Гримасы российского бизнеса

Спор с богатейшим россиянином закончился для основателя "Макси-групп" в изоляторе

В начале февраля в Москве был задержан основатель металлургического холдинга "Макси-групп" Николай Максимов. Бизнесмен, состояние которого в 2010 году Forbes оценил почти в миллиард долларов, стал часто появляться на страницах деловых СМИ после того, как вступил в ожесточенное противостояние со структурами богатейшего жителя России Владимира Лисина. В декабре 2010 года Максимов был объявлен в федеральный розыск, а теперь ему грозит до 10 лет тюрьмы.

Максимов, уроженец Екатеринбурга, начал создавать свою бизнес-империю в 1991 году. Бизнесмен взял небольшой кредит, после чего занялся торговлей лесом, мебельными заготовками и бумагой через товарную биржу. Позднее купил банк. Бизнес у Максимова пошел, после чего он начал скупать контрольные пакеты небольших металлургических заводов на Урале. Первым стал Ревдинский металлургический завод, контроль над которым Максимов получил в 1994 году.

На базе этих заводов к 2004 году Максимовым была создана "Макси-групп". В 2007 году бизнесмен, предприятия которого много кредитовались в банках, решил привлечь стратегического инвестора, чтобы продолжать модернизацию имеющихся заводов. Поразмыслив, Максимов решил продать контроль кому-то из крупных металлургов, который бы реструктурировал долг компании, а также мог дать денег на дальнейшее развитие "Макси-групп". В результате Максимов продал контрольный пакет своей компании Новолипецкому металлургическому комбинату (НЛМК) Владимира Лисина (состояние более 15 миллиардов долларов) в обмен на кредит, рефинансирование долгов и инвестиции. Именно эта сделка и стала началом долгого корпоративного конфликта с НЛМК.

НЛМК в ноябре 2007 года купил 51 процент акций "Макси-групп" за 300 миллионов долларов и еще столько же должен был перечислить Максимову через некоторое время. Но этого так и не случилось: партнеры поссорились. Обе стороны должны были предоставить компании по 7,3 миллиарда рублей. Максимов внес свою долю, но затем посчитал, что деньги используются на другие цели (выплату кредита Сбербанку, который якобы должен был отдавать НЛМК), и вернул себе 5,9 миллиарда рублей, а НЛМК отказался производить доплату за его акции. НЛМК обвинил Максимова в нарушении соглашения между акционерами о финансировании инвестпроектов "Макси-групп", а бизнесмен потребовал от НЛМК оставшиеся 1,4 миллиарда рублей кредита. В итоге новый президент "Макси-групп" Валерий Шевелев, представляющий интересы НЛМК, пожаловался на Максимова и еще трех менеджеров компании в милицию.

В 2008 году НЛМК потребовал от "Макси-групп" возврата 400 миллионов долларов займа, предоставленного еще до сделки с Максимовым. Но тут выяснилось, что холдингу нечем расплачиваться со своим акционером. Поскольку средства НЛМК предоставил под залог основных активов компании, "Макси-групп" пришлось расстаться со своими заводами. После того, как к Новолипецкому комбинату отошли заложенные "Макси-групп" активы, он занялся их продажей. Максимов счел действия НЛМК подготовкой к преднамеренному банкротству холдинга (акции предприятий якобы продавались по заниженной стоимости, а аукционы проходили с нарушениями), но доказать это в суде основателю "Макси-групп" не удалось.

Гримасы российского бизнеса

В октябре 2009 года в отношении Максимова и топ-менеджеров "Макси-групп" по заявлению НЛМК было начато уголовное расследование. Все это время Максимов инвестировал вырученные им деньги на фондовом рынке. Некоторое время бизнесмен с компаньонами даже был крупнейшим миноритарием Сбербанка (доля в 3,6 процента), но затем в 2010 году сбросил часть своего пакета. В результате, когда в июле 2010 года судом были арестованы счета Максимова, под арест попали и принадлежащие ему акции Сбербанка на 200 миллионов долларов.

Обвинения бывшим топ-менеджерам "Макси-групп" были предъявлены в 2010 году по статье 201 УК (злоупотребление полномочиями в коммерческой организации, наказание - от штрафа до лишения свободы на 10 лет). Но Максимова следователи не нашли, после чего в конце декабря бизнесмен был объявлен в федеральный розыск Главным следственным управлением ГУВД по Свердловской области. Задержан Максимов был в Москве 9 февраля после пресс-конференции в отеле "Марриотт-Тверская", где он как раз и рассказывал свою версию конфликта с НЛМК. В сопровождении следователей его доставили в Екатеринбург, где поместили в изолятор временного содержания.

В ближайшее время екатеринбургский суд определит меру пресечения для Максимова. Вариантов немного: либо он будет арестован, либо отпущен под подписку о невыезде. Представители бизнесмена уверяют, что он ни от кого не скрывался: вернувшись в Москву 7 февраля из-за границы, куда он якобы выезжал на лечение, Максимов позвонил следователю и сообщил, что готов сотрудничать. Сам задержанный предложил суду заплатить залог в размере 50 миллионов рублей, если его отпустят под подписку о невыезде. Остальные менеджеры, которые проходят по делу с основателем "Макси-групп", уже находятся под такой мерой пресечения.

Адвокаты Максимова уверены, что милиционеры действуют в интересах НЛМК, а сам бизнесмен описывает случившееся, как "рейдерский захват". В июле прошлого года Максимов даже обратился к президенту России Дмитрию Медведеву с письмом, в котором просил вмешаться в конфликт между ним и руководством НЛМК. Бизнесмен также направил заявление в Генпрокуратуру, в котором уверял, что уголовное дело в отношении него является полностью сфабрикованным, а следователи хотят принудить Максимова отказаться от требований к НЛМК по оплате проданных акций "Макси-групп". Со своей стороны, НЛМК настаивает, что Максимов пытается "скрыть факты противозаконных действий и финансовых махинаций в особо крупных размерах", а действия правоохранительных органов "являются прямым следствием незаконных действий" бизнесмена.

Сейчас взаимные иски НЛМК и Максимова рассматривает Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате. Бизнесмен потребовал взыскать с НЛМК задолженность по оплате приобретенных акций в размере 14,7 миллиарда рублей (долг, а также проценты за неправомерное пользование средствами, которые не были выплачены покупателем за "Макси-групп"). Однако НЛМК подал встречное исковое заявление в МКАС, предоставив свой расчет стоимости приобретенных акций "Макси-групп". По мнению юристов НЛМК, Максимов сам остался с 2007 года должен комбинату более 2 миллиардов рублей, переплаченных за акции. До конца февраля, как ожидалось, МКАС может вынести свое решение по иску Максимова к НЛМК.

В интервью газете "Ведомости" Максимов утверждает, что планирует проработать в российском бизнесе еще 20 лет. Он утверждает, что намерен продолжать строительство металлургических заводов во Владимирской области и в Татарстане. "Российский бизнес очень прибыльный, поэтому как бизнес история меня не разочаровала, а правила игры удивили. На Урале я не знал таких гримас", - отмечает он.