На смену мятежникам

В Киргизии снова появился парламент

10 октября в Киргизии был избран парламент. Законодательный орган отсутствовал в республике последние полгода: сразу же после апрельского мятежа он был распущен по решению новой власти. Его функции при этом присвоило временное правительство, оформлявшее свои решения (будь то национализация, назначение или увольнение чиновника, упразднение государственного органа и прочее) посредством "декретов". Парламентские выборы дают возможность вновь сформировать легитимные органы власти: собственно парламент и полноценное правительство.

Выборы стали успешными для оппозиции. Три из пяти партий, прошедших в парламент, являются оппозиционными. Одна из них — партия "Ата-Журт" ("Земля отцов") — заняла первое место (хотя отрыв ее от ближайшего конкурента — правящей Социал-демократической партии Киргизии — не слишком велик).

Правда, о смене власти в стране можно говорить с большими оговорками. Значительную часть политиков, представляющих как власть, так и оппозицию, по-прежнему составляют бывшие чиновники, работавшие при свергнутых президентах Аскаре Акаеве и Курманбеке Бакиеве. И переходить на новую политическую систему (парламентскую республику, которая по замыслу "революционной" власти, должна быть построена после выборов) они особого желания не испытывают. Напротив, еще до выборов бывшие чиновники (которым не хватило места при новой власти и которые в связи с этим оказались в оппозиции) заявляли, что конституцию, принятую менее полугода назад, они намерены изменить.

Менять предлагается прежде всего раздел, касающийся президентской власти. То есть возвращать президенту отобранные у него полномочия. Подобные планы сопровождаются призывами к "наведению порядка" и рассуждениями, что к парламентской форме правления республика, дескать, пока не готова. То, что "сильная президентская власть" при двух прежних руководителях — Акаеве и Бакиеве — обернулась масштабной коррупцией, а ее носители в итоге стали жертвами переворотов, сторонников реформы не смущает.

Участники

"Революционную" власть на выборах представляли несколько партий: СДПК (ее лидер Алмаз Атамбаев занимал во временном правительстве пост вице-премьера, в ряды социал-демократов также входила Роза Отунбаева, которая, став временным президентом, заявила о выходе из партии), "Ата-Мекен" / “Отечество" (ее лидер Омурбек Текебаев после мятежа стал временным вице-премьером), "Ак-Шумкар" / “Белый сокол" (ее лидер Темир Сариев работал во временном правительстве министром финансов) и партия БЭК (партия Азимбека Бекназарова, который после мятежа занял пост вице-премьера, курирующего силовые структуры).

Того, что большинства в парламенте правящие партии не получат (в парламент, по данным ЦИКа проходят только СДПК и "Ата-Мекен", вместе они получат 45 из 120 мест), следовало ожидать. Перед выборами Азимбек Бекназаров откровенно заявлял, что работу временного правительства он оценивает примерно на "тройку с минусом". Период после свержения Курманбека Бакиева отмечен спадом в экономике, несколькими волнами беспорядков и мародерства, жестокими столкновениями на юге страны, в которые оказались вовлечены представители двух общин. Власть на этом фоне продемонстрировала склонность работать вне правового поля (издавая сомнительные декреты о национализации), признаки коррупции (можно вспомнить попавшие в интернет записи телефонных переговоров между членами временного правительства) и при этом неспособность быстро навести порядок.

Оппозиция, в свою очередь, празднует победу. Один из лидеров партии "Ата-Журт" Камчибек Ташиев заявил, что считает прошедшие выборы "одними из самых честных в истории Киргизии". Ташиев при Бакиеве в течение нескольких лет занимал пост главы МЧС. Он подал в отставку примерно за полгода до апрельского мятежа (причиной стали обвинения в нецелевом использовании средств).

Одним из своих главных достижений "Ата-Журт" считает то, что ее лидеры находились на юге страны во время июньских беспорядков и пытались прекратить столкновения. Камчибек Ташиев, по его словам, лично остановил 20-тысячную толпу киргизов, которая шла громить населенное узбеками село Сузак (один из районных центров в Джалалабадской области). "Я выехал на БТР и сказал народу: 'Если хотите войти в Сузак, убейте меня. Я же не хочу ни смерти узбеков, ни ваших смертей'. И тогда люди остановились", - рассказывал впоследствии бывший министр.

Как утверждает партия, на юге после этого Ташиева и его соратников встречали как национальных героев. Ее оппоненты, правда, считают, что свои заслуги в прекращении беспорядков "Ата-Журт" сильно преувеличивает. Тем не менее, этих заслуг оказалось достаточно, чтобы повысить ее авторитет: по сравнению как с властями, так и с теми представителями оппозиции, которые в зону конфликта не поехали (как, например, лидер партии "Ар-Намыс" / "Достоинство", ветеран силовых структур Феликс Кулов, который в свое оправдание заявил, что не видел смысла ехать на юг, не имея необходимых полномочий).

В минус партии ставили то, что в ее ряды попали представители бывшей бакиевской партии "Ак-Жол" / "Светлый путь" (хотя наличие в киргизских партиях "бакиевцев" и "акаевцев" является, в общем-то, обычным делом). Кроме того, Камчибека Ташиева обвиняли в национализме (в связи, к примеру, с рассуждениями о статусе киргизской нации, которые опубликовало агентство "Фергана.Ру"; сам Ташиев заявлял, что его слова были неверно истолкованы, и что националистом он не является).

На выборах "Ата-Журт" подвергалась довольно сильному давлению (по крайней мере, часть этого давления исходила от власти). Незадолго до голосования в интернете был опубликован видеоролик, на котором человек, похожий на Ташиева, обвиняет власти в причастности к июньским беспорядкам и выражает готовность "привести обратно Бакиева" (в партии заявили, что ролик - фальшивка). После этого на офис партии в Бишкеке был совершен налет: толпа ворвалась в помещение (милиция, как сообщалось, им в этом не препятствовала) и устроила там погром, уничтожив часть партийных документов.

В налете участвовали активисты движения, представляющего родственников мятежников, погибших во время апрельского переворота. В свое оправдание они заявили, что были возмущены появлением Ташиева в упомянутом видеоролике. В пресс-службе "Ата-Журт", в свою очередь, расценили последние события как происки "грязных пиарщиков, обслуживающих действующую власть". По данным "Росбалта", в причастности к произошедшему 6 октября "Ата-Журт" подозревала одну из правящих партий - СДПК Алмаза Атамбаева.

Коалиция

Кому конкретно достанется власть, отобранная у Бакиева мятежниками, станет ясно в ближайшие дни. Для получения парламентского большинства (и, соответственно, возможности сформировать правительство) понадобится коалиция. Расклад сил таков, что в нее должны будут войти не менее трех партий. И состав коалиции может быть самым разным: теоретически возможно, что за бортом останется победившая партия или же одна из правящих (а, возможно, и обе).

Некоторые факторы, которые повлияют на создание коалиции, можно назвать уже сейчас. Прежде всего, по итогам выборов в парламенте Киргизии образовалось довольно сильное пророссийское лобби (то есть, оно будет таковым, если партии вдруг не изменят своим прежним установкам). Лидеры большинства партий, прошедших в парламент, в последние месяцы посещали Москву и были приняты на высоком уровне (лидер партии "Республика", олигарх Омурбек Бабанов встретился с главой администрации президента РФ Сергеем Нарышкиным, лидер партии "Ар-Намыс" Феликс Кулов — с президентом РФ Дмитрием Медведевым, а лидера СДПК Алмаза Атамбаева принимал премьер-министр РФ Владимир Путин). Камчибек Ташиев из "Ата-Журт" хотя пока и не удостоился столь высоких знаков внимания, но, тем не менее, демонстрировал четкую ориентацию на Россию: он выступил в частности, за сохранение в Киргизии российской военной базы (заявив, что "у нас с Россией одни корни") и за изгнание из страны базы американской (заявив, что считает ее "источником конфликтов").

Лидер "Ата-Мекен" Омурбек Текебаев в Москву тоже приезжал, но принят был не на столь высоком уровне. (Сообщалось, что он встречался с представителями "Справедливой России"). Неофициально в российской прессе высказывалось мнение, что политик, имеющий репутацию прозападного, для Москвы нежелателен. Свидетельством этого можно считать, в частности, компромат на Текебаева, который вдруг решили показать на российском канале НТВ. Сенсацией это не стало: ролик с человеком, похожим на лидера "Ата-Мекен", обсуждался в Киргизии еще несколько лет назад. Но сам факт того, что канал, известный кампаниями против неугодных Кремлю политиков, заинтересовался лидером одной из киргизских партий (в общем, не пользующимся широкой известностью в России), конечно, заслуживает внимания.

Иными словами в "пророссийской" коалиции "Ата-Мекен", вероятно, не найдется места. Еще более существенным является вопрос о конституционной реформе. За непременное изменение конституции - в пользу усиления президентской власти - выступают и Камчибек Ташиев, и Феликс Кулов. Оба при этом действуют в соответствии с позицией российской власти (президент Дмитрий Медведев, напомним, скептически высказывался по поводу внедрения парламентской республики в Киргизии, а в администрации президента, как писал "Коммерсант", заявляли, что считают необходимой в Киргизии "жесткую президентскую власть").

Между тем нынешняя конституция, которая устанавливает в стране парламентскую форму правления и которую, соответственно, пришедшая в парламент оппозиция намерена отменить, является детищем Омурбека Текебаева. В недавнем интервью с лидером "Ата-Мекен" "Фергана.Ру" предположила, что Текебаеву и другим сторонникам нынешней конституции придется "буквально драться за нее" в новом парламенте. Текебаев в ответ заявил, что за оставшееся до выборов время попытается убедить электорат в необратимости перемен. Теперь можно констатировать, что ему это не удалось. И "драться" за результаты последней конституционной реформы лидеру "Ата-Мекен" придется, имея самую малочисленную фракцию (по итогам выборов партия получила всего 19 мест) .

Вступиться за действующую конституцию и парламентскую форму правления, конечно, может и Отунбаева. Вот только ее влияние даже сейчас невелико (хотя она совмещает должности временного президента и главы временного правительства). А с появлением полноценного правительства (пост временного премьер-министра, соответственно, исчезнет окончательно) это влияние станет совсем малым. Так что глава республики окажется совсем не в том положении, чтобы ставить условия. К тому же желающие занять ее место определяются уже сейчас. И если Отунбаева не впишется в схему, которая сложится в руководстве Киргизии после передела власти, то до конца назначенного срока (декабрь 2011 года) она может и не досидеть.

Бывший СССР00:0416 июля

«Вор в законе был чуть ли не в каждом дворе»

Криминальные авторитеты жили в Армении спокойно. Но у новой власти свои правила