Новости партнеров

Миру — мир

Каддафи запросил у Запада прекращения огня

Ситуация в Ливии несколько успокоилась: наземная война перешла в позиционную фазу, а после выхода из международной операции американцев коалиционные бомбардировки значительно потеряли в интенсивности. В сложившейся ситуации поставщиками большинства новостей стали ливийские дипломаты: в Триполи осознали, что время начало работать против режима.

В минувшую пятницу сразу несколько иностранных СМИ сообщили сенсационную новость: в отрядах ливийских повстанцев появились командиры и некое подобие дисциплины. На фронт (к городу Брега) из Адждабии потянулись отряды людей в военной форме - более или менее сносно вооруженные и организованные. При этом революционных энтузиастов - пеструю публику, вооруженную кто во что горазд - на выезде из Адждабии разворачивали назад. Объяснялось это так: толку от них на поле боя ноль, зато шуму и неразберихи - предостаточно.

Стараниями подготовленных военных под Брегой появилось что-то вроде линии фронта. Повстанцы сумели там как следует окопаться, наладить связь, оборону своих позиций, обеспечить снабжение и пополнение частей, а также вывоз раненых. Ничего, особенного, конечно, но в сравнении с тем, что было ранее (лихие гонки на пикапах по пустынному шоссе) - это верх военного искусства.

Как отмечают иностранные корреспонденты, работающие поблизости от фронта, теперь при начале артиллерийского или минометного обстрела, повстанцы не бегут врассыпную, а просто отсиживаются в укрытиях. Потери при этом среди них минимальные - в больнице Адждабии, куда увозят убитых и раненых, в день регистрируют не более десятка новых пациентов и трупов.

Кроме того, повстанцы и сами подтянули к Бреге минометы и установки залпового огня - теперь и сторонникам Муаммара Каддафи есть повод отсидеться в окопах.

Поскольку танки и даже бронетранспортеры обе стороны не используют (натовцы сжигают их без предупреждения), то и прорвать оборону друг друга им очень затруднительно. Так и сидят уже четыре дня. Кое-какие вылазки и те, и другие, правда, предпринимают. Об этом, в частности, свидетельствует наличие раненых сторонников Каддафи в госпитале его противников. Однако никаких ожесточенных боев сейчас нет.

Тем временем интенсивность натовских бомбардировок на востоке Ливии заметно снизилась. Во-первых, из операции вышли американцы, чьи самолеты составляли до половины всей авиации, задействованной в международной операции. Во-вторых, работе летчиков мешает погода: над регионом то сгущаются облака, то бушуют песчаные бури. В-третьих, сторонники Каддафи с танков и БТРов пересели на те же пикапы, что использует оппозиция - сверху одних от других не отличить. Ну и последнее и самое неприятное: уже дважды натовские авиаудары стали причиной гибели "хороших парней".

Первый раз выпущенная самолетом ракета поразила грузовик правительственных войск с боеприпасами. Попали точно, но взрыв был такой силы, что не только испарил саму машину, но и снес стоявшие неподалеку дома. Погибли и получили ранения десятки жителей одной из деревень под Брегой.

Второй раз летчик увидел, что в его сторону снизу стреляют из зенитки. Недолго думая, он запустил по стрелявшим ракету. Попадание снова было точным. Но чуть позже выяснилось, что стреляли не люди Каддафи, а повстанцы, и не по самолету, а просто в небо - на радостях или от безделья. Результат - 13 трупов. Представитель НАТО признал, что вышло очень нехорошо, и попросил оппозиционеров в воздух без крайней нужды не стрелять.

Бомбардировки, правда, продолжаются в Мисурате - на западе страны. Но там авиации действовать непросто - правительственные войска разместили свою технику прямо в городе, под деревьями, в полуразрушенных зданиях и других укрытиях. Однако, по последним сообщениям из города, у натовского командования время от времени появляется информация о том, где именно стоят танки. Теперь их выбивают точечно - по несколько штук в день.

Тут стоит сказать, откуда коалиционные силы могут знать о расположении техники на месте. В Афганистане, например, это было так. Местный житель получал прибор GPS и спутниковый телефон. Обнаружив потенциальную цель и вычислив ее координаты, он звонил нужному человеку, а тот уже передавал координаты пилоту кружащего неподалеку истребителя. Через пару минут цель переставала существовать.

Упомянутым "нужным человеком" всегда был сотрудник ЦРУ. Он-то и предоставлял необходимое оборудование своему агенту из местных. При этом работа была поставлена на поток и шла весьма эффективно.

В пользу версии о том, что схожая тактика применяется и в Ливии, свидетельствует несколько косвенных указаний. Во-первых, даже спрятанные в городе танки горят. Во-вторых, неделю назад американцы очистили рейд порта Мисураты от кораблей ливийских ВМС, что дало им доступ по морю непосредственно в центр города - в районы, контролируемые восставшими. В-третьих, западные СМИ распространили информацию о том, что в Ливии уже начала работать команда специалистов ЦРУ, одной из задач которых и является обнаружение потенциальных целей и наведение на них самолетов.

При этом второй миссией американских разведчиков была названа военная подготовка повстанцев - обучение инструкторов, которые, в свою очередь, должны научить обращаться с оружием простых пехотинцев. Один из ливийцев из Бенгази уже похвастался "Аль-Джазире", что прошел обучение в тайном лагере на востоке страны, где преподавание вели американские и египетские специалисты. Вашингтон и Каир категорически опровергли участие своих военнослужащих в ливийском конфликте, однако на спецслужбы опровержение не распространялось.

Ведут американцы обучение оппозиции или нет - пока точно сказать невозможно. Однако факт остается фактом: в последнее время вооруженная толпа стала приобретать черты организованной силы, а экипировка командиров повстанцев обогатилась ультрасовременными армейскими рациями.

При этом на бывшую базу вооруженных сил Ливии продолжают ежедневно приходить сотни мужчин, желающих научиться обращению с оружием. Там также идут тренировки, но ведут их не иностранные специалисты, а местные - из числа бывших офицеров. После недолгого обучения многие самостоятельно отправляются на фронт - "воевать за свободу".

В то же время в других, "мирных", сферах у оппозиционеров дела идут еще лучше: на улицах Бенгази появились одетые в новую форму полицейские, к работе повстанческого правительства присоединились специалисты по финансам, экономике и нефтяному сектору, мало-помалу восстанавливается нормальная работа социальной сферы. Более того, у оппозиции появился свой спутниковый телеканал, Катар взялся продавать нефть из восточной Ливии, а дипломаты повстанцев добились еще одного важного успеха: Италия признала Национальный переходный совет единственным законным представителем ливийского народа.

Официальные власти продолжают кормить людей в западной Ливии пропагандой о том, что в Бенгази бесчинствуют банды террористов, и о скорой своей победе над ними. Но о реальном положении вещей руководство джамахирии, конечно, прекрасно знает. Успехи оппозиции не могут не волновать Каддафи и его окружение.

Складывающаяся ситуация должна быть им особенно неприятна на фоне того, что изо дня в день режим теряет военную мощь. Военная победа, казавшаяся столь близкой, ускользает из рук. Авиация НАТО разбомбила все основные склады боеприпасов и военной техники, новых поставок нет и не предвидится. На оставшемся повоевать, конечно, можно, но не так долго, как планировалось. Повстанцы же, наоборот, только набирают силу, структурируют свои войска и вот-вот получат от Запада оружие (если, конечно, поставки уже не начались).

Кроме того, из-за эмбарго поток нефтедолларов в Триполи остановился. В западной Ливии начались перебои с топливом и другими товарами первой необходимости. Причем с течением времени положение будет ухудшаться. Ливийские власти решили как-то договариваться. Пока не стало слишком поздно.

Сначала не выдержали нервы у министра иностранных дел Мусы Кусы. После продолжительных переговоров с британцами он, прикинувшись больным, сбежал в Лондон. Вслед за ним туда же отправился Мохаммед Исмаил - личный секретарь Сейф аль-Ислама Каддафи (сына лидера джамахирии). О том, с какими предложениями он обратился к Западу, точной информации нет.

Однако газета The New York Times через свои источники узнала, что Сейф аль-Ислам не против занять место главы страны, отправив отца на заслуженный отдых. При этом Каддафи-младший якобы пообещал провести в Ливии демократические реформы. Западу выдвинули одно только условие - прекратить поддерживать повстанцев и бомбить правительственные войска.

Почти сразу за этим в вояж по странам восточного Средиземноморья отправился замминистра иностранных дел Ливии Абдулати аль-Обейди. В Греции, куда он приехал первым делом, после его отбытия рассказали, что "режим, похоже, ищет выхода из сложившейся ситуации". В программе турне аль-Обейди также значатся Турция и Мальта.

Активность ливийских дипломатов не оставляет сомнений: в Триполи прекрасно осознают, что Западу долгая война в Ливии совсем не нужна. Поэтому Каддафи решил воспользоваться ситуацией сейчас, пока его позиции все еще сильны, чтобы выторговать мир на приемлемых для себя условиях.

Однако оппозиционеры в Бенгази, чувствуя за собой крепнущую поддержку мирового сообщества, начали говорить более уверенным тоном. Узнав о предложениях Сейф аль-Ислама, там заявили, что любое мирное урегулирование должно включать в себя не только прекращение насилия, но и уход всей семьи Каддафи из власти. Причем второе является обязательным условием.

В этой ситуации сторонникам ливийского режима остается только уповать на то, что Запад, уставший от дорогой и не очень понятной войны, сумеет уломать своих протеже в Бенгази и снизить планку их требований. Впрочем, пока на такое развитие событий ничто не указывает: Лондон, Вашингтон, Париж и Рим в один голос заявляют, что с членами семьи Каддафи никаких разговоров быть не может. Они должны уйти.

Если учесть, сколько сил, денег и времени Запад уже пожертвовал на поддержку повстанцев, можно сделать вывод: настроены там очень серьезно.

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0114 августа

Чемпионат эмира

Эту маленькую арабскую страну ненавидят соседи. Она слишком много себе позволяет