Новости партнеров

Краснодарский "Газмяс"

Футболисты "Кубани" рассказали об угрозах и побоях

Бывший футболист краснодарской "Кубани" черногорец Никола Никезич отправил в ФИФА и УЕФА письмо, в котором рассказал, что расторгнуть контракт с клубом его заставили силой. Аналогичные претензии "Кубани" предъявил серб Сретен Сретенович. Гендиректор краснодарцев Сурен Мкртчян на это ответил, что за слова Никезича ему хочется "двинуть" черногорцу "в репу".

Если слова балканских футболистов окажутся правдой, получится, что избиения игроков, показанные в скетчах о команде "Газмяс" - не просто выдумка комиков. Правда, в "Нашей Раше" футболистов избивал тренер. Если бы заняться тем же решил интеллигентный наставник "Кубани" Дан Петреску (рост 177 сантиметров, вес когда-то был 70 килограммов), это могло бы закончиться плохо для него самого (рост Никезича - 189 сантиметров, вес - 79 килограммов). Поэтому в краснодарском клубе, по словам его бывших игроков, футболистов бьют специально приглашенные люди.

Установить личности этих "внештатников" по рассказам футболистов не представляется возможным. Никезич и Сретенович описали своих мучителей как "двух крепко сложенных мужчин". Никезич добавил, что один из них имел при себе пистолеты. Угрожали ли оружием Сретеновичу, или в его случае хватило слов, серб не уточнил.

Никезич, подписавший контракт с "Кубанью" в марте 2010 года, рассказал, что после выхода команды в премьер-лигу он краснодарцам оказался не нужен. По словам Мкртчяна, решение расстаться с игроком было принято еще в октябре 2010 года. Это похоже на правду: в 31 матче в первом дивизионе черногорский нападающий забил лишь четыре гола, и рассчитывать на повышение его результативности в премьер-лиге было бы странно.

В начале 2011 года Никезич занялся поисками нового клуба. Правда, по словам игрока, "Кубань" ему в этом не только не помогала, но даже препятствовала: футболиста якобы не отпускали на просмотр в другие команды. Мкртчян утверждает, что у Никезича было несколько предложений, но договориться с потенциальными работодателями черногорцу не удалось.

Если верить словам Никезича, руководство "Кубани", требовавшее от игрока разрыва контракта, решило взять его измором. Для футболиста составили индивидуальный график тренировок, больше подходящий спецназовцам: пока игроки "Кубани" готовились к сезону в Турции, Никезич дважды в день совершал двухчасовые пробежки по стадиону в Краснодаре при минусовой температуре.

Именно за эти слова, по словам Мкртчяна, черногорцу стоило бы "двинуть в репу". Гендиректор "Кубани" заявил, что Никезич по собственной инициативе остался на клубной базе, где игрок "ел, пил, ходил в сауну и бассейн", а тренер Николай Хлыстунов в это время футболиста "утешал и поддерживал".

Инцидент, о котором Никезич написал в ФИФА, произошел 7 марта. По словам игрока, Хлыстунов вызвал его в свой номер и потребовал, чтобы Никезич добровольно разорвал контракт. Когда футболист отказался, в комнату вошли двое мужчин, которые 20 минут избивали и душили Никезича и в конце концов заставили 29-летнего черногорца подписать все бумаги.

После того как письмо футболиста стало достоянием общественности, свою историю поведал Сретенович. 26-летний серб сказал, что в январе спортивный директор "Кубани" Сергей Доронченко вместе с двумя крепышами заставили его расторгнуть контракт с клубом, а также подписать бумаги, по которым Сретенович оказался должен краснодарцам 60 тысяч евро.

Между тем, по словам Мкртчяна, футболист условиями расторжения договора остался доволен: за разрыв контракта он заплатил всего 50 тысяч евро, а еще 10 тысяч взял у "Кубани" в долг. И вообще, по мнению руководства "Кубани", конфликт инициировал агент футболистов Никола Йокишич. Кроме того, Доронченко рассказал прессе, что замять историю за деньги ему предлагал генеральный секретарь Профсоюза футболистов и тренеров Николай Грамматиков (последний это опроверг). На Никезича же, по словам Доронченко, "Кубань" подаст в суд.

Версия краснодарского клуба не выглядит совсем уж нелепой: фразу Мкртчяна о "репе" можно списать на эмоциональность гендиректора, а слова о том, что следы от побоев Никезич сфотографировал после посещения солярия - счесть неудачной шуткой. Однако в объяснении, которое дали представители клуба, имеются нестыковки.

Непонятно, почему Никезич согласился расторгнуть контракт без какой-либо компенсации (правда, по другим данным, ему все же выдали зарплату за три месяца). Если бы он остался в "Кубани" до конца 2011 года, он бы получил 256 тысяч долларов. Это не так много по меркам премьер-лиги, но за ежедневный бег по стадиону без особого риска получить травму (разве что обморозиться) - вроде бы неплохо.

Удивляют и слова Мкртчяна о том, что "Кубань" ищет видеозапись из ночного клуба, в котором Никезич якобы провел вечер после расторжения контракта. Непонятно, какое отношение это имеет к делу: конечно, пойти на дискотеку после избиения - не самое очевидное решение, но черногорец может сказать, что таким образом он отпраздновал то, что вообще остался в живых.

Мкртчяна еще можно было бы понять, если бы он предъявил видеозапись. Однако бездоказательное предположение о том, что запись существует, выглядит неловкой попыткой вызвать симпатии общественности. Понятно, что футболистов не любят за чрезмерные зарплаты, как известно и то, что многие игроки отдыхают в ночных клубах. Следует ли из этого, что они при любом удобном случае готовы оклеветать бывшую команду? Кажется, не следует.

Чем бы ни закончилась история Никезича и Сретеновича - а поскольку за дело взялся комитет РФС по этике, закончится она, скорее всего, ничем - стоит признать, что серб и черногорец подняли важную тему давления на игроков в российском футболе. Примеров такого давления немало, но говорить о подобных случаях в открытую до сих пор было не принято. В результате российский футбол превращается в трагикомедию, порой грустную в тех местах, где должно быть смешно, и смешную там, где должно быть грустно. Лучше бы он стал просто футболом.