Новости партнеров

И хочется, и колется

Армянская оппозиция отложила "революцию"

17 марта в Ереване прошел очередной крупный митинг оппозиции. На митинге звучали призывы к смене власти, собравшиеся (в акции, как сообщалось, приняли участие десятки тысяч людей) скандировали "Сейчас! Сейчас!". Тем не менее, лидеры оппозиции предпочли успокоить толпу, заявив, что время для ликвидации нынешнего "режима" еще не пришло. При этом они заверили своих сторонников, что от планов по проведению "революции" отказываться не собираются.

Многотысячный митинг, прошедший в Ереване, впечатляет (особенно если сравнить его с выступлениями оппозиции в других странах ближнего зарубежья — к примеру, в Азербайджане, где противникам власти, недавно организовавшим "день гнева" по модному нынче методу Facebook-мобилизации, удалось собрать лишь несколько сотен человек).

С другой стороны, в случае с армянской оппозицией, которая вдохновилась "революциями" в странах Африки и Ближнего Востока (на одном из недавних митингов в Ереване оратор даже обратился с "приветствием к народам Египта и Туниса"), ее готовность устраивать массовые митинги еще не гарантирует, что она готова перейти и перейдет к чему-то более серьезному.

Многочисленные акции протеста оппозиционный альянс АНК (Армянский национальный конгресс — объединение ряда партий, которое возглавляет бывший президент республики Левон Тер-Петросян) за последние несколько лет устраивал неоднократно. На митингах звучали привычные угрозы в адрес "режима", однако переходить к активному противостоянию оппозиция не спешила.

Одним из факторов, которые сдерживают потенциальных "революционеров" в Армении, можно назвать карабахский конфликт. Дестабилизация, которой грозит Армении попытка свержения власти (особенно в том случае, если эта дестабилизация затянется — как это было, например, в Киргизии), безусловно повлияет на обстановку в Нагорном Карабахе.

Ослаблением Армении может прежде всего воспользоваться Азербайджан: например, усилить военное давление на непризнанную Нагорно-Карабахскую Республику, которая зависит от поддержки Еревана. Или же (если армянским "революционерам" удастся прийти к власти) при поддержке международного сообщества надавить на новое руководство Армении (которое будет испытывать нужду в мировом признании его легитимности), чтобы выбить какие-то уступки по Карабаху. К примеру, добиться согласия Еревана передать под азербайджанский контроль прилегающие к НКР территории (так называемый "пояс безопасности", который после военного конфликта начала 1990-х годов был взят под контроль карабахскими войсками)

В этих условиях "революционеры" в Ереване могут оказаться в ситуации, когда им вместо более приятных занятий — вроде передела собственности прежнего "режима" — придется разбираться с масштабным кризисом в Карабахе (вплоть до новой войны). Риски для тех, кто собирается поуправлять Арменией, достаточно велики. Даже президент, потерпевший неудачи в карабахском конфликте или заслуживший обвинения в попытке "сдать Карабах", за это может лишиться кресла (нечто подобное произошло в 1998 году с Левоном Тер-Петросяном, после того как он предложил передать Азербайджану территории из "пояса безопасности").

Противники власти это понимают. Выступая на митинге 17 марта, лидер Народной партии Степан Демирчян, заявил, что оппозиция попытается добиться смены власти "без потрясений". Потрясения, как отметил он, могут ослабить позиции Армении на карабахском фронте. Что касается Тер-Петросяна, то он на одном из недавних митингов признал, что "Армянский национальный конгресс всегда сдерживала... опасность возобновления карабахской войны со стороны Азербайджана в случае внутренних волнений в Армении".

При этом, правда, лидер АНК сделал оговорку. Он заявил, что, дескать, "народ, которому нечего станет терять, однажды может, грубо говоря, плюнуть и на мнение Конгресса, и даже на Карабах". То есть бывший президент допустил возможность "революции" (даже ценой Карабаха), однако заранее отказался брать ответственность на себя, предпочитая прибегнуть к избитому демагогическому приему "революционеров" и переложить ее на "народ".

В сложившейся ситуации от жесткого противостояния пока предпочитают воздерживаться и оппозиция, и власти. На предыдущем митинге лидер АНК выдвинул властям ультиматум из 15 пунктов: потребовал, в частности, освободить некоторых соратников, которых считает политзаключенными, повысить зарплаты и пенсии в стране, а кроме того уволить руководителей целого ряда госструктур (в том числе главу правительства и начальника Службы национальной безопасности). Бывший президент потребовал и проведения досрочных парламентских и президентских выборов.

Выполнять этот ультиматум власти по сути отказались. Однако на следующем митинге бывший президент не стал обострять ситуацию, а, напротив, попытался смягчить формулировки. Он заявил, что не ставил ультиматум, а лишь огласил "программу осуществления демократических реформ". Соратникам, которые скандировали "Сейчас! Сейчас!", лидер АНК заявил, что торопиться не следует. "Мы должны понять, что сегодня или завтра, или прямо сейчас ничего не будет, - успокаивал он толпу. - Все должно быть в свое время, мы все являемся участниками этого политического процесса".

Лидер Армянского общенационального движения (партии, которая была правящей в период президентства Тер-Петросяна) Арам Манукян тоже призывал собравшихся подождать. "Потерпите, люди, - уговаривал он, - мы будем в нужное время в нужном месте. Верьте, мы все рассчитали". Заодно оппозиционер дал митингующим установку на преданность вождю. "У нас только одна просьба, - вещал Манукян. - Доверьтесь Левону Тер-Петросяну, прислушивайтесь к призывам, просьбам и даже приказам Армянского Национального Конгресса".

Что касается представителей власти, то они после предыдущего митинга заявили, что ультиматумы оппозиции выполнять не собираются. В то же время на некоторые уступки потенциальным "революционерам" власть все же пошла. В день очередной акции протеста стало известно, что из заключения досрочно освобождены двое оппозиционеров: Арутюн Урутян - бывший представитель предвыборного штаба Тер-Петросяна, осужденный за "препятствование выборам", и Роман Мнацаканян, осужденный за участие в мартовских беспорядках 2008 года.

Более серьезной уступкой стало то, что оппозиционерам впервые за последние несколько лет разрешили собраться на Площади свободы в центре города. Там, напомним, Тер-Петросян и его сторонники устроили "майдан" в начале 2008 года (когда бывший президент проиграл очередные выборы и отказался признавать поражение). Митинги тогда переросли в беспорядки, произошли столкновения между оппозиционерами и полицейскими, в которых были жертвы с обеих сторон. После этого проводить митинги на этой площади не разрешалось.

На этот раз, однако, сторонникам оппозиции, собравшимся на другом традиционном месте митингов (возле хранилища древних рукописей "Матенадаран") неожиданно разрешили перейти на Площадь свободы. Лидеры оппозиции назвали это своей победой. Когда митинг переместился на площадь, его участники не спешили расходиться. Прозвучало даже предположение, что акция может продолжиться ночью. Однако в итоге организаторы распустили своих сторонников, назначив следующий митинг на 8 апреля.

В прессе, оценивавшей действия властей и оппозиции 17 марта, теперь обсуждается версия, согласно которой стороны руководствовались определенными договоренностями. И та, и другая получили то, что хотели. Власть обезопасилась (по крайней мере, на какое-то время) от радикальных акций, оппозиция продемонстрировала свои силы. "Революционеры" получили возможность вернуться на свою любимую площадь, однако превращать ее в "майдан" не стали, а постояли там и разошлись. "Действия оппозиции и властей, - отмечает газета "Еркир" («Страна»), - были очень синхронны и дополняли друг друга".

На следующий день после митинга, кстати, из рядов правящей Республиканской партии (которая обычно обменивается с АНК лишь обвинениями и уничижительными характеристиками) прозвучало нечто, отдаленно похожее на комплимент в адрес Тер-Петросяна. Секретарь парламентской фракции РПА Эдуард Шармазанов заявил, что "высказывания лидера АНК в основном стали более корректными". "Конечно, звучала критика в адрес властей, но это нормально. Оппозиция критикует - мы работаем”, - добавил депутат.

Комментируя версию о кулуарных договоренностях между властью и оппозицией, активист АНК Александр Арзуманян обратил внимание и на то, что полицейские, следившие за порядком в ходе митинга, весьма вежливо общались с его участниками. "Поведение полицейских создавало впечатление о наличии возможности такой договоренности", - отметил он.

Пока что власть в любом случае получила лишь отсрочку. Если руководство Армении действительно захочет договориться с потенциальными "революционерами", а не разгонять их, то для этого потребуется дать им нечто большее, чем просто разрешение митинговать на Площади свободы. В ближайшее время станет ясно, чем еще власти готовы расплатиться.