Вольному — воля?

Суд все ближе подходит к вынесению приговора по второму делу Ходорковского

Приближается момент, когда будет вынесен приговор по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Прокуратура потребовала для них 14 лет тюрьмы, однако сам Ходорковский в последнем слове лишь поблагодарил своих обвинителей, поскольку, по его словам, из-за их неумелых действий в невиновности подсудимых "убедились абсолютно все". Если второе дело "не выгорит", Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу уже в будущем году. Однако наблюдатели расходятся в оценке того, какое значение освобождение человека, считавшегося одним из самых вольнолюбивых, непослушных Кремлю олигархов, будет иметь для страны.

Прокуроры, настаивающие на неполитическом характере дела (впрочем, ни на чем ином они и не могут настаивать, так как преследование по политическим мотивам у нас запрещено законом), невольно допустили знаковую промашку. Если суд согласится с требованием обвинения и действительно даст подсудимым по 14 лет, то выйти на свободу они должны будут в 2017 году - как раз к столетию сразу двух российских революций. Что-то символическое в этом есть...

Как пояснили адвокаты, в счет нового срока будут засчитаны восемь лет, которые Михаил Ходорковский и Платон Лебедев уже отбывают по первому делу. Хотя приговор им вынесен в 2005 году, арестованы они были еще в 2003-ем, с которого и отсчитывается срок отбывания наказания. То есть по первому своему делу выйти на свободу они должны уже в 2011 году, в самое неподходящее для власти время: как раз тогда состоятся выборы в парламент и вовсю развернется президентская кампания, которая завершится в 2012-м выборами нового главы государства (причем выбран он будет сразу на шесть лет).

Впрочем, за несколько дней до того, как прокуратура потребовала для подсудимых 14-летний срок, стало известно о куда более серьезном проколе обвинения. Прокурор Валерий Лахтин заявил, что общий объем нефти, хищение которой вменяется в вину Ходорковскому и Лебедеву, был завышен на треть из-за арифметической ошибки. Обвинения по этому делу были предъявлены подсудимым еще летом 2008-го года, и у прокуроров было достаточно времени, чтобы как надо все подсчитать. По всей видимости, они просто вынуждены были принять во внимание неоднократно высказывавшееся и адвокатами, и свидетелями мнение о том, что кража 350 миллионов тонн нефти находится за гранью человеческих возможностей. Нефть эту, по версии следствия, подсудимые украли в 1998-2003 годах. Если вспомнить, что во всей России в прошлом году добыча не дотянула до 500 миллионов тонн, получается, что за шесть лет подсудимые сумели куда-то деть намного больше половины годовой добычи нефти страны. И хотя снижение цифры "краденого" до 218 миллионов тонн дела не меняет, "шаг навстречу" обеспокоенной публике был сделан.

Было сделано и еще несколько таких "шагов". Прокурор попросил суд учесть при вынесении приговора смягчающие обстоятельства - наличие у подсудимых малолетних детей и заболевания, выявленные у Лебедева. Кроме того, прокуратура попросила суд не рассматривать эпизод с хищением акций ВНК за истечением срока давности. Наконец, сторона обвинения подчеркнула, что будет просить более мягкого наказания, учитывая последние поправки в УК, снижающие ответственность за экономические преступления. Как подсчитали адвокаты, ранее максимальное наказание, грозившее подсудимым по всем эпизодам, составляло 22 года, теперь самый суровый приговор ограничивается 15-ю годами.

Впрочем, затребованные обвинением 14 лет свидетельствуют о том, что подобные уступки носят лишь декоративный характер. Прокурор Лахтин подчеркнул, что экономические преступления, в которых обвиняют подсудимых, "подрывают основы и устои государства". По словам прокурора, подсудимые, в добавок ко всему, "подорвали устои государства и своими обращениями в Европейский суд".

.title Все по сюжету
Второе дело Ходорковского и Лебедева

Свое выступление в суде 27 октября Михаил Ходорковский разбавил изрядной долей юмора, предположив, что прокуроры специально выдвинули против него обвинения, которые нельзя доказать, дабы "не брать грех на душу", но при этом исполнить волю тех, кто поручил им начать новый процесс. "Откуда у "ЮКОСа" огромная выручка - 55 миллиардов долларов, равная по цене произведенной и проданной нефти? - задавал вопрос Ходорковский, приводя, видимо, самый сильный аргумент в свою защиту. - Откуда выручка, если нефть похищена?!” Ходорковский также припомнил слова выступавшего на процессе Германа Грефа, экс-министра экономического развития и торговли, заявившего, что о пропаже огромных объемов нефти ему бы доложили, но никто ничего не докладывал... Да и нынешний министр промышленности и торговли России Виктор Христенко также говорил, что хищения нефти в объемах, которые приписываются Ходорковскому, ему не известны.

Приговор, который должен вынести Ходорковскому и Лебедеву судья Виктор Данилкин, даст ответ на много вопросов. Наблюдатели сходятся в том, что "второе дело" - это и проверка серьезности того курса на восстановления законности в стране, который провозгласил Дмитрий Медведев, и тест на нынешнюю влиятельность кругов, которые, по словам Ходорковского, это дело и заказали. Существуют явные признаки того, что Кремль не хочет второго обвинительного приговора. Так, близкий власти политолог Глеб Павловский в эфире радиостанции "Эхо Москвы" заявил, что "дело в суде, в сущности, развалилось", что в его правовом характере "не убедили никого в стране" и что если апелляционные инстанции не отменят приговор, подсудимых может помиловать президент. Даже те наблюдатели, которые не замечены в числе сторонников Ходорковского, говорят об абсурдности второго дела. И хотя адвокат Ходорковского Карина Москаленко заявила, что в отношении ее подзащитного, вероятно, уже расследуется третье дело, все равно создается впечатление, что тучи над головой Михаила Борисовича немного развеялись.

Решение суда, конечно, предсказать трудно, однако тот же Павловский предположил, что второму делу "дадут развалиться наглядным образом" до конца нынешнего срока Ходорковского. Аналитики уже обсуждают, что будет делать Ходорковский на свободе. Кто-то убежден, что его освобождение почти никак не повлияет на политическую ситуацию в стране. Михаил Борисович, согласно этой версии, просто займет место в ряду непопулярных у широких масс либералов вроде Михаила Касьянова, Бориса Немцова и Гарри Каспарова. Зарегистрировать свою партию ему не дадут, стать кандидатом на каких-нибудь выборах не разрешит ЦИК из-за бракованных подписей, да и в бизнесе теперь особо не развернешься - бывшей нефтяной компании нет, а другие сферы давно уже поделены и переделены.

Есть, однако, и другая версия. От Касьянова, Немцова и Каспарова Ходорковский отличается заметно - ведь если ему удалось где-то сохранить пару-тройку миллиардов долларов, то может случиться то, ради борьбы с чем и затевалась антиолигархическая кампания начала 2000-х. Может случиться, что финансировать оппозицию начнет независимый от власти человек. Когда в 2004 году в Швейцарии были заблокированы счета 20 связанных с "ЮКОСом" россиян на пять миллиардов долларов, совладелец компании Леонид Невзлин лишь посмеялся. "Это не последние 5 миллиардов, пусть морозят", - отшутился он.

До сих пор сидящий Ходорковский был точно таким же структурообразующим элементом сложившейся в 2000-е годы политической системы, как и назначение губернаторов. После разгрома "ЮКОСа" никакой предприниматель уже не решался давать деньги политическим структурам без согласования с властью. Но в случае освобождения Ходорковского, который не так давно опять заявил, что нынешнему руководству страны придется уйти, Россию, видимо, все же ожидает некоторый всплеск политической жизни.

Никакой загадки в том, что может происходить дальше, нет. Оппозиционная партия, имеющая шанс прийти к власти и потому являющаяся подходящим объектом для инвестиций, в стране всего одна - это КПРФ. До того, как оказаться в тюрьме, Ходорковский ее уже финансировал, контакты были налажены, глава аналитического управления "ЮКОСа" Алексей Кондауров даже был членом фракции КПРФ в предыдущей Думе. Михаил Касьянов рассказывал, будто в разговоре с ним Владимир Путин упомянул как-то, что Ходорковский финансирует коммунистов без его согласия. Наверняка Михаил Борисович захочет сделать это снова, ведь не зря же он столько писал о "левом повороте".

То, что произойдет потом, если события обернутся вышеуказанным образом, не менее очевидно. Нынешнее руководство КПРФ на конфронтацию с Кремлем не пойдет, денег у Ходорковского не возьмет и выборы в 2011 и 2012 году послушно проиграет. Тот же Кондауров уже говорил, что руководство компартии "живет в состоянии перманентной договоренности с этой властью". Да если и возьмет - что с того? На телевидение коммунистов ни за какие деньги все равно не пустят, а без него выборов не выиграть. Так что эта линия, скорее всего, развития не получит. Попытка привести к власти другие оппозиционные партии, то же "Яблоко", о финансировании которого Ходорковским в 2003 году также упоминалось, - задача еще менее выполнимая. Оппозиция может надеяться только на то, что, отпустив Ходорковского, власть откроет дорогу и более заметной политической конкуренции, однако это уже к деньгам, оставшимся от "ЮКОСа", никакого отношения не имеет.