Бунт на корабле

Немецкие морские курсанты подняли мятеж на паруснике "Горх Фок"

В январе в течение буквально нескольких дней бундесвер потрясли сразу три громких скандала. Стало известно, что письма немецких военнослужащих в Афганистане, отправленные с главной базы в Мазари-Шарифе, перлюстрировались: конверты доходили до адресатов распечатанными, в ряде случаев вообще пустыми. Затем всплыли подробности гибели немецкого солдата на базе в Файзабаде: сообщалось, что он нечаянно застрелился при чистке оружия. На деле оказалось, что военнослужащие просто дурачились и один выстрелил в другого. Однако наибольший резонанс вызвала новость о бунте, поднятом курсантами на учебном паруснике ВМС "Горх Фок".

Барк "Горх Фок", сошедший со стапелей гамбургской верфи Blohm & Voss в августе 1958 года, - старейший корабль немецких ВМС. Как отмечает Spiegel, трехмачтовый парусник является своеобразным символом, представляющим Германию в разных уголках земли. Более 50 лет "Горх Фок" используется для подготовки будущих офицеров. За это время на корабле побывали 145000 кадетов, при этом позднее многие вспоминали об исключительно тяжелых условиях обучения. Штатная команда "Горх Фока" составляет 85 человек. К ним добавляются до 138 курсантов. С 1989 года обучение на барке также проходят женщины-кадеты. Командиром корабля с 2006 года является капитан первого ранга Норберт Шатц (Norbert Schatz).

Бунт на "Горх Фоке" произошел в ноябре прошлого года. В то время парусник находился у берегов Бразилии, где 2 ноября взял на борт новую партию из 70 кадетов, прибывших самолетом. По предварительным данным, причиной бунта послужила гибель 25-летней курсантки Зары Лены Зееле (Sarah Lena Seele), которая 7 ноября, спустя несколько дней после прибытия на борт, во время такелажных работ потеряла равновесие, сорвалась с мачты и упала на палубу с высоты 27 метров. Она была спешно госпитализирована в больницу города Баийя, где вскоре скончалась от полученных ранений. Многие из новичков, шокированные произошедшим, заявили, что хотят сойти на берег. Другие отказались забираться на мачты.

Как отмечают немецкие СМИ, курсанты в принципе не обязаны заниматься такелажными работами: это носит добровольный характер. Однако офицеры постоянно оказывали на них давление. Одного из кадетов, страдающего боязнью высоты, заставили забраться на самый верх. Курсантам говорили, что если они "не полезут наверх, завтра же отправятся домой". Кроме того, их спрашивали, как они в будущем собираются командовать людьми, если не могут выполнить это задание. Буквально через день после гибели Зары командиры, как ни в чем не бывало, устроили на борту костюмированный карнавал. Это лишь обострило конфликт между курсантами и офицерами. Капитан Норберт Шатц попытался разрядить ситуацию, попросив двух старших кадетов взять на себя роль посредников. Однако результаты оказались полностью противоположными. Двое посредников и с ними еще два кадета были отстранены от дальнейшего обучения "за мятеж и подстрекательство".

Закончилось все тем, что всех новоприбывших кадетов отправили самолетом в Германию. Командование ВМС заявило, что приостанавливает обучение на "Горх Фок" на год, до ноября 2011 года. Однако о конфликте между курсантами и штатным экипажем при этом ничего не сообщалось. О том, что на судне произошло нечто наподобие бунта, удалось установить лишь в январе 2011 года, после того как представители уполномоченного бундестага по делам бундесвера Хельмута Кенигхауса (Hellmut Konighaus) пообщались с вернувшимися из похода кадетами. Курсанты сообщили о случаях неуставных отношений, нарушениях правил безопасности, прессинге со стороны офицеров и членов штатной команды. После этого гибель Зары Зееле предстала в ином свете.

Курсантка могла погибнуть не в результате несчастного случая, как сообщалось официально, а вследствие самоуправства инструкторов-офицеров. Всех без исключения кадетов, вопреки правилам, заставляли лезть на мачты, а между тем Зара из-за своего маленького роста (1 метр 59 сантиметров) вообще не должна была по правилам безопасности привлекаться к работе с такелажем на мачте, даже если бы пожелала. Мать 25-летней Зары уже заявила, что "ее дочь погибла не просто так", и подала заявление в правоохранительные органы о совершенном на борту парусника преступлении. Она отметила, что ее дочь была измотана долгим перелетом и недосыпанием, а инструкторы, вместо того чтобы дать новичкам время отдохнуть, сразу же погнали их на мачты.

Масла в огонь подлили свидетельства бывших курсантов, появившиеся на страницах немецких СМИ, в которых сообщалось о крайне напряженной обстановке на борту. Один из информаторов, проходивший обучение в 2004 году, сообщил со страниц Welt под псевдонимом Франк Маттхиес, что на корабле существует четкое разделение: штатная команда и командиры с одной стороны, курсанты с другой. Многие из кадетов, уже отслужив на флоте, приходят в учебку в звании унтер-офицеров (как в случае с той же Зарой Зееле), тем не менее члены штатной команды, будучи ниже по званию, пытаются показать свое превосходство. На нормальную жизнь могут рассчитывать лишь те, кто согласился им подчиняться, остальных ждут неприятности. Франк Маттхиес рассказал, что перед тем как подняться на мачту, неоднократно слышал в свой адрес: "Смотри, наверху мы будем один на один".

Как отметил Франк Маттхиес, командиры корабля изнуряли курсантов бессмысленными упражнениями. Уставших после ночной вахты кадетов заставляли для поддержания бодрости взбираться на мачты и спускаться вниз. Ночью один из курсантов посылался впередсмотрящим на бак и был обязан каждые полчаса дудеть в трубу, подавая сигнал дежурному офицеру - пустая дань традиции в современных условиях, когда на судах используют радары. При этом меры по обеспечению безопасности в ходе ночных вахт, по словам Франка Маттхиеса, не соблюдались. Один из его товарищей во время дежурства на баке упал за борт, но по счастью попал в сетку под бушпритом: его хватились только спустя час.

В этой связи немецкие СМИ вспомнили о гибели еще одной курсантки, 18-летней Йенни Бекен (Jenny Boeken), которая в сентябре 2008 года, находясь на ночной вахте в Северном море, упала за борт. Ее тело удалось обнаружить лишь спустя несколько дней. Отец Йенни уже заявил, что намерен добиться повторного расследования этого инцидента, который также был признан несчастным случаем.

Другой кадет сообщил, что стал жертвой сексуальных домогательств. По его словам, в душе трое старослужащих заявили ему, что каждый новичок обязан "подставить задницу", и сбросили на пол его флакон с шампунем, принуждая нагнуться. В результате, он вынужден был бежать. Курсантка Мария З., которая проходила обучение как раз в ноябре, когда разбилась Зара Зееле, заявила, что "Горх Фок" представляет из себя не что иное как плавающий публичный дом. К этому, по ее словам, добавляются бесконечные крики, муштра, постоянное недосыпание, а тому, кто не подчинится, грозит быть выгнанным с позором. И в довершении всего, чистка и уборка помещений при помощи излюбленного "дедами" всех армий мира средства - зубной щетки.

Как и следовало ожидать, министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг попал под огонь жесткой критики, которая усугублялась еще тем фактом, что о произошедшем стало известно не из сообщений министерства обороны, а от уполномоченного бундестага по делам бундесвера Хельмута Кенигхауса. Это дало оппозиции прекрасный повод упрекнуть главу оборонного ведомства в том, что он не знает, что происходит у него под самым носом, не владеет ситуацией и не может организовать правильную информационную политику. Этим отчасти можно объяснить резкую реакцию министра: цу Гуттенберг объявил о начале массовой проверки во всех родах войск "на предмет наличия отношений, несовместимых с основополагающими принципами бундесвера".

На "Горх Фок", который в настоящий момент находится в аргентинском порту Ушуайя (Ushuaia) , вылетела следственная группа. Самому кораблю было приказано в срочном порядке вернуться на родину. Последовали первые репрессии. Цу Гуттенберг отстранил от должности капитана парусника Норберта Шатца. Это, в свою очередь, вызвало неудовольствие военных, отметивших, что сначала следовало бы дождаться результатов расследования. "Обвинения серьезные, однако для чего тогда посылать следственную комиссию, если решения принимаются еще до ее заключения? Разве у любого военнослужащего нет права быть выслушанным? Разве он может быть лишен этого права только потому, что министр обороны подвергся давлению в СМИ?" - отметил в интервью Spiegel один из высокопоставленных офицеров ВМС ФРГ в Ростоке.

Иными словами, Карл-Теодор цу Гуттенберг оказался весьма в непростой ситуации. Скандал еще только разгорается, и чем он закончится, неизвестно. Судьба барка "Горх Фок" также не определена. В принципе, и раньше раздавались голоса, что в современных условиях обучение будущих офицеров на паруснике совершенно излишне. Со своей стороны в ВМС отмечают, что именно под парусом будущие офицеры могут изучить основы мореходства. "Нигде больше влияние погодных условий на корабль и команду не ощущается так непосредственно, как на паруснике. Не случайно ВМС многих стран мира, таких как США, Италия, Франция и Чили, используют парусники для обучения будущих офицеров", - заявил пресс-секретарь бундесмарине капитан Уве Россмесль (Uwe Rossmeisl).

Со своей стороны, отстраненный от должности капитан "Горх Фок" Норберт Шатц заявил в интервью телеканалу ZDF: "Здесь мы воспитываем из индивидуалистов членов команды. Нет ничего лучше парусника, чтобы добиться этого за относительно короткий срок, хотя порой и в крайне тяжелых условиях". Сложность в том, что такой взгляд на подготовку разделяют далеко не все. То, что для одних является непременным условием стажировки будущего морского офицера, другие склонны рассматривать в лучшем случае как анахронизм, а в худшем - как издевательство. Кто и насколько прав, выяснится в ближайшее время. Между тем мать погибшей Зары уже заявила, что по-настоящему сможет почувствовать себя спокойно только тогда, когда будет точно знать, что "этот парусник никогда, больше никогда не выйдет в море".