До последнего патрона

Ливийские власти решили утопить революцию в крови

Очередной арабской страной, где начались массовые антиправительственные выступления, стала Ливия. События там развиваются по ставшему уже обычным сценарию, но с двумя существенными отличиями. Во-первых режим не стесняется использовать оружие против собственного народа, во-вторых, информация оттуда поступает крайне скупо.

Полковник Муаммар Каддафи пришел к власти в Ливии в результате вооруженного мятежа в 1969 году и с тех пор бессменно правит этой страной.

Столь долго удерживаться у власти ему помогали как минимум три полезных инструмента. Во-первых, "подлинно демократическая" политическая система - "джамахирия", им же, кстати и придуманная. Каддафи в этой системе официальных постов не занимает, и на бумаге страной управляют непосредственно ее жители. На деле, правда, ситуация несколько иная: фактическим полномочиям неофициального "лидера революции" позавидовал бы любой средневековый европейский монарх.

Во-вторых, управлять страной "народу" помогают прекрасно оснащенные и подготовленные спецслужбы. При содействии разветвленной сети осведомителей они оперативно выявляют чуждые элементы, недовольные "подлинной демократией", и помещают их в хорошо охраняемые места. А чтобы возможностей баламутить народ у недругов джамахирии было поменьше, в Ливии действует неофициальная цензура, введенная, разумеется, по воле ее же граждан.

Ну и в-третьих, поддерживать всю эту конструкцию в более или менее исправном состоянии помогает щедрый поток нефтедолларов - Ливия располагает тремя процентами мировых запасов этого сырья. Как именно распределяются средства от его продажи, никто кроме Каддафи толком не знает, но у народа до недавнего момента не было поводов не доверять своему лидеру. Жили, конечно, небогато, но и с голоду, как южные соседи по континенту, не пухли.

Однако в ливийской политической системе присутствует еще один момент - не столь очевидный, но значимый. Это традиционное племенное устройство общества. Проще говоря, потомки кочевников-бедуинов, даже осев в городах, не забывают о внутриплеменных связях. Члены каждого из кланов поддерживают друг друга и очень внимательно прислушиваются к мнению своих вождей. Нефтедоллары дали возможность Каддафи завоевать расположение большинства племенных лидеров, а спецслужбы - избавиться от тех, кто проявлял строптивость. В итоге конструкция получилась вполне прочной: все 40 с лишним лет правления Каддафи, несмотря на войны и международные санкции, никаких серьезных волнений в стране не было.

Все пошло наперекосяк после революций в соседних Тунисе и Египте, где народ отправил засидевшихся во власти "лидеров нации" на свалку истории. Ливийцы как будто отошли ото сна, встряхнулись, посмотрели направо, налево и поняли: в их собственной стране творится черт-те что.

Например, сам Каддафи ведет себя по меньшей мере странно, а вообще-то так, будто выжил из ума. Его дети куролесят по всей Европе, регулярно вызывая международные скандалы. При этом простые ливийцы живут в полунищете, хотя страна невероятно богата. При этом даже за вопрос о том, почему дела обстоят именно так, можно угодить в тюрьму.

Помимо этого, восток страны всегда испытывал племенную неприязнь к западу, который, с точки зрения жителей Бенгази и окрестностей, "жировал" за их счет.

Собственно, на востоке Ливии все и началось. По обычной уже схеме люди организовались по интернету и вышли на улицы своих городов, требуя смены режима. Власти отреагировали так же стандартно: отключили интернет и бросили против митингующих полицию.

Тут-то и стало ясно, чем ливийский режим отличается от египетского, тунисского или даже иранского. Полиции, а затем и армии с самого начала приказали стрелять на поражение. Скупые сообщения из Бенгази свидетельствовали о том, что в городе - настоящая кровавая баня. Жители города, сумевшие дозвониться в эфир иностранных телеканалов, буквально кричали, что на улицах идет стрельба из автоматов и тяжелых пулеметов, а больницы и морги переполнены ранеными и убитыми. При этом кто в кого стреляет, было непонятно.

Вообще особенностью ливийской революции стало то, что она проходила в почти полном информационном вакууме. Иностранные корреспонденты в Ливии - и так не самые желанные гости, а во время беспорядков - тем более. Местная пресса находится под полным контролем властей, а после отключения интернета оборвалась и последняя оперативная связь с внешним миром. Именно поэтому, когда в Бенгази шли настоящие уличные бои, все мировые СМИ фактически молчали: у них просто не было хоть сколь-нибудь достоверной информации о происходящем.

В этих условиях Twitter начал наполняться информацией, которая выглядела просто невероятно. Писали, что армия и полиция в Бенгази перешли на сторону протестующих, а бои идут против неких наемников, присланных из Триполи на самолетах. При этом блогеры отмечали, что наемники эти - не местные, а выписанные Каддафи из черной Африки и даже Северной Кореи. Проверить эти данные, конечно, никакой возможности не было.

Окончательная версия событий, с которой все более или менее согласились, выглядела так: перестрелки на востоке Ливии шли между простыми людьми при поддержке военных и полиции с одной стороны и некими "элитными подразделениями" - с другой. Как бы то ни было, победа осталась за противниками режима - Бенгази и другие города региона были объявлены "свободными от Каддафи".

Местное телевидение, которое все дни революции упорно ее игнорировало, наконец частично восстановило связь с реальностью. В эфире появился сын Муаммара Каддафи - Сайф аль-Ислам, сильно взволнованный, обильно потеющий и активно жестикулирующий.

В своей пространной речи он поначалу не был особенно оригинален: беспорядки инспирированы из-за границы, масштаб их минимален, Ливия будет реформирована и обновлена, а бунтовщики - наказаны. Но затем он перешел к прямым угрозам. По словам сына Каддафи, стране грозит хаос, гражданская война, превращение в кучку исламистских эмиратов и другие бедствия. Чтобы этого всего не допустить, пообещал Сайф аль-Ислам, власти применят всю возможную силу и будут бороться "до последнего человека и до последнего патрона". Армия, заверил Каддафи-младший, полностью под контролем его отца.

Последнее утверждение, кстати, вызывает большие сомнения: по словам корреспондента BBC News, утром 21 февраля самолеты лояльных правительству ВВС нанесли удар по военной базе в Бенгази. Едва ли можно считать такой поворот событий свидетельством полного контроля над войсками. Скорее, это похоже на начало гражданской войны.

Кроме того, не унимается и улица. Протесты перекинулись на столицу, считавшуюся цитаделью режима. Вечером 20 февраля тысячи людей, обрадованных слухом о том, что Каддафи сбежал в Венесуэлу, вышли праздновать это событие на центральную - Зеленую - площадь. Второе название этой площади - Павших героев - вызвало нехорошие аллюзии, когда по демонстрантам открыли огонь на поражение из автоматического оружия. Очевидцы потом описывали происходившее там одним словом - "резня".

Количество убитых в тот вечер в Триполи исчислению пока не поддается. Однако протесты уже было не остановить. Люди, дозванивавшиеся в студии иностранных телеканалов, говорили одно и то же: теперь дороги назад нет, страха тоже нет, либо они скинут Каддафи, либо он их перевешает по одному.

Утром 21 февраля из Триполи стали приходить сообщения о том, что полиции на улицах не видно, а демонстранты сожгли ряд правительственных зданий и захватили аэропорт. Кроме того, информация о бегстве Каддафи в Латинскую Америку не подтвердилась, ей на смену пришли данные о том, что он вылетел на юг страны, где у него есть укрепленная резиденция. Проверить эту информацию тоже пока никак нельзя, но одно можно сказать точно: уже несколько дней Каддафи где-то прячется и на публике не появляется.

Очередной раунд противостояния в Ливии намечен на вечер 21 февраля, когда многие противники режима собираются снова выйти на улицы столицы. Если лидер Ливийской джамахирии и его приближенные всерьез решили биться за власть "до последнего патрона", то ночь в Триполи рискует стать очень жаркой.