Новости партнеров

Крестоносцы

Медведев и Путин кардинально разошлись по ливийскому вопросу

Едва ли не самый серьезный заочный спор за всю историю тандема произошел между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным во второй половине дня 21 марта. Разногласия между ними возникли по поводу ситуации в Ливии, где с разрешения ООН на выходных прошли бомбардировки позиций ливийского лидера Муаммара Каддафи. Путин вслед за Каддафи сравнил атаку международной коалиции на Ливию с крестовым походом, с чем категорически не согласился Медведев, попросивший воздерживаться от подобных выражений.

Владимир Путин и Дмитрий Медведев и раньше, бывало, вступали в заочные споры по ключевым текущим событиям. Таких "трещинок" между ними было немного, но в силу своей заметности они сразу же становились предметом бурного обсуждения. Так было, например, с делом Михаила Ходорковского, когда Путин высказался в духе "вор должен сидеть в тюрьме", а Медведев "в ответ" заявил, что ни одно должностное лицо не имеет права высказывать свою позицию по этому делу до вынесения судебного приговора. Схожая ситуация сложилась и вокруг январского теракта в "Домодедово", когда сначала Путин заявил, что это преступление в целом раскрыто, а потом Медведев жестко потребовал "не пиариться" на этой теме. Незабываем был и их заочный спор о том, кем считать российских оппозиционеров - хапугами или "ресурсом талантливых людей".

Все перечисленные разногласия (которые пресс-секретари главных героев никакими разногласиями вовсе и не считают) относились к внутрироссийским реалиям. По международным вопросам, и уж тем более вооруженным конфликтам, таких серьезных расхождений между участниками тандема до сих пор не было. Однако международные бомбардировки Ливии и предшествовавшее им принятие резолюции Совета безопасности ООН обнажили различия позиций президента и премьер-министра. Что стало настоящим подарком для любителей порассуждать о якобы тлеющем конфликте в российской власти.

По уже сложившемуся обычаю первым события в Ливии прокомментировал Владимир Путин, встретившийся 21 марта с рабочими Воткинского ракетостроительного завода. Что интересно, на рассуждения о войне в джамахирии главу правительства в лучших советских традициях вывел политически подкованный рабочий, очень кстати задавший Путину соответствующий вопрос.

Путин, казалось, только этого и ждал. Оговорившись, что правительство России внешней политикой не занимается, премьер-министр поведал взволнованному рабочему о своем личном мнении, которое, как уже давно повелось в России, многие принимают за государственное. Это мнение оказалось весьма жестким, причем больше всего досталось резолюции СБ ООН. Документ, с которым Россия согласилась, не став накладывать на него вето, Путин назвал "неполноценным и ущербным", сравнив его "со средневековым призывом к крестовому походу, когда кто-то призывал кого-то идти в определенное место и чего-то освобождать".

Кроме того, премьер припомнил США бомбежки Югославии, а также военные операции в Афганистане и Ираке. "Теперь на очереди Ливия, под предлогом защиты мирного населения. Но при нанесении бомбовых ударов по территории гибнет как раз это мирное население. Где же логика и совесть? Нет ни того, ни другого", - заявил Путин, ни слова не сказав при этом про Францию и Италию, которые нанесли по Ливии первые удары. Впрочем, досталось от него и полковнику Каддафи: "Дмитрий Анатольевич говорил: ни по одному из параметров ливийский режим не подходит под критерий демократической страны - это очевидный факт. И здесь добавить нечего".

Однако у самого Дмитрия Анатольевича, напротив, было, что добавить. Через несколько часов после заявления Путина Медведев собрал в Горках журналистов своего пула и рассказал им об официальной позиции России по ситуации в Ливии. Важность слов президента подчеркивал эффектный антураж: позже телеканалы покажут Медведева, стоящего на фоне вековых сосен в куртке с надписью "Верховный главнокомандующий ВС РФ" (кстати, кто бы ни отвечал в Кремле за имидж президента, эта деталь гардероба явно стала далеко не самым удачным решением).

Заявление Медведева разительно отличалось от высказываний Путина, причем президент вольно или невольно использовал те же обороты, что и глава правительства - правда, с другим знаком. Говоря о резолюции СБ ООН, Медведев подчеркнул, что не считает эту резолюцию неправильной и что правом вето Россия не воспользовалась вполне осознанно, поскольку этот документ в целом отражает "наше понимание происходящего в Ливии". "Поэтому, если сегодня пытаться бить себя крыльями по корпусу и говорить, что, мол, мы не понимали, что делали, это было бы неправильно: мы сознательно это сделали, и в этом были мои инструкции министерству иностранных дел. Они были выполнены", - добавил Медведев.

Что касается непосредственно событий в Ливии, то тут президент призвал всех быть поаккуратнее с оценками: "Ни в коем случае недопустимо использовать выражения, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций, типа 'крестовых походов' и так далее. Это неприемлемо. В противном случае все может закончиться гораздо хуже, чем это происходит сегодня. И об этом должны помнить все".

Была ли адресована реплика о "крестовых походах" напрямую Путину, сказать сложно. Дело в том, что эту фразу применительно к событиям в Ливии еще 20 марта использовал сам Муаммар Каддафи, поэтому авторское право российского премьер-министра здесь не бесспорно. На это, в частности, обратил внимание бывший глава администрации президента России Александр Волошин, который попенял непонятливым журналистам за раздувание скандала на пустом месте.

Скандалом последующую реакцию в СМИ, конечно, не назовешь, но шумиха поднялась сильная, причем в девяти случаях из десяти цитата Медведева про крестовые походы шла рядом с цитатой именно Путина, а не Каддафи. Достаточно сказать, что исключительно лояльное правительству РИА Новости сделало то же, что и все - соединило два высказывания в одну новость. Какой уж тут Каддафи.

Однако среднестатистический российский гражданин, не заглядывающий за новостями в интернет, а привыкший следить за ними по телевидению, о произошедшем так и не узнал. Из вечерних выпусков новостей на федеральных каналах высказывания Путина о крестовых походах чудесным образом исчезли, уступив место кадрам из Горок. То есть, ни Первый канал, ни НТВ, ни ВГТРК не решились напрямую сталкивать позиции двух первых лиц в стране, отдав предпочтение президенту.

Как и следовало ожидать, в Кремле и Белом Доме особого значения произошедшему не придали. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил "Ведомостям", что премьер высказал свое личное мнение, а за внешнюю политику отвечает президент, "поэтому он более сбалансирован в своих рассуждениях на эту тему". В этом же духе в беседе с "Коммерсантом" высказался источник в Кремле, подчеркнувший, что все соответствующие ведомства, в том числе МИД, действуют и будут действовать в соответствии с указаниями первого лица.

То, что позиция Медведева по вопросу резолюции Совбеза была определяющей при голосовании России в ООН, косвенно подтверждает отставка российского посла в Ливии накануне принятия документа. По данным источников СМИ, Владимир Чамов был уволен за то, что неадекватно представлял себе интересы России в ливийском конфликте. При этом примечательно, что решение о его отставке было принято в Кремле, а не в МИД РФ, где, по данным "Коммерсанта", до этого рассматривали вариант голосования против резолюции. Как отмечало издание, Медведев, напротив, склонялся к тому, чтобы поддержать резолюцию Совбеза. В итоге было принято компромиссное решение - Россия при голосовании воздержалась, оставив за собой право как поддерживать действия международной коалиции, так и критиковать их.

В политической жизни президента Дмитрия Медведева война в Ливии стала вторым вооруженным конфликтом после Южной Осетии, в судьбе которого он принимает непосредственное участие. Между двумя этими войнами есть большая разница - и не только потому, что в одном из них были задействованы российские вооруженные силы, а в другом пока нет. Конфликт в Южной Осетии пришелся на самое начало президентского срока Медведева, и, несмотря на то, что приказ ввести войска в Грузию отдал именно он, вряд ли президента можно было назвать главным дирижером тех событий. Международная операция в Ливии, напротив, происходит под занавес первого президентского срока Медведева, и никто не знает, пойдет ли он на второй или нет. Учитывая его жесткое несогласие с Путиным по ливийскому вопросу, велик соблазн сделать вывод, что он начал выходить из-под контроля старшего товарища. Вывод этот безусловно преждевременен и мало похож на правду, однако нельзя забывать, что еще пару лет назад сегодняшние разногласия в тандеме было даже невозможно себе представить.