но сегодня ссылок на то, что Северный Кавказ - это опасный и непривлекательный для инвесторов регион, уже быть не должно. Это такой же, как и другие, регион России, а во многих отношениях даже более выгодный - и геополитический, и природно-климатический", - эти слова, которые можно было бы с легкостью вписать в свежую программную речь Медведева или Хлопонина, сказал в 2004 году тогдашний президент Путин. Похоже, что он несколько поторопился. Или же, как и положено главе государства, просто заглянул подальше в будущее.