Сирийская эволюция

Дамаск снял режим ЧП, действовавший полвека

Министр внутренних дел Сирии Мухаммад Ибрагим аш-Шаар 19 апреля заявил, что правительство страны решило отменить режим чрезвычайного положения, действовавший в стране с 1963 года. После того, как соответствующий закон будет подписан президентом, страна вступит в совершенно новый этап своей истории.

Режим чрезвычайного положения был введен сразу после государственного переворота, в результате которого к власти пришла нынешняя правящая партия - "Баас". Сначала ЧП оправдывалось необходимостью наведения порядка в стране и борьбой с "врагами революции", затем его продлевали из-за частых войн с Израилем под предлогом необходимости борьбы со шпионами, потом его оставили просто так.

Какой была Сирия без ЧП, сейчас уже мало кто помнит. Даже действующий президент - Башар Асад - родился спустя два года после его введения. Чрезвычайное положение стало вполне обычным, что официальный Дамаск полностью устраивало.

Полномочия, которые предоставлял режим ЧП полиции и службам государственной безопасности, позволял властям полвека править страной по своему произволу. Цензура в СМИ, отсутствие оппозиционных партий и запрет на проведение массовых акций протеста только облегчали задачу. Сирию называли "Северной Кореей арабского мира", намекая на несменяемость ее режима, полностью лишенного какой-либо оппозиции.

Но все изменилось в 2011 году. По арабским странам одна за другой прокатились революции. Где-то (как в Египте и Тунисе) они достигли успеха, где-то (как в Йемене и Ливии) все еще продолжаются. Комментируя эти события, Башар Асад заявил, что его страна обладает иммунитетом против подобных выступлений, так как кто-то, а он-то уж точно не является американской марионеткой.

Однако, как оказалось, людей выводило на улицы не только недовольство внешней политикой или экономической ситуацией в их странах. Главным требованием всех арабских восстаний стало предоставление гражданам больших политических прав. Проще говоря - люди сами хотели управлять своей страной, а не полагаться на прогнившие диктаторские режимы, которые давно погрязли в коррупции и имеют слабое представление о нуждах простых граждан.

Сирийский режим, существующий вне критики и политической конкуренции долгие десятилетия, без сомнения, к числу таких режимов относится. Однако президент Асад - как человек относительно молодой и не успевший еще "наломать дров" - пользуется определенным уважением в обществе. Поэтому требования людей, недовольных своей жизнью, поначалу ограничивались только стремлением расширить политические свободы, искоренить кумовство в высших эшелонах власти и улучшить условия жизни простого народа.

Ситуация изменилась, когда солдаты и полицейские начали стрелять по демонстрантам. Тогда среди протестующих вовсю зазвучали лозунги о смене режима. Власть, не дожидаясь повторения египетских событий, объявила, что в стране пройдут важные реформы. В числе прочего было анонсирована и отмена чрезвычайного положения. Но время шло, а конкретных действий все никак не было. В этой ситуации стихнувшие было демонстрации возобновились. Причем так, что в воздухе, минуя египетскую стадию, сразу запахло Ливией.

В Хомсе - третьем по величине городе страны - после очередной стычки с полицией, во время которой погибли люди, народ обозлился окончательно. После похорон десятки тысяч человек вышли на главную площадь, явочным порядком переименовали ее в Тахрир (Площадь Освобождения), провели совместную молитву и уселись - просто на проезжей части, на бордюрах - кто где. При этом они провозгласили, что никуда не уйдут, пока президент не подаст в отставку. Некоторые разбили палатки, привезли еду и воду и собрались сидеть там до конца.

Но конец наступил довольно скоро. С наступлением темноты многие ушли по домам. В этот момент на площади появились полицейские, которых до этого не было видно. Сначала из громкоговорителей людям приказали разойтись. Оставшиеся горожане и не думали подчиняться, более того: стали вызывать из домов тех, кто уже ушел. Тогда силы правопорядка открыли по толпе огонь на поражение.

Сколько именно человек было убито, точно никто не скажет. Одни говорят, что четверо, другие настаивают, что погибли десятки. На ночных видеороликах из Хомса запечатлены сцены полного хаоса, разрезаемого автоматными очередями. Протестующих разогнали, однако, по словам очевидцев, после всего этого настроения жителей города можно описать одним словом: ярость.

Полуторамиллионный Хомс - это не Дараа, где живет чуть более 70 тысяч человек. Если даже жители мелкого городка, невзирая на жертвы, раз за разом выходили на протесты и кое-чего добились, то исполненный злобой мегаполис - это совсем не шутки. Восстание там - это очень серьезно.

В этих условиях режим пошел на выполнение двух важных требований митингующих - отмену режима чрезвычайного положения и роспуск суда по делам о государственной безопасности. Дело, конечно, хорошее. Но сейчас, после гибели стольких людей, многим этого будет недостаточно. Хомс пока не готов отказаться от лозунгов об отставке Асада и смене власти.

Власти это понимают. Видимо, поэтому одновременно с пряником сирийцам презентовали и кнут: запрет на проведение любых массовых протестов, которые ставят под угрозу "безопасность граждан и стабильность страны". В переводе с дамасского - запрет на антиправительственные выступления. Любому, кто ослушается, пообещали ознакомление со "строгостью сирийского закона".

Сейчас пока сложно сказать, насколько принятые правительством Сирии меры сработают. Реформы, обещанные народу еще в марте, сильно запоздали: слишком много крови утекло с тех пор. Сможет ли жизнь в новых условиях - без чрезвычайного положения - успокоить сирийцев, пока не известно.

По всей видимости, ответ на этот вопрос все узнают в ближайшую пятницу - день, когда по всему арабскому востоку уже по традиции проходят демонстрации против действующих властей.

Мир00:0113 ноября

«Здесь мы можем жить как хозяева»

Мексиканские нелегалы захватывают США. Почему их боятся?