Новости партнеров

Советский Кавказ

Лоббировать интересы северокавказских республик будет совет парламентариев

Лоббировать интересы северокавказских регионов на федеральном уровне будет Совет законодателей Северо-Кавказского федерального округа (СКФО), в который войдут депутаты Госдумы и члены Совета Федерации. Об этом в четверг, 31 марта, заявил полпред президента РФ в СКФО, вице-премьер Александр Хлопонин. Сроки создания нового органа он не уточнил.

Свое предложение Александр Хлопонин обосновал тем, что "не удовлетворен той работой, которая ведется на федеральном уровне парламентариями, делегированными от северокавказских территорий". По его мнению, в Госдуме было бы целесообразно "ставить вопрос о координации взаимодействия в рамках партии" (имеется в виду, очевидно, "Единая Россия"). "Наша задача в том, чтобы продвигать наших сенаторов и депутатов в определенные партийные комиссии, которые в Думе и решают задачи, вносят законодательные инициативы по тем или иным направлениям", - отметил Хлопонин.

Самим кавказским парламентариям полпред дал невысокую характеристику. По его словам, их выдвигают на свои посты отнюдь не по принципам компетентности или способности. "Отправляли туда по разным мотивам, когда власть хотела избавиться от какого-то человека, или просто на пенсию", - рассказал Хлопонин. Впрочем, он при этом подчеркнул, что "не может в полной мере обвинять в неэффективности самих депутатов", поскольку ранее "особых задач перед ними и не ставили".

Предложение полпреда и картина, нарисованная им, выглядят парадоксально. Представители северокавказских республик в российском парламенте, которые, по идее, находятся там для того, чтобы защищать интересы своих регионов, этого не делают и не умеют делать. Потому центральная власть в лице полпреда и вице-премьера специально соберет этих сенаторов и депутатов вместе, чтобы они у нее же, центральной власти, что-нибудь потребовали для своих регионов. При этом чего именно потребовать, скорее всего, укажет сам Кремль (именно он, видимо, и "поставит задачи", об отсутствии которых говорил Хлопонин).

Столь странное предложение, по всей видимости, объясняется идейным кризисом, в котором оказалось полпредство. Это первая заметная инициатива Хлопонина после сокрушительного удара, который террористы нанесли в феврале по всей концепции развития региона. 18-19 февраля в Кабардино-Балкарии боевики убили трех туристов из Москвы и подорвали канатную дорогу на Эльбрусе, возле гостиницы в горнолыжном поселке был обнаружен заминированный автомобиль. После этого Хлопонин вынужден был выступить с предложением закрыть для туристов Приэльбрусье. Многократно озвученная стратегия предполагала, что экономическое развитие (особый акцент делался как раз на туристической отрасли) позволит повысить уровень жизни на Кавказе, в частности, сократит безработицу, сократив тем самым и базу поддержки боевиков.

Что говорит российское руководство представителям северокавказских республик на закрытых встречах, неизвестно, но если судить по официальным заявлениям, политика Москвы в регионе попала в порочный круг — покончить с условиями, порождающими терроризм, планируется благодаря развитию экономики, но инвестиции в регион не идут из-за страха терактов.

Нынешние высказывания полпреда, видимо, говорят именно о некоторой растерянности. Ведь предположение, согласно которому Хлопонин создает новый совет для лоббирования через него собственных предложений, не выдерживает критики — человек, имеющий прямой доступ к президенту и премьер-министру, не нуждается ни в чьем посредничестве (тем более в услугах парламента, который в современной российской политике не играет заметной роли). Просто от полпреда ждут каких-то идей, а запас их уже более или менее исчерпан.

Да и какие проекты, собственно говоря, мог бы лоббировать создаваемый Хлопониным совет? Не секрет, что северокавказские республики живут за счет дотаций из Москвы, вокруг которых и концентрируются интересы местных элит. Если лоббирование ограничится вопросами субсидирования, толку от этого будет немного. Впрочем, бывают и другие инициативы. Например, парламент Кабардино-Балкарии предложил ужесточить российское законодательство для борьбы с террористами - усилить наказание за укрывательство преступников и разрешить судить за него их родственников (сейчас, согласно статье 316 УК, близких родственников за заранее не обещанное укрывательство преступника судить нельзя, а неродственники могут отделаться штрафом). Полоббировать изменение этого закона, может быть, и следовало бы, но только решать, менять его или нет, все равно будет Кремль, склонный в последнее время к либерализму в уголовном законодательстве.

На печальные мысли наводит и характеристика, которую Хлопонин дал парламентариям, представляющим кавказские регионы в Москве. Однако здесь есть и намек на решение проблемы. Хлопонин, как ясно следует из его заявления, считает ущербным само внутреннее политическое устройство северокавказских республик — раскритикованный им порядок назначения сенаторов и выдвижения депутатов говорит о том, что с этим устройством что-то не так, ведь в противном случае республики делегировали бы в Москву других людей (хотя в СКФО входит и Ставропольский край, очевидно, что когда говорят о проблемах округа, речь идет в основном о входящих в него национальных республиках).

Иными словами, Хлопонин косвенно подтвердил то, о чем постоянно говорят эксперты — терроризму на Кавказе способствует не бедность (ее связь с терроризмом не очевидна, есть места и победнее, где ни о каких террористах не слышали), а протест против местных коррумпированных режимов. Именно этот протест обеспечивает экстремистам поддержку части общества, поскольку они предлагают, попросту говоря, отстранить от власти местную коррумпированную элиту, на что оказалась неспособна Москва. Эксперты по Кавказу постоянно подчеркивают, что подавляющее большинство населения этих республик не разделяет взгляды исламских фундаменталистов и не хочет отделяться от России, однако и выносить местные режимы, которые держат их в нищете, людям нелегко. Поскольку легальная деятельность оппозиции в кавказских республиках фактически невозможна, недовольным остается только идти в леса, а вооруженный протест уже монополизирован фундаменталистами.

Дальше слов дело декриминализации Кремлем политических систем северокавказских республик не идет, и причина этого никогда не была секретом — не могут бороться с коррупцией те, кто сами ей не брезгуют. Не будут кавказские элиты выполнять требование федеральных властей соблюдать закон, если коллеги из Москвы сами не следуют этой установке.

Не желая браться за крайне опасное дело политического переустройства региона, Москва разрабатывает подробные программы его экономического развития, которые, как всем очевидно, не могут быть реализованы в зоне проведения непрерывной контртеррористической операции.

Своими последними заявлениями Хлопонин сделал еще один шаг на пути признания того, что политическая элита северокавказских республик и есть основное препятствие их развитию. Да он и не может не понимать ситуации, ведь даже аналитики, критически относящиеся к нынешней российской власти, давали Хлопонину весьма высокую оценку. Однако кавказские вопросы решаются в Кремле, а не в полпредстве, а высшая власть пока не может изменить ситуацию.

Пока Кремль не решается на кардинальные политические перемены на Кавказе, события грозят развиваться по замкнутому кругу — базу для терроризма Москва будет пытаться сузить благодаря экономическому развитию региона, но из-за действий боевиков инвестиции на Кавказ не пойдут и туристы не поедут. Вдобавок, как признал Хлопонин, предприниматели вынуждены откупаться от боевиков, поэтому есть опасность, что по мере роста экономики финансовые ресурсы террористов тоже будут расти. Отказ от признания политического, а не экономического характера кавказских проблем будет стоить Кремлю все дороже.